Неблагодарный

Тема

Думбадзе Нодар

Нодар Владимирович ДУМБАДЗЕ

Рассказ

Перевод З. Ахвледиани

Столетие Гудули Бережиани прошло как-то незаметно. И немудрено: на сельском кладбище покоилось столько его однофамильцев, достигших полуторавекового возраста, что соседи могли и не вспомнить про Гудули. Да что там соседи - свой день рождения прозевал и сам Гудули.

...В то утро Гудули встал вместе с петухом Лонгинозом. Первая его реплика была адресована соседскому псу:

- Ну, как, сколько яиц ты собираешься утащить у меня сегодня?.. Пшел, не путайся в ногах, обжора!

Затем последовал выговор сошедшему с жерди петуху:

- Чем будить меня чуть свет, присмотрел бы получше за своим гаремом! Наставит тебе рога петух Ардалиона Брокишвили - будешь тогда кукарекать!

Покончив с петухом, Гудули спустился с балкона и вошел в кухню. Стоя на коленях у очага, он разгреб засыпанные золой уголья, набросал сверху сухого хвороста и стал раздувать пламя. Потом поставил на огонь медный кувшин с водой. Подождав, пока вода согреется, налил ее в горшок для молока, засучил правый рукав и направился к хлеву. Привязанная к яслям корова взглянула на хозяина огромными задумчивыми глазами и замычала.

- Здравствуй, здравствуй! - приветствовал Гудули корову и шлепнул ее по крупу. Кирова перестала жевать жвачку, медленно поднялась и стала покорно ждать, когда Гудули приступит к дойке. Тот подтолкнул к корове трехногий стульчик, присел на него и взялся за увядшее коровье вымя. В горшок полились тоненькие струйки молока. Удой оказался небольшим.

- Совсем ты расклеилась, бедняжка! - упрекнул корову Гудули.

- Что делать, дед, состарилась я! - попыталась она оправдаться.

Гудули распахнул ворота и пустил корову в убранное кукурузное поле.

- Иди, жри!.. Не корова ты, а коза паршивая, чтоб волки тобой подавились!.. Иди!

...Корова нехотя щипала жухлую траву...

- Здравствуй, Гудули!

Гудули сидел на лестнице оды, держал на коленях горшок с молоком, глядел на медленно всплывавший между гор золотой диск солнца и ни о чем не думал.

- Здравствуй, Гудули!

Гудули оглянулся на голос. Под грушей, скребя затылок, стоял Уча Мелимонадзе.

- Не Гудули, а дед Гудули! Сколько раз я тебе говорил, сопляк?

- Здравствуй, дед Гудули!

- Здравствуй!

- Мама просила тебя угостить меня вареньем!

Гудули улыбнулся:

- Может, молоком?

- Нет, вареньем!

- Ну, так знай: не выпьешь молока - не есть тебе варенья!

- Покажи...

Гудули протянул горшок.

- А мама говорит: будешь пить Гудулино сырое молоко - заболеешь бруцеллезом. Вот!

- Много твоя мама понимает! Ты поговорку про женский ум слыхал? То-то!.. Гм, сырое молоко! Если хочешь знать, я всю жизнь только и пил что сырое молоко! Понятно тебе?

- Ну, ладно, так и быть...

Уча вздохнул и...

Глядя, как молоко с бульканьем наполняет животик мальчика, Гудули еле сдерживал смех. Наконец Уча оторвался от горшка, фыркнул, рукавом вытер губы, вернул горшок Гудули и взмолился:

- Подсоби хоть немного...

Гудули молча взял у мальчика горшок.

- Слышь, Уча, а в школу ты сегодня не собираешься?

- А сегодня воскресенье! - блаженно улыбнулся тот.

- Суббота сегодня! - нахмурился Гудули.

- Да нет же, воскресенье, - повторил Уча.

- Неуж... Ах ты, боже мой! Как же это я, старый дурак, сплоховал! Гудули в сердцах стукнул себя рукой по колену.

- Да что тут такого, дед Гудули? Суббота, воскресенье - не все ли равно? В школу ты не ходишь и на работу тоже... - успокоил старика Уча.

- Погоди! А какое сегодня число?

- Число - 28-е, день - воскресенье, месяц - ноябрь, год - 1970-й! отрапортовал Уча.

- Ах, горе мне! - воскликнул Гудули и встал.

Не обращая внимания на оторопевшего мальчика, Гудули вошел в комнату и уставился на висевший у изголовья его кровати календарь. Долго, не сводя глаз, смотрел он на календарь, потом оторвал листок и вернулся на прежнее место.

- Что случилось, дед Гудули? - Уча сбоку подсел к Гудули, оперся рукой о его колени и снизу вверх метнул на старика удивленный взгляд. Не отвечая мальчику, Гудули извлек из кармана очки, надел их и, не пропуская ни слова, стал по слогам читать с листка календаря:

28 ноября

Воскресенье

Восход солнца - 8.06

Заход солнца - 17.32

Долгота дня - 9.26

Новолуние - 24 ноября

Восход луны - 10.55

Заход луны - 20.31

Затем он так же внимательно ознакомился с содержанием обратной страницы:

Знаете ли вы?..

За один день человек делает около 20 тысяч шагов, за год

около 7 миллионов, а за 70 лет - около 5000 миллионов шагов, что

примерно составляет расстояние от Земли до Луны.

Гудули взглянул вверх и увидел солнце. Затем он посмотрел на запад и увидел ущербную луну. Солнце и луна были на небе вместе, одновременно, но Гудули в ту минуту луна почему-то показалась более далекой.

Он продолжал читать:

Расстояние от Земли до Луны - 384 тысячи километров - в 9

раз превышает длину экватора. Следовательно, за 70 лет человек

мог бы 9 раз обойти по экватору земной шар.

У Гудули закружилась голова...

- За 70 лет - 9 раз... А за сто лет? Десять, одиннадцать, двенадцать раз...

Он взглянул на свои исхудалые, костистые, дрожащие колени и вдруг почувствовал такую страшную, смертельную усталость, словно только что завершил свой двенадцатый круг по экватору.

- А, вы слышали? Если бы мы за эти сто лет шли от нашего села через Озургети на Батуми, Москву, потом - в Германию, оттуда - в Америку, потом, с обратной стороны, в Японию, оттуда в Озургети и домой, - мы бы двенадцать раз обошли матушку Землю... А? Понимаете?

Он ласково погладил свои колени и продолжал:

- Этого не случилось... Землю мы не обошли... Но, видит бог, мы не знали ни минуты отдыха... - Гудули улыбнулся. - Что же это получается? Топтались на месте?.. Много же мы исходили! Ау, какую сеть сплели!.. Не жалуюсь! Я благодарю вас и за то, что вы все эти сто лет без устали носили меня по дворам, по соседям, по селу... Спасибо, большое вам спасибо! Гудули еще раз погладил колени.

В восемь часов утра 28 ноября 1970 года Гудули Бережиани исполнилось сто лет. Вспомнил об этом старик, и сердце его судорожно затрепыхалось, словно пойманная пташка. Гудули испугался. Такое было с ним в дни молодости - перед соревнованием в стрельбе или во время скачек, когда он садился на коня. Бывало так и перед началом состязаний по борьбе, где неизменными его соперниками были братья-близнецы Керкадзе, а неизменным зрителем - их сестра Талико. Тогда точно так прыгало и трепетало его молодое сильное сердце. А теперь Гудули испугался. Он схватился рукой за грудь и замер... Вся мудрость пробежала перед глазами Гудули за эти несколько минут... А потом все стало на свои места. Сердце улеглось, успокоилось и продолжало свою обыкновенную, размеренную и невидимую работу. Гудули вздохнул полной грудью и почувствовал, как его легкие наполнились прохладным чистым воздухом. Он с облегчением вытер рукавом выступивший на лбу пот, еще раз вздохнул и улыбнулся.

- Благодарю тебя, большое тебе спасибо! - сказал он и ласково погладил свое сердце.

Гудули спустился во двор, по тропинке проковылял к груше и уселся в ее тени. Уча неотступно следовал за ним.

- Разве груше не больно? - спросил Уча, вытаскивая из дерева воткнутый в него острием топор.

"Началось, - подумал Гудули, - теперь только успевай отвечать на его вопросы!.."

- Ну, дорогой, если уж и деревья начнут испытывать боль от топора, пропал тогда человек - никогда не искупить ему свои грехи!

Гудули ждал нового вопроса, но Уча молчал. Он осторожно провел пальцем по отточенному лезвию топора и проговорил про себя:

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора