Дело о хургадских любовниках

Тема

Андрей Константинов

Рассказывает Глеб Спозаранник

Спозаранник Глеб Егорович, 30 лет, молдаванин. Один из самых квалифицированных сотрудников АЖР. Образцовый муж, отец троих детей. В прошлом кандидат физико-математических наук. Прежние навыки — строгое следование логике, педантизм, дисциплинированность — пытается привить подчиненным. Жесткий и требовательный к себе и другим. Отношения в коллективе сложные в силу перечисленных выше особенностей его характера.

(Из служебной характеристики)

Я еще раз вчитываюсь в милицейскую сводку: «…Убит Олег Краснов, генеральный директор „Информпресс"… Московский, 184… Контрольный выстрел в голову… Макарова с глушителем… С площадки первого этажа… Поджидал свою жертву в нежилой квартире… Следы вскрытия замка…»

Убийство явно не рядовое, прихожу я к выводу, Краснов — владелец крупнейшей в городе фирмы по распространению периодической печати. Наверное, кто-то из конкурентов заказал… и с этими мыслями направляюсь в отдел к своим орлам.

— …Ми, Лордкипанидзе, в нэволе нэ размножаемся… — слышу голос Зураба, громкий смех и открываю дверь.

Двухметровый Гвичия, ухмыляясь и тараща глаза, стоит в центре комнаты и рассказывает очередной грузинский анекдот. Нонна и Макс, оторвавшись от мониторов, слушают Зурабика, довольного произведенным эффектом. Зудинцева и Модестова в комнате нет, и я машинально пытаюсь вспомнить, куда их направил.

— Не знаю, как там Лордкипанидзе, но вы, Зураб Иосифович, думаю, готовы размножаться где угодно, — поправляя очки, говорю я бывшему майору-десантнику, и мой взгляд натыкается на недоеденное пирожное на столе Нонны Железняк.

— Нонна Евгеньевна, вы зря смеетесь, вводить пищу в организм нужно в буфете, а не на рабочем месте. Насекомых скоро, здесь разведете…

— Глеб Егорыч, разрешите, я наведу порядок? — бросается на защиту женщины потомок грузинского князя, и пирожное мгновенно исчезает у него во рту. — Извини Нонночка, но тараканов уже не будет.

Гвичия вытирает руку о джинсы, берет со стола пачку сигарет и вопросительно смотрит на меня.

Минут десять мы обсуждаем скудную первичную информацию об убийстве Краснова, я набираю на компьютере план расследования и ставлю задачу каждому из подчиненных. Нонну направляю на место преступления для опроса соседей, Зудинцев и Каши-рин будут добывать информацию у своих бывших коллег, сыщиков УГРО

* * *

Прошло две недели. Папка «Информпресс» с распечатками добытой информации продолжает пухнуть, а мы по-прежнему в недоумении — кому была выгодна смерть Краснова? На самом деле, судя по всему, выгодна она была многим, но… В управлении уголовного розыска и РУБОПе считают, что заказ на Краснова мог поступить от Георгия Георгиевича Гурджиева, питерского «олигарха», известного в определенных кругах под именем Жоры Армавирского. «Заказчиком», впрочем, мог быть и его вечный соперник, бывший «смотрящий» по Питеру, Алексей Роландович Калугин, он же — Леха Склеп.

Гурджиев, в отличие от Калугина, никогда не скрывал своего желания обзавестись в дополнение к собственному телеканалу и нескольким газетам раскрученной фирмой по продаже СМИ. Однако, размышляю я, хотя и были в прошлом попытки у людей Жоры прибрать к рукам «Информпресс», слишком уж на поверхности эта версия… Который вечер я ломаю голову над этим вопросом и не нахожу ответа…

— Глеб Егорович, кажется, что-то проясняется, — врывается в мой кабинет Безумный Макс, и я даже на расстоянии чувствую исходящие от него пивные ароматы, — есть информация, что Краснова заказал Сбитень.

— Максим Викторович, доложите членораздельно, что вы узнали, — останавливаю я Кононова, — и когда вы наконец перестанете употреблять пиво в рабочее время?

— Глеб Егорыч, ей-богу, так было нужно, — оправдывается Макс, — встречался с источником в пивбаре на Невском, не пить же мне там кофе глясе…

Из сбивчивого рассказа Кононова я узнаю, что он встречался с предпринимателем Владимиром Федоровичем Иванченко, который когда-то начинал свой бизнес с Олегом Красновым. Вроде бы у них фирмочка была совместная, но потом распалась и пути бывших коллег разошлись. Иванченко начал удачно заниматься антиквариатом и через пару лет стал вхож как в околокриминальные крути, так и в круги крупных дельцов и депутатов Законодательного собрания города. Оно и понятно — те, у кого мошна ломится от денег, непременно интересуются антиком.

А примерно за неделю до убийства Краснова он совершенно случайно подслушал разговор в бане. В какой, конечно, не сказал. И ежику понятно, что не в муниципальной. Там был один из братьев Карпенко, депутат ЗакСа, и Вячеслав Сбитнев, бывший вор в законе. О чем был разговор Сбитня с двумя не знакомыми Иванченко мужиками, он не слышал — говорили они тихо. Но донеслась одна фраза, громко сказанная выпившим Сбитнем:

— Когда вы, мудаки, наконец разберетесь с «Информпресс»? Сколько можно возиться с этим ебаным Красновым? Надоело ждать!..

Я отсылаю Макса быстро набрать на компьютере справку о содержании разговора с источником и иду к Обнорскому. В кабинете шефа нет, нахожу его в буфете, где он азартно режется в нарды с Колей По-взло. Шеф недовольно отрывается от игры, когда я начинаю докладывать ему о результатах нашего расследования.

— Погоди, Глеб, не здесь, — говорит мне Обнорский, — давай через десять минут у меня в кабинете. Сейчас клизму Хохлу вставлю и доложишь подробно.

Я молча вздыхаю — начальник есть начальник, и он всегда прав. Недаром инструкция о правоте начальника висит в моем кабинете. Пункт второй гласит: «Если начальник не прав, смотри пункт первый…» Честно говоря, я во всем стараюсь подражать Андрею Обнорскому, который привнес много армейского в работу журналистов агентства. Почти военную дисциплину, штабную культуру в отработке документов, точность информации, необходимость оценки обстановки до принятия решения, расчет времени, сил и средств и многое другое. И мне это безумно нравится, что бы там не говорила моя жена о некоем моральном истязании подчиненных.

Единственное, что я не разделяю с Обнорским — это его увлечение нардами. Впрочем, несколько лет его службы на Ближнем Востоке, видимо, навсегда привили любовь к этой игре…

— Значит, так, Глеб, срочно пиши материал об убийстве Краснова в «Явку с повинной», — резюмирует Обнорский, когда я сообщаю ему о роли Вячеслава Сбитнева в этой истории, — и акцентируй внимание на Сбитне. У нас на него много чего есть. Резакова и Барсова из РУБОПа потереби дополнительно, они давно разрабатывают этого пидараса. Вот урод — из воров в законе полез в бизнесмены, интервью дает на каждом углу…

Шеф берет со стола коробку сигарет «Кэмэл», вертит в руках, достает сигарету, зажигает ее и, затянувшись, продолжает:

— Читал, наверное, в «Молодежке», как он соловьем заливался: «Мы, городские предприниматели, вместе с депутатами ЗакСа делаем все возможное для процветания Питера…» Козел! Если менты не могут его упаковать, мы откроем глаза общественности на этого уголовника…

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора