Последняя миссия, или Мир сомнамбул

Тема

Диксон Гордон

Хочешь легкой смерти, осел?

Поищи себе другую могилу.

На этой горе люди гибнут в бою…

(Коруна Эль Ман в битве при Боунпоре)

"Человек, покрытый шрамами"

(Дорсейские истории)

Глава 1

Мартин Пу-Ли переступил порог гимнастического зала и тотчас ощутил кислый запах застарелого пота, с которым была не в силах справиться даже самая мощная система вентиляции. Колени Мартина внезапно подогнулись, кейс в руке налился свинцовой тяжестью — в зале царила повышенная гравитация. Мартин постарался выпрямиться, преодолеть дополнительное притяжение. Хотя Мартин и не был астронавтом, в свои сорок три года он продолжал поддерживать себя в хорошей форме. И все же совладать с гравитацией ему не удалось, а ведь она всего на четверть превышала земную.

В дальнем углу зала Рейф Харалд карабкался по канату, используя лишь силу рук. Он был без майки, от усилий мускулы проступили рельефнее, и тем не менее тело Рейфа отнюдь не поражало воображение. Ничем не примечательный торс самого обычного программиста, увлекающегося гандболом. Мартин подошел к канату.

— Рейф, — позвал он.

Рейф оглянулся на него из-под потолка.

— Отойди в сторону, — попросил он. Мартин отступил на пару шагов. Внезапно он ощутил движение воздуха, в следующий миг раздался гулкий удар. Мартин перевел взгляд на маты. Рейф лежал на спине — ноги вместе, руки широко раскинуты, ладони прижаты к мату, словно он собрался изобразить бабочку на снежном сугробе; на губах играет улыбка.

— Что за глупые шутки! — рассердился Мартин. — Гравитация — один с четвертью.

Рейф рывком вскочил на ноги. Легко и непринужденно, словно это был самый удобный способ принять вертикальное положение.

— Ерунда, — отмахнулся он. — Сними как-нибудь меня на камеру и прокрути в замедленном темпе. Ступни, щиколотки, колени, бедра — переворот, и падаешь, раскинув руки, как актеришка в старинной мелодраме.

— Хорошо, — поспешил согласиться Мартин, взглянув на часы, поблескивавшие на большом пальце правой руки. — Меня ждет шаттл. Что тебе нужно?

— Ты, — тихо ответил Рейф.

Он посмотрел Мартину прямо в глаза, и тот вдруг вспомнил о своей спине, сгорбленной под натиском дополнительной гравитации. Мартин распрямился во весь свой немалый рост, расправил плечи и снова стал почти на полголовы выше Рейфа.

— Что ж, я перед тобой, — сдержанно улыбнулся он. — Зачем ты хотел меня видеть? И почему именно здесь?

— Здесь, потому что сюда никто не заглядывает, даже мои коллеги-астронавты. А встретиться с тобой я хотел для того, чтобы забрать у тебя кейс и кое-какие мелочи. Я возвращаюсь на Землю. — Из-под шапки темных взъерошенных волос на Мартина смотрели светло-голубые глаза. Никогда еще ему не доводилось видеть в них столько холода… Сейчас Рафаэль Арнул Харалд ничуть не напоминал жизнерадостного программиста, помешанного на гандболе. Полагаешь, я шучу?

— Скорее ты сошел с ума! — Голос Мартина дрогнул, чего не случалось лет с шести. — Не думаешь же ты, что я позволю одному из наших астронавтов рисковать собой на Земле? В вас четверых вложили триллион долларов, не говоря уже о надеждах, которые все человечество возлагает на наш Проект.

— Мне нужен твой кейс. — Рейф протянул руку. Мартин молчал, Рейф тронул его за плечо. — Ну давай, Мартин. Ты ведь не хочешь, чтобы я отобрал его силой?

Все так же молча Мартин передал кейс в жилистые руки Рейфа.

— Открой, — мягко попросил тот. Мартин пошарил в кармане, выудил серебряный ключик и вставил в замок. — Теперь содержимое карманов.

Мартин медленно извлек ручку, карандаш, карманный калькулятор, носовой платок, кредитные карточки, визитку — все те необходимые мелочи, что человек берет с собой в дальнюю дорогу. Рейф аккуратно сложил все в кейс.

— Наличные? — спросил он, когда Мартин прекратил шарить по карманам.

Руководитель Проекта горько усмехнулся и достал из брючного кармана бумажник и горсть монет.

— Еще не забыл, что такое наличные? — саркастически поинтересовался он.

— Я пробыл на Луне всего четыре года, — ответил Рейф. — Так что память не до конца отшибло. — Он мотнул головой в сторону металлического шкафа, темневшего в противоположном конце спортзала. — Теперь туда, Мартин. Я тебя запру. Не волнуйся. Там есть стул, даже имеется небольшой запас воды и пищи и никаких проблем с воздухом. Ты просидишь под замком не больше девяти часов.

Они двинулись через зал к большому металлическому ящику.

— У тебя ничего не получится, Рейф, — бросил Мартин через плечо. — На шаттле ждут меня, а не тебя. Капитан не получал приказа доставить тебя на Землю.

— Но он и не получал приказа не брать меня, — спокойно ответил Рейф. Живее, Мартин!

Руководитель Проекта с трудом сдержал негодование. Рейф легонько подтолкнул его в спину.

— Открой правую дверцу, — приказал Рейф, когда они добрались до шкафа. Передай мне костюм и все остальное.

Мартин подчинился.

— Бог мой! — прошептал он. Впервые в его голосе прозвучал страх. — Похоже, ты и в самом деле собираешься это сделать. Ты перешел все границы, Рейф. Ты самый настоящий безумец!

— Тебе лучше знать, — усмехнулся Рейф. — В шкаф, Мартин, в шкаф. Теперь сядь. — Он стянул спортивный костюм, собираясь облачиться в гражданский наряд, который не надевал четыре года — с того самого дня, когда прибыл на Луну.

Мартин повернулся и тяжело опустился на стул. Его лицо исказилось.

— Хотя бы объяснись, — попросил он. — Ты можешь так поступать, только если во всем этом есть какой-то смысл. Неужели ты не понимаешь, что твои поступки могут бросить тень на Проект? Твоя выходка может оказаться последней каплей, и ассигнования прекратятся. На Земле и так недовольны, что мы до сих пор не выпустили со станции ни одного человека!

— Твоя Земля давно уже здесь, Мартин. Желтое лицо Мартина Пу-Ли вытянулось.

— Ты что, обвиняешь меня?

— Может быть. — Рейф пожал плечами. — Тебя, или Пао Галло, или Билла Форбрингера. Глаза Мартина изучали его лицо.

— Вот именно. — Рейф принялся завязывать галстук. — Один из вас втянут в это дело, чем бы оно ни оказалось. Вместе вы управляете Землей… и Проектом.

— Ты и в самом деле спятил! — прошептал Мартин. — Никто из нас не стремится к власти. Пао живет ради Сотовых Астростанций. Форбрингер — всего лишь маршал ООН. А я… я отдал всю жизнь Проекту ради того, чтобы достичь звезд!

— И каждые четыре месяца ваша троица собирается на Земле и решает, как следует управлять миром до очередной встречи, — бесстрастно сказал Рейф.

У Мартина расширились глаза. Он медленно покачал головой.

— Я не понимаю, — пробормотал он. — Я готов был поклясться, что из четверки астронавтов ты самый надежный.

— И я все еще остаюсь таковым. Похоже, ты ничего не понял, Мартин. Сейчас я назову тебе одно имя, я также назову его твоим друзьям — Пао и Форбрингеру, — как только ступлю на Землю и увижусь с ними… Аб Лизинг.

— Аб… Кто? — Мартин нахмурился.

— Абнер Кармоди Лизинг, — медленно произнес Рейф.

Мартин покачал головой.

— Никогда не слышал этого имени.

— Я звонил вчера на Землю. Аб Лизинг пропал восемь дней назад. Кто-то из вас прибрал его к рукам?

— Повторяю, я не знаю, о ком ты говоришь.

— Брось, Мартин! В Проекте нет обычных людей, а ты самая незаурядная личность из всех нас.

Ты однажды слышал это имя, так что вспомнишь, если захочешь. Напрягись.

Мартин нахмурился, на мгновение его взгляд затуманился, но почти тут же прояснился.

— Абнер Кармоди Лизинг, — задумчиво проговорил он. — Биофизик. Ты сам рекомендовал его в Проект три года назад. Но отборочная комиссия отказалась от его кандидатуры. — Он взглянул на Рейфа. — Я не имел к этому отношения. Если комиссия отказывает кому-то в рекомендации, мне остается лишь подчиниться. Ты обвиняешь меня?

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке