Мой милый лебедь (3 стр.)

Тема

- Ой, какая хорошая идея - восхитилась Мунисэ.

Географичка улыбнулась:

- Кстати, с нами поедет еще несколько учителей.

- Только наш класс поедет или вся параллель? - задал кто-то вопрос.

- Только наш класс и учителя - сообщила Инна Степановна. - Кристина, ты тоже поедешь?

- А я что, самая лысая? - вопросом на вопрос ответила Кристина. - Куда ж вы без меня. Я вездесущая.

- Это точно - пробормотала классная, услышал её только я, так как довелось сесть на первую парту. - Да нет, я имела в виду, может, ты переоденешься, ведь в таком платье неудобно - уже громче сказала географичка.

- Не переживайте, я себя отлично в нем чувствую - заверила Кристина.

- Как хочешь, дело твоё. Короче, решили, едет весь класс, да?

Если бы вы знали, как я хотел отказаться, но в голове зудел настойчивый голос мамы: "Отрывается от коллектива... скоро его забудут...", и я произнес:

- Ага, все.

- Темочка тоже едет? - приторным голоском пропела Кристина.

- Едет - не менее язвительно ответил я.

Здесь Кристине вспомнилось:

- Интересное дело - я за каким-то чертом наряжалась, хотела позвездить, а тут выясняется, что вместо интимного школьного ужина мы едем в лес?!

- Ты же сама согласилась - напомнила классная.

- Ну и что с этого? Как согласилась, так и откажусь. Мое право.

- Вот и не езжай - раздраженно сказала Инна Степановна. Видно, Кристина уже порядком ей надоела.

- Вот и не поеду.

С задней парты крикнул Бунин:

- Кристинка, пока ты будешь дома прохлаждаться, Баранова у тебя Новака уведет! В свои сети затащит!

Кристина мгновенно вспыхнула:

- Что ты такое врешь? Нужен мне Новак сто лет. И уж тем более эта заучка Баранова.

- Знаю я, знаю. Видел у тебя дома его фотку на столе. И надпись "Тёмочка".

- Не может быть! Ты не был у меня дома!

- Был. Помнишь, когда ты зимой заболела гриппом, мы к тебе всем классом пришли. Я в твою комнату первым зашел. А ты как угорелая заныкала фотку: схватила ее со стола и спрятала под подушку.

- Неправда! - топнула ногой Кристина.

- Правда! Ты Новака любишь!

Ненавижу, когда склоняют мою фамилию. Она не склоняется. В любом случае будет "Новак". А не "Без Новака", "С Новаком".

"Ой, неужели Броневич меня любит? - поразился я. - Да быть такого не может. Она же цепляется ко мне вечно, дразнит, поддевает. О - я чуть не задохнулся. - Она, скорее всего, так обращает на себя внимание! Божечки, что ж делается? Никогда бы не подумал, что Броневич испытывает ко мне какие-либо чувства, кроме презрения. А с другой стороны - за что ей меня призирать? Мы всегда нормально ладили. Это она года три назад начала ко мне при каждом подвернувшемся случае приставать".

Тут я заметил, что весь класс с интересом смотрит то на меня, то на Кристину. Мол, парочка хорошая. Подходят друг другу.

- Бунин, ты - идиот! - заявила Кристина.

- Ага, идиот. Но только я догадался, что ты Артема любишь.

- Ты... ты... ты... Инна Степановна, это он горшок разбил в кабинете истории! - выдала-таки запоздало Броневич Бунина.

Мишка раскрыл от ярости рот. Закрывал-открывал его, как рыба, выброшенная на воздух. Может, я скажу не в тему, меня всегда волновал один момент: когда рыба живет в аквариуме, ей в воду кидают трубку от компрессора, через которую поступает воздух в жидкость. Рыба без воздуха не может жить. А когда рыбу вытаскивают на воздух - она задыхается от... воздуха. Странно, не правда ли?

- Подумаешь - пожала плечами Инна Степановна. - Я тоже много чего разбиваю.

Кристина изумилась:

- И вы его не накажите???

- Не-а - последовал ответ географички.

Бунин победоносно посмотрел на Броневич. Она возмущенно села на стул. Через секунду твердым голосом произнесла:

- Нет, все решено. Я поеду в лес вместе со всеми - она повернулась ко мне:

- Темочка, теперь нет смысла ото всех скрывать, что мы друг друга любим.

Я как вдохнул воздух, так и не выдохнул. Потом очнулся:

- Что ты городишь?

- Как же... Мы друг без друга жить не можем - Кристина энергично мне подмигивала. Мол, помоги мне, я тебе еще пригожусь.

- А, да... любим - неуверенно залепетал я, надо же было помочь дурёхе. - Не можем жить...

Женская половина класса томно ахнула. Они обожали смотреть мексико-португальские сериалы. И сейчас, наверное, вообразили меня Хуаном-Карлосом, а Броневич - Просто Марией.

- Вот видишь, Бунин, Тема меня любит, а ты не нужен ни одной девчонке. Потому что ты невоспитанный балбес, и высокие чувства тебе не знакомы.

Лицо Бунина побелело, глаза налились кровью. Кристина вжалась в парту. Будь её воля, она спряталась бы под свое платье. Инна Степановна почувствовала, что воздух наэлектризовывается, а это предвещало скандал, и сказала:

- Успокойтесь! Тему любви обсудите потом. А сейчас - взяли ноги в руки - и марш в столовую. Там кульки с продовольствием. Возьмите побольше, на свежем воздухе всегда есть хочется. Не забудьте спички и все остальные необходимые вещи! Физрук вам палатки выдаст!

Здрасьте пожалуйста. Мы там что, ночевать будем? Это обстоятельство в мои планы никак не входило.

Кристина первая соскочила со стула и ломанулась в столовую. И это Кристина, которая раньше при одном слове "столовая" морщила носик и гнусавила: "Фи, там тараканы живут!"

Пробежав мимо меня, Броневич с благодарностью посмотрела в мои красивые карие глаза и пробормотала: "Спасибо, что подыграл мне. Ты клёвый парень!". Я, помню, ответил что-то невразумительное.

Вот это поворотик! Не зря Наполеон говорил "От любви до ненависти один шаг". Вероятно, эта поговорка действует и наоборот, то есть "От ненависти до любви один шаг". А, может, никакой ненависти вовсе не было... может, за подколами и ехидными смешками Кристина прятала ранимую девичью натуру, способную любить и... быть любимой.

"Вот тебе и раз" - покачал я головой, шагая в столовую.

В пищеблоке Кристина вовсю орудовала руками, разбирая сумки. Естественно, себе она выбрала самые легкие. Точнее, самую легкую. Да и не легкую, а легкий. Трехсотграммовый пакет с сосисками.

"Убитые животные" - машинально подумал я, представляя, как по губам Кристины течет горячий сосисочный сок, она его облизывает с губ, меня передернуло, тут реальная Кристина подошла ко мне и прошептала:

- Может, ты будешь надо мной смеяться: я не ем мясо.

Я с пучком петрушки в руках застыл, как громом пораженный.

- Как это - не ешь? Его все едят, в смысле не все, но всё же...

- Блин, вот так и думала. Зря я это сказала. Дура.

Я первый раз в жизни видел живого сторонника моих взглядов:

- Кристина, ты не так меня поняла. Я тоже мясо не ем. Но никто из класса не знает.

- Ты? Да ты ешь его, по-моему.

- Нет. Уже три года, я в двенадцать лет перестал есть животных.

Глаза Кристины загорелись:

- Правда? Я тоже в двенадцать лет покончила с трупной жизнью.

- Вот это да... у нас тобой так много общего, а я раньше думал, что ты меня терпеть не можешь - ляпнул я по глупости.

- Глупый. Ты ошибаешься. Ты мне очень нравишься...

Нашу милую беседу прервало восклицание Бунина:

- Ой, смотрите все! Броневич уже Тему охмуряет. А ну-ка, Баранова, нокаутируй соперницу!

Глаза Кристины отыскали в толпе Машу. Она увлеченно складировала колбасу в пакеты. Броневич пальцем поманила к себе Мишку. Он покорно подошел с идиотской улыбочкой на лице.

- Михаил - официальным тоном обратилась суперстильная девчонка к нему что ты там говорил про Баранову?

- Типа, она твоя соперница.

- В каком смысле?

- Типа, в прямом. Типа, у нее в дневнике фотка Артема в красивом обрамлении.

- Откуда сведения? - деловито осведомилась Броневич.

- Типа, от меня самого. Я вчера видел, когда попросил у нее дневник, мне надо было, типа, переписать список учебников, а он у нее в дневнике написан.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке