Классовая борьба

Тема

Чекмаев Сергей

Сергей Чекмаев

Ожесточенные классовые бои происходили и в других странах.

История КПСС, гл. X, стр. 296.

История - это наука о том, каким должно было быть прошлое

Все началось с пары открытых столкновений. Индивидуальная сила против массового напора. Млеки просчитались. Главным оружием дино были не их ужасные размером со среднего млека зубы-кинжалы, и даже не могучие боевые хвосты стегозавров. Главным оружием были ноги. Млеки понесли тяжелейшие потери и, поняв это, быстренько попрятались по норкам и дуплам, оставив на поле сражений почти полмиллиона раздавленных. В те дни земля была полна крови, а слипшаяся, отяжелевшая трава не шелестела на ветру.

Дино праздновали победу: "Ясно теперь, кто на Земле хозяин?!"

А потом млеки доказали, что их рано списывать со счетов. У них оказались прекрасные командиры, которые быстро поняли свою ошибку. В открытом бою млекам не победить. Но и сдаваться было нельзя - млеков становилось все больше, скорость воспроизводства у них была просто невероятной, нужны были пища, вода, новые пространства. В Подземных Укромах становилось тесно.

Тогда кто-то из вожаков юрких наземных грызунов предложил план. Надо отдать должное - некоторых поначалу даже замутило, настолько жестоким он оказался. Кто-то пытался спорить, но большинство быстро поняли выгоду плана. Млеки, теплокровные млекопитающие, могли двигаться и ночью, им не приходилось, как дино, гигантским рептилиям с холодной кровью, впадать в ночное оцепенение-анабиоз. И они этим умело воспользовались.

Едва солнце опустилось за горизонт, как раздался отчаянный, воинственный, многоголосый писк смерти. Сотни тысяч млеков вышли из своих убежищ, и задвигались в траве маленькие тени, зашуршали ветки, засверкали в зарослях гирлянды глаз, дробно застучали по земле легкие шажки. Была резня. В первую ночь на севере материка погибло больше двух сотен спящих дино, во вторую, пока страшные вести с севера еще бежали на быстрых ногах орнитомимов, на востоке, на обильных Равнинных пастбищах, ночные убийцы полностью выгрызли четыре стаи. Млеки действовали с запредельной жестокостью: маленькие, юркие грызуны выедали спящим дино глаза, объедали ноги, перегрызали важные артерии (ночью это было не так опасно, но утром жертва истечет кровью до того, как поймет, что происходит). Перепачканные в крови полосатые, пятнистые, серые и рыжие шкуры живым одеялом укрывали спящих исполинов, чтобы никогда уже не дать им проснуться. Немощные челюсти и крошечные коготки млеков трудились до рассвета, до первых лучей солнца, оставляя за собой лишь мертвые туши.

Разъяренные дино ответили террором на террор. Вожаки игуанодонтов, трицератопсов и стегозавров вывели свои стада на Южную, Узкую и Сухую долины, где располагались основные поселения грызунов. Под землей, естественно. Там, на глубине нескольких метров, испещренная бесчисленными ходами и норами земля кишела ненавистными млеками. Дино прошли все три долины из конца в конец ровным строем, намеренно сильно топая ногами. Некоторые даже пытались неуклюже подпрыгивать. Глава стегозавров цинично назвал эту операцию "зачисткой". Количество жертв так и не смогли подсчитать. По самым скромным расчетам командования млеков погибло около пяти миллионов. В основном самки и детеныши.

Теперь пути назад не было. Обе стороны считали единственным выходом полное истребление ненавистных врагов. Даже те, кто призывал к переговорам, к попыткам мирного решения проблемы - мол, даже после падения Глыбы места хватит на всех, надо просто спокойно договориться, - затихли. Стало ясно: или мы, или они.

Через месяц, пока млеки скрытно концентрировали силы, дино попытались предпринять еще одну похожую акцию. В плодородной почве Прибрежной полосы тоже скрывались бесчисленные норы. Тактика "зачистки" оказалась удачной, почему бы ее не повторить? Молодой, амбициозный вожак прибрежных стегозавров хотел добиться полной победы. Он не просто решил вывести в поле все свое стадо и подчиненные кланы трицератопсов, но и договорился со старейшинами диплодоков. Конечно, гигантские диплодоки слишком велики даже по меркам самих дино. Многие зрелые особи так тяжелы, что даже не могут передвигаться по суше. Вся их жизнь проходит по шею в воде, где диплодоки медлительно и методично пережевывают кипы водорослей. Честно сказать, наземные дино считали этих гигантов тупыми тормозами, но их чудовищной массой в предстоящей операции нельзя было пренебрегать. Старейшины дали себя уговорить и отпустили на войну молодняк, не слишком еще тяжелых дино, способных передвигаться по суше. Молодые диплодоки, наслушавшись сплетен о Великой Войне, горели небывалым для холоднокровных энтузиазмом, для них это было нечто вроде игры.

Командир стегозавров довольно встопорщил наспинные костные пластины, посылая свои отряды на "зачистку". В центре, бок о бок, двадцать шесть диплодоков, по бокам, от кромки Океана и до маячивших на горизонте скал грузно топтались сдвоенные колонны стегозавров и трицератопсов. Смерть млекам!

Однако их ждал неприятный сюрприз. Командование млеков прознало о готовящейся акции, успело незаметно вывести мирное население, а в пустые норки хлынул поток подземных грызунов - свирепых прокротов, слепых, ориентирующихся в темноте по звуку и сотрясению грунта.

Когда в разверзшуюся под ногами яму-ловушку рухнул первый диплодок-подросток, его только подбодрили сочувственным ревом и пообещали вытащить, когда "все закончится". Но потом... Потом дино стали исчезать в подземных ловушках один за другим. Низкие трицератопсы проваливались с головой, и юркие подземные мстители бывало успевали засыпать их заживо, до того, как поспевала помощь. Стегозавры мучительно боролись с земляной ловушкой. При помощи хвостов и товарищей некоторые выбирались на поверхность, чтобы тут же попасть в новую яму. Хрустели ломающиеся кости, ножные суставы, сплющенные небывалой нагрузкой, отказывались служить. Хуже всего пришлось брахиозаврам, из-за своего веса, провалившись даже в небольшую яму, выбраться они уже не могли, да и добровольные помощники из стегозавров, из тех, кто еще не потерял голову от страха, мало что могли сделать. Слишком уж тяжелы их несчастные союзники. А потом помощников не осталось. Кому повезло не провалиться - в ужасе бежали, бросая искалеченных товарищей на произвол судьбы. Многие из них были еще живы и барахтались в ямах до неизбежного прихода ночи. А ночью пришли маленькие убийцы.

Потери были ужасны. Вожак стегозавров, не вынеся позора, бросился со скалы. Почти уничтоженные Прибрежные стегозавры отступили в долины, к сородичам, неся новость о разгроме. Трицератопсы еще долго вели неравную битву с млеками, постепенно сдавая позиции, пока последние из них не были уничтожены во время очередной Кровавой ночевки.

Дино, ослепленные гордостью, не искали себе союзников, млеки же, понимая, что дикую разницу в размерах можно возместить только численностью, не оставляли попытки привлечь на свою сторону новых друзей. Первыми на их стороне выступили рыбы, которым надоело владычество ихтиозавров и плезиозавров на Великих Отмелях. Плавающие ящеры потребляли столько пищи, что хищным рыбам приходилось сидеть на голодном пайке, да и сами они частенько попадали водным дино на завтрак. Так что рыбы имели на дино серьезный зуб, как в прямом, так и в переносном смысле. И плохо пришлось ихтиозаврам, когда со всех сторон на них набрасывались орды маленьких зубастых пастей, бороться с которыми не было никакой возможности. Плавающих дино вошедшие во вкус рыбы истребили с такой скоростью, что вожакам наземных стад даже некому было принести эти ошеломляющие новости. Млеки сработали на опережение, лишив дино морской связи и важного источника добычи - у наземных дино был договор с ихтиозаврами о снабжении морской пищей. Кто-то в штабе дино, планируя дальние походы, предусмотрел, что отряды ящеров могут войти в Бесплодные Земли, оставшиеся после падения Великой Глыбы. Питаться там нечем, снабжение армии будет затруднено, вот тут-то и помогли бы морские коммуникации и ихтиозавры-снабженцы. Теперь эти планы потерпели крах. Только через много месяцев стал понятен гибельный смысл этого вроде бы периферийного поражения.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке