Нить непрерывная (Часть 2)

Тема

Белиловский Михаил

Михаил Белиловский

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

... дабы в пепел превратить

...зачем творец вселенной

Так нераздельно слил, отняв у нас покой,

Природы вечный гимн и вопль души людской.

Виктор Гюго

Первый звонок

На столе лежал отчет о разработке нового вида крупы, обогащенной витаминными добавками, и диссертация о термодинамических процессах при варке и жарке капусты. Нужно успеть ознакомится с ними к ближайшему ученому совету. А в записной книжке на наклонной деревянной подставке много свежих пометок: " Отослано ли письмо по ТЗ на пшеницу?"; "Получен ли перевод немецкого стандарта на муку?"; "Предложения по уточнению базисных кондиций зерновых культур"...

В начале года Аня возглавила вновь организованный отдел стандартизации, однако, отдельные работы крупяной лаборатории, которую возглавляла раньше, были оставлены за ней. Поэтому дел накопилось больше обычного. И так каждый раз после отпуска или длительной командировки, несмотря на то, что достаточно было опытных и знающих работников, которые самостоятельно справлялись с порученным им делом.

Следуя один за другим, телефонные звонки не давали сосредоточиться, и как следует обдумать назревающие за день вопросы. Посетители с радостью приветствовали Аню в связи с возвращением из отпуска. Кто чисто по дружески, из уважения или потому, что вернулся человек, который может помочь в работе. Приходилось много раз отвечать на один и тот же вопрос, где и как были проведены свободные дни.

И, конечно, не обошлось без сюрпризов. В самом начале рабочего дня, когда Аня не успела еще заметить отсутствие своего заместителя, раздался телефонный звонок.

- Анна Соломоновна, извините меня, пожалуйста, но так получилось...

И, хотя голос молодой женщины звучал бойко, даже весело, Аня поторопилась прервать ее.

- Что получилось? Почему Вы не на работе, Тамара Алексеевна? Что ни будь, случилось с вами?

- Нет, ничего особенного. Понимаете, просто я в пятницу ночью оказалась в Сочи...

- Как это "оказалась"? В каком таком еще Сочи?

- Ну, в городе Сочи, что на Юге.

- И что вы намерены там делать?

- Как что? - без тени вины, будто речь идет о невинной шутке, отпарировала ответственная работница, - Естественно, я намерена завтра вернуться в Москву, на работу.

- Тогда, слава богу. Буду ждать.

Опуская трубку на рычаг, Аня заметила, как некоторые работники с заметным смущением и загадочной улыбкой уткнулись в свои бумаги.

"Предстоит, видимо, понять, что тут произошло в мое отсутствие ", отметила про себя Аня.

Тамара Алексеевна, - кандидат наук, бывшая работница министерства. При очередном сокращении штатов возникла необходимость подобрать для нее должность. Рекомендовали ее, как работника, знакомого с проблемами отрасли. Ане пришлось пойти на компромисс, хотя в штате у нее были более достойные кандидатуры. А сейчас, когда поступило распоряжение срочно разобраться с пораженной жучком импортной мукой, поставляемой из США, она выкидывает такой номер, хотя знала об этом еще на прошлой неделе.

Было естественное желание, как можно быстрее, освободится от множества текущих дел, и взяться за подготовку к международному конференции в Париже. Осталось два месяца, - срок явно недостаточный. Но уложится нужно любой ценой, чтобы выглядеть достойно со своими выступлениями и не омрачить свое пребывание в этом прекрасном городе, посещение которого является мечтой для многих.

Этот самый Париж давался ох, как не просто. Началось с закулисной возни по определению состава группы. На этот раз, при обсуждении этого вопроса в министерстве, директор оказался на высоте и настоял на том, чтобы в список вошли непосредственные исполнители тем. Аня вошла в список, как главный специалист по стандартизации зерна и продуктов его переработки.

Но это было еще не все. Требовалось еще пройти собеседование в отделе внешних сношений министерства.

Аня чуть было не провалила там свою поездку. Когда после соответствующего инструктажа, как вести себя заграницей (дному по улицам не ходить, не заводить случайных знакомств и т. д. и т. п.) уполномоченный, самоуверенный, молодой человек, - вдруг стал упорно интересоваться, каким образом родители в тридцатые годы переехали со всем семейством из Черниговской области в Москву. Аня потеряла сдержанность. Полный въедливого подозрения тон, и слишком пристальный взгляд, направленный прямо на нее из под плафона настольной лампы, не могли не возмутить ее. Это уже стало походить на допрос обвиняемого у следователя.

- Простите меня, пожалуйста, - Аня прервала его на полу слове, - я вижу,

что для вас довольно рискованно будет выпустить меня за границу с такой

туманной биографией. Вдруг останусь там, и тогда ответственность

ложиться на вас. Я не хочу, чтобы вы, или кто нибудь другой, имели неприятности

из- за меня. Могу и не поехать во Францию. Мне и дома хорошо.

Хозяин кабинета вдруг отвалился в кресле, громко и нервно расхохотался, потом встал во весь рост из-за стола, принял серьёзный вид и дал понять, что разговор закончен.

Аня покинула кабинет, не поинтересовавшись даже результатом собеседования.

Самим серьезным препятствием для поездки во Францию могло оказаться другое, совершенно неожиданное, обстоятельство. Еще до отъезда в деревню у Ани появились признаки грудницы. Хотя Стасика долго не удавалось отлучить от грудного молока, но после этого прошло уже много времени и вдруг такая неприятность и в самый ответственный момент.

Внешне Аня была спокойна. Даже отшучивалась. Как - то поздно вечером, закончив домашние дела, погасила свет, легла рядом с мужем в постель. Долго молчала, потом, чувствуя, что Володя еще не спит, сказала:

- Знаешь, Вовик, мне даже приятно, что я еще молодая... Грудница. Даже смешно. Правда, неприятно побаливает. Врач мне сказал, что молодая это хорошо, а что больная, это неприемлемо. Будем лечить.

Они лежали рядом, на спине. Володя нежно сжал в кулак ее маленькую руку. Где-то он прочитал, что сердце и сжатый кулак человека близки по форме и размеру. И ему казалось, что он держит в своей руке ее сердце со всем его богатством и тревогами.

Спустя некоторое время, боль прекратилась, но врач предложил Ане сдать кровь на анализ.

Тем временем директор института уже интересовался, как идет подготовка научных докладов и оформление всех выездных документов.

Неожиданно, несколько раньше обещанного времени, Володе позвонил Денис.

- Так вот, милейший мой старый друг. Вчера я на электричке ездил по делу в Ярославль и в качестве чтива, захватил твою диссертацию. Что тебе сказать? Конечно, с первых строк, где ставится задача, она будоражит воображение...

- Слушай, Денис, не тяни кота за хвост. Ты, часом, не заснул над ней по дороге?

Трубка долго молчала.

- Право, не узнаю тебя, - так вот сразу и без боя отступать, продолжал Денис. - Рано ты потерял фронтовую закалку. Вспомни, как после войны в шинелях сели за парту, а вокруг нас одни сопливые девчушки. Они запросто сдают лабораторки, зачеты, экзамены. А мы - с трудом вспоминаем таблицу умножения.

- То было другое время.

- Ты это брось. Не во времени дело, а в нас самих. С таким настроением нечего с твоей работой соваться и зря суетиться.

- Хорошо, хорошо. Ну, и зануда же ты.

- Спасибо, дорогой. Теперь слушай меня. В вводной части может и нужно упомянуть заботу руководящих органов в решении проблемы, но не так обильно слюни пускать, как это ты делаешь. Иначе подумают, что пыль в глаза пускаешь, чтобы не заметили твоего убожества.

- Спасибо тебе, проглотил вроде. Дальше что?

- Пойдем дальше. Обзор пропускаю. Теперь, что касается уравнения аорты при условии работы сердца и насоса, которое ты пытаешься получить. Заметим так: смело и, вместе с тем, достаточно рискованно. Но, надо сказать, очень даже необходимый раздел. Нельзя, чтобы диссертация была, как на ладони. Такая работа обречена. А в твоем математическом омуте сам черт не разберется. Не знаю, как ты сам. Другие же, в особенности именитые и титулованные, подумают, - малый, черт возьми, видимо, смекает в этом деле? Высоко берет и так, что даже мы не поймем. Это, так сказать, интригующий элемент и очень даже необходимый.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке