Дикие девушки

Тема

Ле Гуин Урсула

Урсула К.Ле Гуин

(C) 2003, Гужов Е., перевод.

I

Бела тен Белен отправился в набег с пятью товарищами. Кочевников возле Города не видели уже несколько лет. Жнецы с Восточных полей сообщили, что заметили дым костров за горами Дейварда, и шестеро молодых воинов объявили, что хотят посмотреть, сколько там стоянок. Они ничего не сказали о том, что будут нападать на стоянки. В проводники они взяли с собой человека Грязи, Беда Ханда, который родился кочевником в племени Дейварда, ребенком был захвачен в плен и приведен в Город рабом. Сестра Беда, Ната Беленда, была женой брата Белы, Ало тен Белена. Бед прежде уже ходил проводником против кочевых племен.

Воины шли и бежали весь день следуя руслу Восточной реки, текущей с гор. Вечером они подошли к горному гребню и увидели на равнине под собой среди заливных лугов и вьющихся потоков три кружка кожаных палаток кочевников.

"Они пришли на болота, чтобы собрать корни мадрута", сказал проводник Бед. "Они не планируют рейда на поля Города. Если б планировали, три лагеря стояли бы ближе друг к другу."

"Кто собирает корни?", спросил тен Белен.

"Мужчины и женщины. Старики и дети остаются в лагере."

"Когда люди уходят на болота?"

"Рано утром."

"Завтра, когда собиратели уйдут, мы спустимся к ближайшему лагерю", сказал тен Белен.

"Лучше пойти в лагерь, что за ним, в тот, что на реке", сказал Бед.

Тен Белен не ответил человеку Грязи. Он сказал своим товарищам: "Это его люди. Я думаю, его надо стреножить."

Они согласились, но никто из них не захватил оков. Тен Белен начал раздирать свою шапку на полоски.

"Почему ты хочешь связать меня, господин?", спросил Бед, прижимая кулак ко лбу в знак уважения. "Разве я не проводил вас к кочевникам? Разве я не человек Города? Разве моя сестра - не жена твоего брата? Разве мой племянник не твой племянник и бог? Зачем мне бежать из большого богатого города к этим безграмотным людям, что нищенствуют в дикости, едят мадрут и пресмыкающихся?" Но люди Короны не ответили человеку Грязи. Они связали ему ноги кусками скрученной ткани, обмотав узлы шелком так крепко, чтобы из нельзя было развязать, а только разрезать. Тен Белен назначил троим из них поочередно стеречь всю ночь.

Устав от дневной ходьбы и бега, юноша на вахте перед рассветом заснул. Бед вытянул ноги в угли костра, пережог шелковые веревки и незаметно ускользнул.

Пробудившись утром и обнаружив, что человек Грязи пропал, Бела тен Белен отяжелел лицом от гнева, но сказал только: "Он предупредит только эту ближайшую стоянку. Мы пойдем к той, что дальше, вон туда, на кручу."

"Они увидят, как мы идем по болоту", сказал Дос тен Хан.

"Нет, если мы пойдем по реке", ответил тен Белен.

Когда они спустились с гор на равнину, то пошли вдоль русел потоков, спрятанных в ивах и высоких камышах, что росли на их берегах. Стояла осень, но дождей еще не было, и вода текла достаточно мелко, чтобы они смогли пройти рядом с нею или вброд. Там, где камыш редел и рос низким, или поток расширялся и превращался в болото, они горбились и находили укрытие, какое могли. Никто на стоянках кочевников не заметил их подхода.

К полудню они подошли близко к самой далекой стоянке, что располагалась на невысоком травяном бугре, словно на острове, стоявшем среди болот. Они слышали голоса людей, собиравших мадрут на восточной стороне острова. Держась ближе к южной стороне, они прокрались в высокой траве и подошли к стоянке. Никого не было в круге кожаных хижин, кроме нескольких стариков и старух и многих ребятишек. Дети переворачивали корешки, разложенные на траве, а старики разрубали самые большие корни и раскладывали их на решетках над слабым огнем, чтобы ускорить сушку. Шестеро воинов Короны внезапно появились среди них с обнаженными мечами. Они перерезали горла старикам и старухам, а потом погнались за детишками, некоторые из которых убежали в болота, хотя другие остались непонимающе смотреть.

Все воины были юнцами в своем первом набеге, планов у них не было никаких. Тен Белен просто сказал им: "Я хочу пойти и убить несколько этих воров, да привести домой рабов", что показалось им хорошим планом. Но своему другу Досу тен Хану он сказал: "Я хочу добыть несколько новых девушек Грязи, в Городе нет ни одной, на которую мне хочется глядеть." Дос тен Хан понял что он думает о рожденной кочевницей красавице, на которой женился его брат. Все молодые воины Короны думали о ней и желали иметь ее или же девушку, такую же красивую, как она.

"Хватайте девочек", прокричал тен Белен остальным, и они побежали за детьми, хватая одну девочку за другой. Дети постарше в большинстве ускакали, как олени, только маленькие остались смотреть, или побежали чересчур поздно. Воины схватили каждый по одному или два ребенка, и притащили назад к центру стоянки, где на солнце лежали старики в своей крови.

Они не принесли с собой веревок, чтобы связывать детей, и им пришлось держать их. Одна маленькая девочка боролась так яростно, кусаясь и царапаясь, что воину пришлось выпустить ее, и она помчалась прочь, пронзительно зовя на помощь. Бела тен Белен побежал за ней, схватил ее за волосы и перерезал ей горло, чтобы заглушить вопли. Меч у него был острым, а ее шея - нежной и тонкой, голова ее запрокинулась от тела, удерживаемая только косточками позвоночника. Он бросил ее и вернулся к остальным. Он сказал им, чтобы каждый выбрал по одному ребенку, которого сможет унести, и следовал за ним.

"Куда нам бежать?", спросили они. "Эти люди сейчас придут." Ибо убежавшие дети все понеслись к восточной стороне горы, к болотам, куда ушли их родители.

"Снова пойдем по реке", ответил он и помчался бегом, унося девочку примерно пяти лет отроду. Он схватил ее за запястья и повесил на спину, словно мешок. Другие последовали за ним, каждый с ребенком, у двоих были дети всего по году-два возрастом.

Набег произошел так быстро, что у них была долгая фора перед кочевниками, которые уже неслись вокруг бугра, следуя за детьми, что убежали к ним. Воины смогли добраться до речного русла, где берега и камыши спрятали их от людей, высматривающих воинов с верхушки травяного островка.

Кочевники рассыпались по камышам и лугам на западе острова, выслеживая их на пути к Городу.

Но тен Белен повел их не на запад, а на юго-восток, вдоль речной протоки. Они бежали, семенили, просто шли, как могли быстро, по воде, илу и камням речного русла. Поначалу они слышали голоса далеко позади. Жара и солнечный свет заполняли весь мир. Воздух над камышами густел от жалящих насекомых. Их глаза скоро опухли и почти закрылись от укусов и жгучего соленого пота. Воины Короны не привычны переносить тяжести, и они обнаружили, что дети, которых они несут, довольно тяжелы, даже те, что маленькие. Они старались идти быстро, но шли все медленней и медленней вдоль вьющихся водных протоков, прислушиваясь к кочевникам позади. Когда дети хоть немного шумели, воины шлепали их или трясли, пока они не замолкали. Девочка, что нес Бела тен Белен, висела, как камень на его спине, и не испустила ни единого звука.

Когда солнце зашло наконец за горами Дейварда, это показалось им странным, ибо они всегда видели, как солнце встает из-за этих гор. Они далеко удалились на юг и оказались далеко на восток от гор. Почти с самого начала своего бега они не слышали никаких звуков преследования. Мошка и москиты стали еще гуще, когда к закату они вышли наконец к лугам посуше, где смогли повалиться на месте лежбища оленей, прятавшемся в высокой траве. Там они все лежали, пока свет не померк совсем. Большие болотные цапли летели над ними на тяжелых крыльях. Перекликались птицы в камышах. Люди слышали дыхание друг друга, писк и жужжание насекомых. Маленькие дети тихонько похныкивали, но не часто и не громко. Ибо дети кочевников привыкли к страху и к молчанию.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке