Бог должен быть безгрешен (2 стр.)

Тема

Дама в манто нежно поцеловала Чонина в лоб, крепко обняла Криса, постаравшись неслышно для Чонина шепнуть: “У него обострённое чувство справедливости, Крис. Пожалуйста, не позволяй ему влипать в чужие истории”, и унеслась, как порыв ветра, оставив обоих парней в доме в состоянии лёгкого ошеломления и взаимного смущения. Чонин явно чуть ли не сгорал от стыда после всех этих милостей и нежностей со стороны матери, свалившихся ему на голову в присутствии незнакомого человека.

Крис и Чонин одновременно покосились друг на друга и тут же отвели глаза.

— Покажешь, где тут что? — решил взять дело в свои руки Крис. Как старший и обременённый ответственностью за младшего. Чонин пожал плечами и двинулся вперёд. Заводил Криса поочерёдно в комнаты и сухо называл “гостиная”, “ванная”, “кухня”, “твоя комната”, “моя”. Выглядел он не самым довольным на свете, но внешне никак не проявлял истинное отношение к происходящему. Держался с Крисом с налётом небрежности и безразличия, едва оправился от стыда и смущения.

Крис через полчаса притащил прихваченные вещи и распихал их кое-как в отведённой ему комнате. Решил ездить на собственной машине — старом “кадиллаке”, а трогать новенький “опель”, спящий в гараже, не отважился. С радостью отметил, что его комната располагалась на первом этаже коттеджа, как и одна из ванных комнат. Комната Чонина была наверху, а верхний этаж Крис осматривал не особенно внимательно, решив, что ноги его там не будет. Да, внешне Чонин воплощал собой все фетиши Криса, но он оставался при этом ребёнком, с которым Крису и говорить-то не о чем. Подумаешь. Каждый сам по себе — и все дела. В конце концов, не так уж сложно следить, чтобы Чонин вставал вовремя, завтракал, уходил на занятия и возвращался вовремя, чтобы после вечером поужинать. Ну а пока он торчал на занятиях, Крис вполне мог ходить на собственные занятия и заниматься всем, чем пожелал бы.

Неплохо? Да отлично. Исключая не совсем понятное прощальное замечание матери Чонина.

Утром Крис принял принесённый из ресторана заказ, расставил еду на столе и уткнулся носом в расписание Чонина. Госпожа Ким заботливо приписала адрес школы, где занятия начинались с утра, и указала адрес другой школы, где Чонин три раза в неделю занимался дополнительно. Второй адрес показался Крису смутно знакомым, но сколько он ни напрягал память, так и не вспомнил, чтобы там была какая-то школа. Тем не менее, адрес он себе переписал и прикинул, что забирать Чонина ему придётся вечером через одиннадцать дней, потому что занятия заканчивались в девять, а добраться Чонин домой быстро не смог бы, потому что толком не знал город. Пешком же оттуда пилить часа два, не меньше.

Хмурый и сонный Чонин спустился к завтраку к восьми, неразборчиво буркнул утреннее приветствие, поколебался и обозвал-таки Криса хёном. По-английски он понимал превосходно, а говорил неплохо, только постоянно сбивался на корейский, но Криса это не смущало — он знал корейский достаточно хорошо.

После завтрака Чонин быстро собрался. Крис окинул изучающим взглядом тёплую куртку с капюшоном, рюкзак и добротные ботинки на толстой подошве, потом проследил в окно, как Чонин подбегал к остановке и забирался в автобус. Пожалуй, в самом деле не так уж и сложно.

Крис собрался сам, сел за руль “кадиллака” и отправился на занятия. Учился он на юридическом и страдальчески поморщился, когда на первой же лекции подняли тему совращения несовершеннолетних. Очень вовремя. Нечего сказать. О совращении взрослых несовершеннолетними не сказали ни слова. Вот она, грёбаная “справедливость” этого мира.

После занятий Крис вызвонил Исина и договорился пересечься в любимом кафе.

— Ну дела. Значит, ты присматриваешь за ребёнком? — удивился с неизбежной долей флегматичности Исин, побалтывая трубочкой в стакане с коктейлем.

— Этому ребёнку пятнадцать. То есть, только шестнадцать стукнуло. Но конь уже здоровый.

— Ну знаешь, — Исин нахмурился, — шестнадцать — это такой возраст, когда дети могут отмочить что угодно.

— Не сыпь мне соль на рану — это подло. — Крис бессильно уронил голову на столешницу и прижался лбом к прохладной гладкой поверхности. — Всё бы ничего, но я неловко себя чувствую, когда рядом постоянно кто-то посторонний ошивается.

— Зачем же ты согласился?

— Можно подумать, у меня был выбор.

— Ну ладно, и какие у вас отношения?

— Какие ещё отношения? Просто присматриваю за ним.

— Но не можешь же ты жить с человеком в одном доме и вообще с ним не разговаривать, — удивлённо протянул Исин, забыв о коктейле и трубочке.

— Ещё как могу.

Крис вернулся домой в шесть часов. Чонина нашёл в гостиной у монитора с джойстиком в руках. Тот увлечённо играл и мутузил в поединках виртуальных противников. Коротко кивнул Крису, когда заметил его, и вновь вернулся к игре.

Крис успел позаниматься в своей комнате, полазить по любимым сайтам в сети, забрать заказ и накрыть на стол. После ужина затосковал, потому что его всё сильнее угнетала обстановка. На неизбежные вопросы, которые порой возникали у Криса, Чонин отвечал односложно, чаще и вовсе обходился жестами или кивками, но не делал попыток как-то сблизиться с Крисом. Он либо играл, либо читал что-нибудь с таким видом, будто Криса не существует вовсе, либо пропадал на верхнем этаже, и тогда Крис слышал едва различимую музыку.

На четвёртый день Крис не выдержал и уселся на полу рядом с Чонином. Наткнулся на слегка удивлённый взгляд и пожал плечами.

— Сыграем вместе, не против?

Через полчаса Крис едва не дымился от злости, потому что его с завидным постоянством размазывали по виртуальному рингу.

— Играешь ты так себе, хён, — соизволил отметить Чонин, чем добил и без того взвинченного поражениями Криса.

— Это детские игрушки. Спокойной ночи.

Крис вымелся из гостиной, надеясь при этом, что смог сохранить остатки достоинства. Он редко играл в те игры, что предпочитал Чонин, но всё равно было обидно проигрывать раз за разом пятнадцатилетнему мальчишке. То есть, шестнадцатилетнему. Уже. Но этот шестнадцатилетний мальчишка казался по-прежнему привлекательным и живо напоминал Крису обо всех фетишах сразу. Если бы Крис встретил его случайно где-нибудь и не знал бы, сколько ему лет, непременно попытался бы завязать хоть какие-нибудь отношения. Но Крис встретил Чонина не случайно и знал его возраст. Это убивало.

Крис механически разбирал вещи и раскладывал в комнате, продолжая в мыслях искать наиболее верный вариант поведения. У него тут под носом торчал ребёнок, требующий присмотра, и Исин всё же оказался прав — с ребёнком необходимо как-то общаться. Им предстояло видеть друг друга несколько месяцев изо дня в день. Всё это осложнялось привлекательностью ребёнка в глазах Криса. Впрочем, Крис не настолько впал в зависимость от этой привлекательности, чтобы подбивать клинья к подростку. Он достаточно хорошо понимал, что пока видит лишь обещание, а не реальный сексуальный объект.

На следующий день Крис расположился незадолго до ужина в гостиной. Улёгся на диване с книгой в руках и принялся читать, стараясь не поглядывать в сторону Чонина, возившегося на полу с ножницами, бумагой и клеем. Чонин закончил через полчаса, унёс наверх завершённый проект, а вернулся уже с учебниками и тетрадями. Развалившись на ковре у стола, переворачивал страницы в учебнике и что-то записывал время от времени в тетрадь.

Крис отвлёкся от собственной книги и перевёл взгляд на Чонина. Наткнулся на ответный косой взгляд. Чонин тут же отвёл глаза, сел на ковре, скрестив ноги, и посмотрел на Криса уже прямо.

— Что читаешь?

Смелый мальчик. Раз уж понял, что Крис заметил его взгляд, решил не прятаться и не делать вид, что Крису примерещилось.

— По учёбе. Исследование форм правления. Тебе это покажется скучным.

— А тебе скучным не кажется?

— Нет. — Крис сел на диване и неловко провёл ладонью по высветленным волосам. — У тебя на следующей неделе дополнительные занятия заканчиваются поздно, да?

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке