Криан. Первая часть

Тема

Гертов Игорь Александрович

.

* Криан. Литива Рассветная. Улот. Империя.

Маленький автомобиль едва слышно урчал, неспешно двигаясь по узкой дорожке, окаймлявшей один из пригородов Криана. Этот район даже днём был не особо людным, а уж по вечерам вообще превращался в пустыню. Имеется в виду - безлюдность, потому что говорить об отсутствии зелени в городе, где есть зелёный монастырь - смешно. Э... точнее - крайне непатриотично. Теперь уже - непатриотично.

За рулём автомобиля находился очень полный мужчина. Для Криана такое было событием. Медблоки и нанокомплексы... впрочем, это сейчас - тоже непатриотично, потому что зелёных магистров медицинского направления в Улоте развелось столько, что скоро им друг-друга лечить потребуется, чтобы не помереть с голоду.

Водитель хмыкнул. Некоторые люди любят рассказывать о всемогуществе медицинского направления монастырей. Но ему на собственной шкуре известно, сколько стоят услуги этих волшебников. Медблок дешевле. Даже медблок дешевле, если уж быть точным. Именно потому он и выбрал профессию строителя. И это... тоже было непатриотично.

Тем не менее, стандарт внешнего вида, общий для Центра Империи, всё ещё старательно выдерживался. Быть толстым или худым, лысым или сутулым считалось неприлично. Невестам на свадьбу дарили подарочный сертификат для медблока. Многие женщины считали, что лучший подарок на шестнадцатилетие дочери - коррекция внешности. В этом месте толстяк вздохнул. На его шестнадцать подарок был другим. Его мать пропала, оставив крупный долг в фирме, где работала.

Отец Батлера, как звали полного водителя мелкой машинки, был перелётной птицей. До десяти лет Бат вообще не знал кто его отец. В десять он познакомился с весёлым оборванцем, рассказывающим байки про область Сото, насекомых и весьма красочно описывающем все приключения, которые ему пришлось пережить, чтобы добраться домой - в Улот.

Папаша служил в Патруле. Следующие несколько лет показали, что эта организация в Улоте крайне непопулярна. В сети то и дело появлялись истории про мошенников со Знаком Патруля, истории о людях, которым использование Знака повредило мозг. Это сейчас Батлер понимает, что такое количество материала, объединённого одной темой, не может быть случайным. Он сам заказывал рекламу для своих магазинов. Перед заказом он добросовестно отчитал максимум найденного в сети материала. Случайности в таких делах быть просто не может.

Папаша долго на месте не задержался. Работы в Криане ему не нашлось и он пропал в первый раз. Появился через год и привёз очень приличную сумму денег. И пропал опять. Чем он занимался, никто не знал. На пятый раз он вернулся без денег с обширной волновой травмой и после этого уже никуда не ездил. Через год Бат стал толстеть. Мать потащила его к доктору. Это был последний день, когда его родители проснулись в одной кровати. Болезнь оказалась наследственной и носителем её был отец.

На то время доходы семьи уже были очень... средними, мать выплачивала кредит за дом и оформляла ещё один - на обучение сыну. Ни о какой коррекции даже не шло речи. Через год Бат стал отвратительно толстым. С набором веса ушли в прошлое его друзья и увлечения. Клинками он продолжал заниматься, но выглядело это скорее смешно, чем грозно. На девушек Бату приходилось смотреть издалека.

Затем пропала мать. До сих пор никто не знает что именно случилось. Бата отправили в монастырь на выходные. Единственное место в городе, где к нему относились доброжелательно и без насмешек. Кодекс запрещал монахам лечить посторонних дешевле установленных расценок. Но кодекс не мог запретить доброму человеку морально поддерживать одинокого подростка и давать ему полезные советы. Вернувшись домой Бат обнаружил что матери нет. Нет части её вещей и дорожных кейсов. Нет никаких сообщений или знаков о том куда она могла поехать.

То, что происходило дальше, Бат вспоминать не любил. Первым проснулся работодатель матери - семья Руата. Результатом полугодового юридического марафона стало то, что мешает Бату нормально жить до сих пор. На него повесили все долги матери. И только тогда стал возможным кредит на образование.

Сейчас Бат уже не выглядел отвратительно толстым. Занятия в монастыре принесли плоды. Но... главную причину устранить пока не удавалось, всё держалось только на регулярных занятиях и волновых процедурах. Хорошо ещё, что процедуры Бат научился проводить самостоятельно.

Собственно, толстяк много чему научился, имея в своём распоряжении массу свободного времени. Сначала, чтение из сети помогало убивать время. Затем оформились интересы. Чуть позднее - Бат начал учиться и добавились дополнительные вопросы уже по будущей профессии.

Благодаря своей вынужденной жажде знаний и постоянным занятиям в монастыре, он стал достаточно ценным специалистом. Инженер-строитель способный устанавливать волновую поддержку для практически любых объектов. Он мог спроектировать и построить дом на небольшом зелёном луче так, что туда не требовалось проводить ни энерговоды городской сети, ни воду... да ничего не требовалось. Это было достаточно редким: адепт-строитель. Причём, не привязанный кодексом монастыря.

Странно. Магистр Кави многое показывал и рассказывал своему воспитаннику, но принимать того на курс обучения не стал. И официальной квалификации не стал давать. Бату было неприятно однажды узнать, что в разговорах с монастырскими магистр разводит руками и говорит, что способностей у его подопечного почти нет, что тот с трудом вытягивает собственное тело. Впрочем, ему самому магистр сразу после случайно подслушанного разговора попытался что-то объяснить. Бат тогда почти ничего не понял. Зачем ему свобода выбора, если он просто может стать таким как все? В монастыре всё было очень красиво, люди были добрыми и делали нужное дело.

Следующие несколько лет были для него как наказание. Его сверстники резко рванули вперёд в обучении. Часто, встречаясь с ними Бат не понимал ни настроения, ни шуток хорошо знакомых ребят.

Глаза стали открываться гораздо позднее, когда группа с которой занимался Бат стала принимать участие в общих церемониях на монастырском источнике. Бат участвовал дистанционно. То есть, он слушал церемонии у себя дома, поскольку к официальному обучению его не допустили.

Стандартный монастырский курс включал в себя достаточно сильные стимулирующие процедуры. И проводились они во время общих церемоний. Волновые процедуры. Но при всей их эффективности, они обладали главным недостатком, присущим всем сильным средствам. Они привязывали человека к стимулирующим конструкциям. В последнее время в монастырские церемонии стали добавлять ещё что-то. Бат не знал точно что, но люди менялись. Да, появлялась уверенность и лучше работали плетения, но суждения о жизни менялись. И чем дальше тем заметнее.

Самое странное, что те, кто обучался в монастыре стали думать иначе. Откуда взялось слепое повиновение настоятелю? С какой это радости люди переставали обсуждать решения монастыря и тупо твердили пункты устава, даже не давая себе труда задуматься над несовпадениями и ошибками? Этого Бат объяснить себе так и не смог. Но тихо радовался, что его лично эта болезнь не коснулась.

Машина шла на автопилоте. Окольный путь был немного длиннее, но шел по узким проездам между участками, эдаким коридорчикам между высокими стенами зелени. Бату эта дорога нравилась и он радовался, наблюдая за тем, как изменяются растения. Вон то дерево он заметил давно. Оно с Терники. Крона в условиях родной планеты, совершает за год почти полный оборот. Возраст этого дерева так и определяют по количеству витков на стволе. На Литиве климат более благоприятный и дерево совершает только половину оборота. Однажды Бат видел мебель, изготовленную из такого дерева. Просто потрясающе, как переплетается рисунок и какие фантастические картины рисует природа с помощью своих созданий.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке