Куда уходит вчера (Ралион 5) (3 стр.)

Тема

Незадача, подумал человек. Надо было попытаться ещё раз отговорить Шелна от его похода. Ожерелье он, видите ли, припрятал. Человек ещё раз вздохнул и отошёл от дверцы. Отчего-то ему не хотелось далеко отходить от выхода. Подобные проходы достаточно редки и плохо заметны. Учитывая, что между Башнями по периметру стены среднее расстояние не менее десяти миль,..

И знаков никаких нет! Что-то Шелн стал совсем беспечным.

Хотя постойте... Что он сказал перед тем, как уйти? "Башня по левую руку, второй этаж"? Ну что же, это упрощает поиски. Воин поправил ножны с мечом и, заранее испытывая удовольствие от того, что он скажет своему не в меру жадному спутнику, отправился в путь.

* * *

До Башни он добрался за полчаса очень быстрого шага. Идти ещё быстрее не имело смысла - незачем утомлять себя раньше времени; идти медленнее также ничего хорошего не сулило. Придётся теперь устраиваться на ночлег поблизости от Башен, в здешнем лесу. Мало приятного.

От Башни к центру этого города-крепости направлялась широкая дорога. Шагах в ста от входа в Башню находился небольшой бассейн; в центре его располагался небольшой фонтан. Как ни странно, он работал. Воин некоторое время наблюдал за шестью небольшими водопадами и поразился, насколько чиста вода в бассейне. Говорят даже, что она целебная.

- Шелн! - крикнул он громко и беззаботно распевавшие поблизости птахи испуганно замолкли. Птицы здесь пели на редкость приятно - в особенности по сравнению с похоронным плачем, раздававшимся снаружи. Действительно, другой мир.

Никто не отозвался. Ага, вот и знак. В последний момент Шелн вспомнил о том, что его, возможно, будут искать. Справа от входа была свежая метка, сделанная углем. Кленовый лист черешком вниз - что означало "всё в порядке, добрался без приключений". Ничего, мрачно посулил воин, оставляя рядом свой знак, приключения у тебя ещё будут. Дай только добраться до тебя.

Воин вошёл внутрь. Здесь ещё сильнее пахло гарью; пол был усеян какими-то обломками, пылью, мусором. Да, нападавшие неплохо порезвились. Хорошо ещё, не стали ломать всё на своём пути и гадить где ни попадя. Бывало и такое.

Итак, куда дальше? Лестниц три; две, по правую и левую руку, спускаются в подземелья. Там делать нечего. Третья лестница поднимается на второй надземный этаж. Ну что же...

Время от времени выкрикивая имя своего спутника и подолгу замирая, прислушиваясь, воин поднялся на следующий этаж и принялся обследовать все комнаты подряд, благо их было немного.

Спустя час он пришёл к заключению, что Шелна здесь нет. И следов никаких. Вообще в Башне и вокруг невероятно чисто - когда это успели навести порядок? Правда, о возможностях магов ходило немало легенд кто знает, вдруг попросту растянули один день на неделю-другую, вот и весь секрет. Вчера-то здесь была кровь и грязь, огонь и дым, разрушение и смерть. А сегодня только копоть и привкус гари напоминают о том, что произошло вчера.

Впрочем, ему нет никакого дела до того, что здесь происходило.

Остановившись у выхода на улицу, воин довольно долго раздумывал, что же ему делать теперь. Обходить Башни одна за другой, не иначе. Плюс все остальные строения, если придётся. Дня на три работёнки.

Да только нет другого выхода; он пообещал молодой жене Шелна, что доставит её возлюбленного домой живого и невредимого. Так что злись не злись - сам виноват. Кто ж мог подумать, что Шелн будет столь беспечен!

Тут воин вздрогнул. Ему показалось, что он заметил какой-то знак на стене левого спуска. Осторожно спустился на пару ступенек и покачал головой.

На правой стене красовался кленовый лист. Черешком вниз.

Стараясь не думать об обширных и многоэтажных подземельях, что образовывали под Башнями невообразимо запутанную паутину, воин зажёг предпоследний оставшийся факел и двинулся вниз.

Мусора под ногами стало больше, а в воздухе появились новые, неприятные запахи - плесень, распад, гниль. Здесь маги, несомненно, убирали спустя рукава.

* * *

Спустя пятнадцать минут путешествия по тёмному лабиринту воин окончательно утвердился в мысли, что здесь вообще никто ничего не убирал. Было тихо; лишь стонали сквозняки, вырывавшиеся на свободу из незримых щелей да время от времени падали с потолка капли воды. Воды на потолке вообще было немало; местами казалось, что над головой, вопреки всем законам природы, собрались небольшие озёра - по ним пробегали волны и казалось, что прикоснись к потолку рукой - и не ощутишь потолка, только бесконечно глубокую толщу воды.

Человек, разумеется, не пытался прикасаться к потолку и раздумывать над тем, отчего всё это так. Мало ли что случается в жилищах чародеев! Больше не было видно никаких следов - ни пометок углем, ни любых других знаков, которые они с Шелном знали великое множество и которые можно было оставить, практически не задумываясь и порой не привлекая чужого внимания. Провести носком сапога несколько линий в пыли; уложить определённым образом продолговатые предметы; положить рядом несколько камушков. Взгляд воина-следопыта изучал окрестности практически без умственного усилия - многолетняя привычка; и всё же ни одного признака того, что здесь кто-то был.

Похоже, Шелн-таки нашёл неприятности на свою голову. И это после всего того, что им довелось пережить. Впрочем, мысли о печальном исходе воин отбросил; если придётся, он обойдёт каждое строение чтобы понять, что стряслось с Шелном и куда тот запропастился. Обещание есть обещание.

Правый коридор на очередном перекрёстке привлёк внимание воина несколько больше, нежели остальные два и он послушно свернул направо, не забыв оставить пометку на стене лабиринта. Шутки шутками, а когда он зажжёт второй факел, придётся возвращаться на поверхность и искать иные источники света. Подземные лабиринты ошибок не прощают. Хорошо ещё, что эти лабиринты не использовались в качестве оборонительных сооружений: была бы ещё радость постоянно присматриваться в поисках ловушек.

Всё-таки расслабляться не стоило.

Пол на очередном поворотое был не только влажным, но и словно бы специально отполированным. Как ни осторожно шагал воин, он всё же умудрился поскользнуться: крохотный кусочек сгнившего дерева попал под сапог. Впрочем, само падение не могло сильно повредить ему: как-никак, первое, чему его учили - обучая на воина ли, на следовыта - это то, как надо правильно передвигаться и падать.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке