Убийца из параллельного мира

Тема

Тюдор Элизабет (Гасанова Лала)

Элизабет Тюдор

Никогда не знаешь откуда может нагрянуть беда.

И только встретившись с ней лицом к лицу

задаёшься вопросом:

Отчего она пришла именно ко мне?

Элизабет Тюдор.

- Тысяча чертей! Лукас, что за бомбу подсунула твоя мать в соус для анчоу

сов?

- Красный перец, только и всего.

- Что? - гримаса Патрика Суэйса скорчилась от боли. Ухватившись за живот,

он еле плёлся за своим напарником, лейтенантом нью-йоркской полиции Лукасом Окампо. - Я и не знал, что в этот соус приправляют перец.

- А как же?! Мексиканцы любят паприку и добавляют её почти ли во все блю

да.

- Правда? Знал бы, никогда не дотронулся до этой "ядерной бомбы".

Они добрались до патрульной машины и Суэйс вынув из кармана ключи кинул напарнику.

- Сядь ты за баранку. Меня что-то мутит...

Окампо украдкой усмехнулся, но приняв серьёзный вид сел в водительское сиденье. Съежившись от боли в желудке, капитан Суэйс уселся рядом. Он глубоко дышал пытаясь таким методом избавиться от тошноты и притупить боль.

Машина тронулась и медленно поехала по Монтгомери Стрит. Открыв окно Патрик высунул голову наружу, за тем, чтобы надышаться свежего воздуха.

Прохладный ветерок, со стороны реки Гудзон, подул в лицо капитана, растрёпывая клоку русых волос свисающих на его лоб. Бледный цвет лица от боли принял пепельный окрас. Зелёно-серые глаза с затуманенным взглядом были чуть прикрыты. Точёный нос, выпячивающие скулы, правильный рот и временами нервически вздрагивающие бледно-розовые губы, являли в капитане симпатичного и видного мужчину. Он выглядел моложе своих тридцати пяти лет. Сохранила его молодость уважительная обходительность со своим организмом. Он ревностно следил за своим пищевым рационом и занимался физическими упражнениями. Единственное чему не удавалось ему избежать это были стрессы и нервозность связанная с работой. Хотя, как полагал Суэйс, все его старания были не напрасными, ведь он служил во благо гражданам.

Несмотря на привлекательную внешность и атлетическое телосложение Патрик был обделён манерами вежливости и обходительности. Это объяснялось непрерывной работой с уличными бродягами и опасными преступниками. Он был резок и часто бранился, отчего виднелся в глазах сотрудников шероховатым, ворчливым и властолюбивым. На самом же деле Патрик был очень уязвимым человеком и употреблял ругань лишь, для того, чтобы не казаться слабохарактерным.

Более трёх лет он работал на пару с Лукасом Окампо, мексиканцем по происхождению. Переведённый из штата Аризона в Нью-Йорк Сити, его назначили напарником капитана Суэйса. Поначалу тот был против таких перемен в его жизни. Капитан привык в одиночку заправлять делами и преимущественно никогда не позволял лезть в его расследования. Однако после того, как в одной из уличных переделок Окампо спас его от неминуемой гибели, он начал иначе относиться к напарнику.

Была ещё одна причина, по которой Суэйс сдружился с мексиканцем. Марселла, родная сестра Окампо, заворожила его с первого взгляда и Патрик по уши влюбился. Капитан никогда не был женат. Всё время ему не хватало времени, чтобы завести постоянную подружку. Все его связи были мимолетными, да и отношения с женщинами какие-то деловые, нежели сердечные. Однако встретив Марселлу он заметно изменился, повеселел и стал более покладистым.

Но не будем сейчас углубляться в отношения двух влюблённых, о них вы узнаете по ходу рассказа. Вернёмся в тот вечер, когда отужинав у своей будущей тёщи и подурнев от перчёного блюда, Патрик высунув голову из машины наслаждался свежей майской прохладой и завораживающим видом ночного города. Яркие огни озаряли всю округу. Нью-Йорк никогда не спал. Ночные заведения в это время дня, только приступали к работе. Именно тогда и начались паронормальные явления описанные в этом повествовании.

Окампо и Суэйс держали путь к своему полицейскому участку.

- Притормози у обочины.

- А в чём дело?

- Притормози тебе говорю, - нетерпеливо велел капитан.

Патрульная машина плавно припорковалась у тротуара и офицер полиции в гражданской одежде, выскочил наружу как угорелый. Добежал до обочины ограждавшей водное пространство от суши, и нагнувшись высвободил содержимое желудка.

Окампо вышел вслед за ним. Он был чуть ниже своего напарника, но мог потягаться с ним в силе и ловкости. Смуглая кожа, коротко остриженные волосы и щуплая бородка с усами, цвета смолы, тёмное глубокомысленные глаза, прямой нос и печально приспущенные складки губ, ярко выражали в его внешнем виде мексиканское происхождение. На нём был чёрный костюм, который ещё больше подчёркивал его строгий и взыскательный характер.

- Ты в порядке, Рик?

- Был... до того, как познал особенности мексиканской кухни.

- Дурно выглядишь. Может отвести тебя в больницу?

- Нет-нет, никакой больницы, - запротестовал Суэйс, так как терпеть не мог

медицинских процедур. - Я подышу здесь свежим воздухом с минуту и всё образуется.

Лейтенант вернулся в машину. В плохом настроении его напарник делался несносным.

Простояв немного у берега реки, Патрик обернулся, чтобы воротиться к машине, как вдруг мимо него на роликах, проскочили двое подростков, глумливо посмеиваясь над прохожим.

- Чего уставились лупоглазые? Катите-ка отсюда, пока я вас не забрал в учас

ток.

- Он же легавый! Сигай отсюда, Джони, - крикнул один из огольцов отдаляясь

оттуда.

Капитан Суэйс сел в машину и облегчённо вздохнул.

- Тебе уже лучше?

- Да. Поехали. Когда нашу тачку отремонтируют?

- Ты так усердно измял её, что слесарь с трудом взялся за починку.

- Когда она будет готова?

- Через неделю.

- Неделю? Да за этот срок можно космический шатл соорудить.

- А чем тебе не нравится эта колесница?

- Она своим окрасом и мигалками влечёт к себе внимание. Где бы мы не

явились, нас видно за целую милю.

- Так и должно быть, Рик. Мы ведь фараоны. Или ты не доволен своей рабо

той?

- Вовсе нет, просто не люблю как ворона бросаться на глаза. В нашем деле

должна быть скрытность. А этот белый попугай, так и колит глаза, - говоря о раскрашенной патрульной машине, проговорил Суэйс.

- Вызов из Уорен двадцать пять, - послышался в динамиках голос диспетчера.

Лейтенант тотчас отозвался.

- Мы на Монтгомери, что там, Джесика?

- Какая-то женщина утверждает, что на её пятилетнего сына напал взломщик.

- А сама-то она где?

- Тоже в доме, но не может проникнуть в комнату сына.

- Ладно, мы разберёмся, - Окампо отсоединился от связи и свернул налево.

Подключил мигалки и сирену и поднажал на газ. Его спутник безмятежно развалившись в сиденье, наблюдал за пробегающими огнями фонарей. Сообщение прослушанное от диспетчерской ничуть не встревожило его, сегодня он был необычайно хладнокровным.

Доехали до места вызова, и поспешили в подъезд Женский крик отголоском отдавался по всему блоку. Полицейские добрались на лифте на третий этаж. У одной из многочисленных дверей коридора, стояла женщина лет сорока. Она неистово кричала, зовя на помощь. Вокруг неё толпились любопытные и добросердечные соседи. Они всячески пытались успокоить отчаявшуюся мать.

- Где он? - вынув оружие из кобуры, спросил лейтенант имея виду правона

рушителя.

- Там... там... - всхлипывая указала женщина на дверь комнаты.

Блюстители закона прошли внутрь и в прихожей натолкнулись на нескольких мужчин. Это были соседи сбежавшиеся на крики матери. Они пытались использовать отмычку, пинали ногой дверь, однако все их старания были напрасными. Из комнаты доносился детский плач и стоны.

- Расходитесь! Дайте пройти! - приказал Суэйс и наметившись в замок двери

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке