Под манящим куполом мессии

Тема

Белиловский Михаил

Михаил Белиловский

Куда ни обрати ты свой безумный бег,

В огонь тропический иль в стужу бледной сферы,

Будь ты рабом Христа или жрецом Киферы,

Будь крезом золотым иль худшим меж калек,

Будь вечный домосед,, бродяга целый век,

Будь без конца ленив, будь труженик без меры,

Ты всюду смотришь ввысь, ты всюду полон веры,

И всюду тайною раздавлен человек.

Шарль Бодлер

-1

Утопающий в зелени южный, четырехмиллионный американский город вырос на равнинной местности Техаса богатой лесными массивами и плодородными угодьями. На юго-востоке эта земля омывается водами Мексиканского залива. Жаркий, почти тропический, климат. Много тепла и влаги. Ливневые дожди совершенно неожиданно накрывают город и затопляют улицы до такого уровня, что глохнут двигатели автотранспорта, и водителям невозможно выбраться без посторонней помощи из застрявших в водном потоке машин.

Отцы города в борьбе с наводнениями, нисколько не смущаясь, и не боясь, что их назовут ретроградами, решили этот вопрос очень просто. Они не стали отводить воду в подземные дорогостоящие магистрали. Город пересекли вдоль и поперек достаточно глубокие каналы, одетые на центральных улицах в гранит. Построили во многих местах аккуратные пешеходные мосты, состояние которых регулярно проверяется, и по необходимости они ремонтируются. А вдоль основного канала, который проходит через город, раскинулась широкая зеленая полоса с многокилометровой асфальтовой дорожкой для пеших и велосипедных прогулок.

Яков и Элла приехали жить в Штаты совсем недавно, вслед за своими детьми, и чувствовали себя в этой стране еще неуверенно, сковано. Хотя им обоим было уже под семьдесят, но на свое здоровье почти не жаловались, и с самого начала рассчитывали на активную жизнь в новых условиях. Несмотря на солидный возраст и покрытую сединой голову, Яков оставался в форме, держался прямо, шагал уверенной походкой, при случае мог ради тренировки сердца преодолеть несколько этажей по лестнице вверх. Элла - небольшого роста черноглазая, чуть полная, миловидная женщина, отличалась бурным, неуемным характером. Поддержать разговор о хорошей новой книге или старом фильме тридцатых годов, ринуться в отчаянный спор о политике, проводимой сильными мира сего, сыграть в бридж, быть готовым помочь человеку советом или делом, - все это свойственно было ей.

В новой для них стране они еще не успели пройти все формальности, получить права и обзавестись машиной. В городе практически отсутствовал общественный транспорт. Собственный автомобиль намного облегчал жизнь. Здесь он был просто необходим. Яков еще с юношеских лет лелеял мечту о таком приобретении. Даже в последние годы, когда он уже занимал должность начальника производственного отдела завода, а Элла достигла уровня доцента кафедры истории одного из столичных институтов, мечта оставалась неосуществимой. Но в стране, где они собирались провести остаток своей жизни, вполне можно было рассчитывать на то, что она станет реальностью.

А пока что, в один из солнечных, жарких дней, когда на улице редко можно было встретить прохожего человека, супруги надумали сходить в магазин за покупками. Пройти нужно было по мостику, через канал, а далее метров двести-триста вдоль прогулочной дорожки. Таскать в руках сумки на обратном пути не приходилось. Здесь допускается использовать магазинные тележки. Специальная служба возвращает их потом обратно. Покупали они продукты по максимуму, чтобы не приходилось часто посещать магазин. Довольно емкий американский холодильник позволял им это делать.

На подходе к мостику, они наткнулись на небольшую группу людей, которые стояли по обе стороны асфальтовой дорожки, и оживленно о чем-то разговаривали. Некоторые из них в руках держали книги и предлагали их прохожим. Не оказались лишенными внимания и Яков с Эллой.

- О великой трагической ошибке эта книга. Возьмите ее в руки на досуге, - средних лет женщина говорила с техасским акцентом, и доброжелательно улыбалась, - она откроет вам факты из истории человечества, которые, несомненно, будут интересны для вас.

- Not so bad! - воскликнул круглолицый, веселый здоровяк, поглядывая на переполненную многочисленными покупками тележку, - The whole mountain of any meal! Wonderful, it is possible to sit all the month at home and to read our books1.

- Мы из России и английский знаем еще недостаточно хорошо.

- Oh, Man, no problem2! - подвижный, энергичный человек кинулся к машине, которая стояла у обочины дороги, с открытым багажником.

Через минуту Яков с Эллой держали в руках несколько английских и русских книг.

- All is free, - сказала женщина и спросила, - Where you from3?

- From Russia4.

- My God! From Russia? Nice to meet you! I'm Jennifer5. - протянула она руку и тут же представила своего товарища, - My friend rabbi Martin. Come to us on a Shabbat holiday, please6.

Живые, крупные глаза и доброжелательная улыбка, обнажившая плотный ряд белоснежных, прямых зубов, говорили о том, что Дженнифер осталась довольна собой, - она сумела уговорить двух пожилых людей обратить внимание на ее предложение ознакомиться с литературой, которую она им предложила.

Со своей стороны раввин Мартин дал волю своей профессиональной привычке изучать душу человека, с которым ему приходиться встречаться. Он стал осторожно, ненавязчиво интересоваться, давно ли супруги прибыли в Америку, есть ли у них дети, внуки, как они утроились на новом месте. Мартин слушал Эллу и Якова, склоняя голову набок и выражая этим предельное внимание к собеседнику. Странно было видеть в одном лице веселого, шаловливого парня, который с мальчишеской легкостью сбегал к машине за русскими книгами, и серьезного, обстоятельного раввина, на лице которого степенность, благосклонность и сама мудрость. Хотя плотная, коренастая фигура в сочетании с бритым лицом и короткой стрижкой служили некоторым диссонансом его званию.

После знакомства супруги высказали благодарность за книги и с удовлетворением отметили про себя, что не зря они целый год до выезда из Союза усиленно занимались языком. Не сказать, что все, но понимали и отвечали они вполне прилично, чтобы вести простой разговор.

Радушие и теплота жителей этой страны, к которым они еще не успели привыкнуть, согревали душу и в какой то степени приглушали глубоко таящиеся там отголоски сомнения в правильности мучительного выбора места своего проживания в будущем.

Время шло, и за нескончаемыми заботами о своем благоустройстве, встреча с Дженнифер и раввином Мартином постепенно стала забываться. Книги об исторической ошибке некоторых религиозных деятелей лежали на полке невостребованными. Иначе, собственно, и не могло быть. Нужно было посещать школу и продолжать изучение английского языка, побывать в ряде учреждений, заполнять анкеты, вопросники, представлять различного рода справки, чтобы стать постоянным жителем, а потом и полноправным гражданином этой страны. Так что время было забито до предела.

Как-то Яков, по истечении некоторого времени после их приезда в Америку, прогуливался недалеко от своего дома, и увидел следующую картину. Отряд полицейских машин перекрыл все переулки магистральной улицы, а также поток транспорта вдоль нее. После этого возник невероятный шум со стороны территории ближайшей христианской церкви под названием Assemble of God (Собрание Бога). Доносились громкие возгласы, смех, барабанный бой, музыка, пение. На улицу вышло около двух-трех тысяч свободно шагающих черно-бело-желтокожих демонстрантов. Многие из них в экстравагантных красочных костюмах. В особенности молодые люди. Некоторые из них с детьми. Молодежь взгромоздилась в кузова машин, и на специальные моторизованные тележки. Они играли на гитарах и пели песни, выкрикивали лозунги, громко шутили, заразительно смеялись.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке