Огонь небесный (3 стр.)

Тема

– - Проще говори, профессор!

– - Не перебивайте! Я делаю объявление. Прошу не разглашать. Этой ночью отмечено вторжение в воздушное пространство нашего города целого ряда неопознанных объектов. Был объявлен розыск. С применением спецсредств. И что же? Искали-мычали, котов пугали! Так и не нашли ничего. Разве они могут что-нибудь найти? Всю страну из-под носа разворовали!

– - Кто? Менты, что ли? -- вздумал уточнить сантехник.

– - Менты страну разворовали? -- не понял вопроса Леонид.

– - Инопланетяне разворовали! -- подсказала Анжелочка.

– - Боже, что вы за люди, -- бормотал Бух. -- Пороть и мозги вправлять…

– - Закрома родины опустошены христопродавцами! -- врезал ему сантехник.

– - Милиция до утра разъезжала, инопланетян искала, -- сообразил Леонид.

– - Менты -- это милиция! -- блеснула эрудицией Анжелочка.

– - В котором часу гудело? -- спросил ее Бух Бухич.

Время совпало. Узнав о том, Бух разволновался и потащил Анжелу в председательский кабинет. По телефону с научными кругами беседовать. Без свидетелей.

– - Спятил! -- сказал Остапович. -- Гул она слышала… Ну и что?

– - Может быть, тарелки эти над ее домом летали? -- предположил Леонид.

– - Ну да. И на крышу сели, -- съязвил сантехник.

– - На крышу? -- забеспокоился Леонид. -- Зачем -- на крышу?

– - А там их не видно. Спрятались! И окраску нужную приняли. Даже со спутника не разглядишь. Не в первый раз высаживаются на Землю!

– - Я домой пойду, -- сказал Леонид. -- Дела у меня.

– - А я пока останусь. Вытрясу из умника, что ему сородичи нашептали.

На том и порешили.

Выйдя из лифта, Леонид едва не наступил на пса Гаврылова, который с самым блаженным видом вынюхивал нечто, струящееся из закрытых дверей. Гаврылов прикрывал мудрые глазенки, вертелся, поскуливал, -- напрашивался в гости, хитрец. Леониду пришлось изображать собаконенавистника.

– - Хаюшки, папулечка! -- приветствовали его. -- Мамец звонил. Задержится она. У нее отчетность. Проходи, мой руки, я тут наготовила ой-ей-ей всего!

– - Что за речь! -- строго сказал Леонид. -- На каком языке разговариваете вы, дети наши?

– - Ну не на твоем же! -- и дочка показала ему язык.

– - Будешь дразниться -- дневник проверю! И всыплю! -- пригрозил он.

– - Ты точь-в-точь наш физкультурник: грозный взор, ужасный голос. А мы из него веревки вьем!

– - Рановато, -- пробормотал Леонид. Вспомнился вдруг дурацкий анекдот пошляка Остаповича. -- Рано вам из людей веревки делать, девочки.

– - Да? А ты знаешь, в чем назначение женщины?

– - Болтать без умолку? -- предположил Леонид.

– - Не угадал! Это совсем другое. Мужчина размышляет, женщина общается. Он молчит и думает о чем-то изо всех сил, пар в ушах шипит, а она просто набирает номер подруги и без пыхтения решает все свои проблемы. В том числе и мировые. Понимаешь, у женщин коммуникационный тип мышления!

– - Ты подкована на все копытца. Небось, "Космо" на уроки таскаете?

– - Слушай меня, папочка, слушай, учиться никогда не поздно… женщина создана для мирового…

– - Господства?

– - Равновесия! Ну вот, например, ты меня поучаешь и не догадываешься, что поучения свои за мной повторяешь. Я их тебе подсказываю! Потому что знаю, что подсказывать. Хорошая жена тоже должна всегда подсказывать мужу его мысли, а он ее должен за это еще больше любить. Муж сердит -- жена ласковое солнышко. Муж в хандре -- жена зубаста и кусача…

Где она этого набралась, -- думал Леонид, вполуха слушая щебет лицеистки. Экая философица с нежным голоском и розовыми щечками. Совсем ведь недавно плюшевыми медвежатами забавлялась. Просила купить ей братика.

– - Запад веками недооценивал роль женщины…

– - Переоценивал! -- не выдержал Леонид. -- Тоже мне женщина нашлась! А ну дневник неси! -- она взглянула удивленно и с обидой: "Какая муха папку кусила. Неужели даже он подвержен мужскому шовинизму. Я так классно говорила!" -- и молча повернулась к плите.

– - Ты классную речь толкнула, -- похвалил ее Леонид, воодушевившись видом "объедятины". О дневнике он больше не вспоминал. Девочка научилась готовке, освоила типовой сценарий "накорми своего мужчину", вот и рассуждает о женском, подумалось ему. Наивное, подражательное перевоплощение…

– - Знаешь, знание -- итог опыта, а не наоборот!

– - Значит, я зря восемь лет проучилась. Нужно было самой ставить опыты и по странам путешествовать. И "Войну и мир" тоже самой писать.

– - Ну что ты. Физика или география -- это не из головы выдумано. Этому нужно учить, потому что это не подведет. А с литературой сложнее. Книга должна ожить в тебе, только тогда от нее толк. Если при этом она еще никем не написана, напиши ее сама. Для себя, для других.

– - Знаешь что? Возьми наш учебник, почитай. Там от литературы остались рожки да ножки. Не люди там, а нарезанные кусочками персонажи.

– - Знаю. Меня тоже в школе приучали к каннибализму. Расчленяли текст, намазывали его идеями, обливали чем-то прокисшим, да и скармливали нам, горемычным. Глупо, конечно. На книге теорию не возведешь. Теорий полным-полно, да наш лунный царь вовсю смеется над ними. Меняет правила игры, то и дело подбрасывает нам неожиданности. Вредный он… Читай, учись, все это нужно, но только для того, чтобы было с чем сравнивать житие наше и видеть его немножко со стороны… -- Леонид выговаривал банальности, которые должны колдовским зельем влиться в кровь дочери. Сыворотка, прививка от скучной "правды жизни". От скучной, дикой и невозможной жизни, которой, как заразной болезнью, страдают наши современники.

Все те же иллюзии владеют юными. Те же шишки ждут их. Им кажется: жить -- все равно что на скейтах по улицам носиться. Огибая углы, ловко взлетая над барьерами. Им кажется: лад да любовь -- право человека, данное ему от рождения. Дар милостивых богов. Иначе, кажется им, и на свет появляться не стоило…

Дверь мироздания нависла над всеми нами. Ее почему-то нельзя открывать. Я книгу читал -- страшную сказку… не по своей воле пришлось побывать там… не совсем там -- поблизости… но это неважно. А что за книга? Чья она?

У Денискина спрошу, он библиофил. Девчонке дам почитать.

Взрослеет девчонка. Пора приобщать.

5

– - Откель пирожки? -- поинтересовался Кит.

– - Малая наготовила. Инстинкты в девке просыпаются. Кормить, наставлять.

– - С ними так. Моргнешь -- уже взрослые.

В каморке чердачной было тепло, светло и уютно. Леонид поразился, обнаружив здесь телевизор, -- хотя, что удивительного? И мебель была, и электричество. Как на даче. Каморку свою Кит запирал, вещи прятал, уходя. Да и не шастал по этим местам никто, кроме котов и детворы.

– - День на прибавку повернул, -- сообщил Кит. -- Вот за это и выпьем.

Крякнули. Кит наливал щедро.

– - Примерь, -- потребовал Леонид. -- Вдруг малы будут.

– - Ты мне принес или кому?

– - Сказал -- тебе!

– - Тогда не суетись. Не подойдут -- отдам кому нужнее…

– - Ладно. Ты слышал, инопланетяне над нами носятся?

– - И слышал, и видел. Нынешней ночью. Потому и побудку проспал.

– - Что ж молчал?

– - Не к слову было. А сейчас -- в самый раз. После второй хотел тебе признаться, да ты опередил… Что делать?

– - Наливай!

– - За братство народов Галактики!

– - За мирное существование отцов и детей!

– - За сбычу мечт!

– - И пусть всем будет хорошо!

– - А я в инопланетян не верил, -- вздохнул Леонид, -- я их выдумкой считал.

– - И правильно. Верить можно только собственным глазам. И еще мне. Но мне -- с осторожностью.

– - Что же твои глаза ночью видели?

– - Диски над городом летали. Это я потом разглядел, что диски. А сперва, казалось, змейки огненные носятся. То в вышину уйдут, то вниз бомбами. У них огоньки по ободу, в два ряда, очень похоже на яркие окна.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке