Поглощенный (ЛП) (3 стр.)

Тема

И неважно, сколько раз пытаюсь убедить себя в обратном, истина в том, что я скучала по запаху этого мужчины.

- Лукас, - я не узнаю свой голос. - Где мы?

Отпуская мое запястье, он перемещает обе свои руки по моему телу, не останавливаясь, пока они не оказываются на моих щеках.

- Ты задаешь так много гребаных вопросов, Сиенна, - проскальзывает пальцами под шелковую повязку и прижимает губы к моему уху. - Просто наслаждайся моментом.

- Это сложно, когда я не могу на хрен... - начинаю я, но тут он снимает ткань с моих глаз.

- Ты кажешься ошеломленной.

А чего он ожидал после того, что случилось между нами всего несколько часов назад?

- Я сомневаюсь, что перестану себя так чувствовать, по крайней мере в ближайшее время.

На его лице отражается новая эмоция - та, от вида которой мне становится некомфортно -, и я отвожу взгляд. В бледном свете луны, окружении гор и зелени деревьев, я не могу разглядеть многого. Единственный виднеющийся рядом дом - тот, перед которым мы припарковались, огромный трехэтажный особняк - вдвое больше дома моей бабушки в Нэшвиле - с окнами от пола до потолка на втором этаже.

- Мы все еще в Теннесси? - спрашиваю я.

- Гатлинберг. Мне нужна была вся ты, лишь для меня, Си. Нужны были эти два дня наедине, чтобы отвоевать тебя и загладить свои промахи и ошибки.

- Лишь для тебя, гм?

Несколько локонов спутанных темных волос падают ему на глаза, когда Лукас кивает.

- То, что я должен был сделать несколько месяцев назад, - разворачивая меня так, чтобы я оказалась возле его бока, он проводит ладонью по внутренней стороне моей руки, а затем переплетает наши пальцы.

Крепко хватаюсь, даже не сомневаясь, что Лукас не отпустит мою руку, не отпустит меня.

      

Пока Лукас достает наш багаж из машины, исследую первый этаж особняка. Кроме каменного камина, тянущегося до самого потолка в центре гостиной, дому не присущи обычные уют и обаяние. Начиная от черного секционного дивана, что расположен напротив камина, и до такой же мрачной мебели. Даже кухонная столешница черная, устрашающая и странно сексуальная - все это создает соответствующую атмосферу.

Которая, несомненно, знакома мне.

Я прислоняюсь спиной к холодильнику из нержавеющей стали и разглядываю окружающее пространство современной кухни.

А затем меня озаряет - этот дом напоминает квартиру Лукаса в Лос-Анджелесе. Я была там всего раз, больше двух лет назад, когда он привез меня туда, и та поездка превратилась в катастрофу века, которую однако невозможно забыть.

Я возвращаюсь в гостиную, но останавливаюсь, как только закрывается входная дверь. Пробегая кончиками пальцев по повязке для глаз, которая все еще болтается у меня на шее, смотрю на Лукаса, который останавливается посреди фойе. Он повернут ко мне спиной, но даже в столь тусклом освещении я могу разглядеть его - слишком длинные, слишком спутанные темные волосы, оливковая кожа и мышцы, которым позавидовал бы любой нормальный человек, ну и, конечно, сложные татуировки, что покрывают большую часть его тела.

Говоря попросту, Лукас Вульф красив.

Когда сую руки в карманы шорт, звук в результате этого действия привлекает его внимание. Он слегка поворачивает голову, давая мне взглянуть на его профиль.

- Ты голодна?

- Нет, - я делаю шаг в его направлении. - Это место нереально восхитительно. - Еще два шага навстречу, один длиннее предыдущего, и с каждым таким шагом мой желудок сильнее сжимается. - Я предполагаю, оно принадлежит тебе.

Он полностью разворачивается, как раз когда я вхожу в фойе. Я поражена мягкостью в его взгляде. Лукас Вульф никогда не был тем типом мужчин, что показывают вам какие-либо эмоции, кроме злости, незаинтересованности и похоти. Но сегодня ночью?

Сегодня он трахнул мой мозг.

- И оно для тебя, - говорит он.

- Что?

Он медленно передвигается еще ближе ко мне.

- Этот дом. Я купил его для тебя. Я... - он откашливается и проводит ладонью по своему прекрасному лицу. - Я проспорил свой последний дом для отдыха. Так что это место для нас, Сиенна.

Для нас. 

Эти слова застают меня врасплох - оборачиваются вокруг сердца и сильно сжимают его -, но Лукас, кажется, не замечает этого, так как все его внимание обращено на систему сигнализации возле входной двери.

Всего один день назад, если бы кто-то спросил, увижу ли я когда-то снова Лукаса-Чертова-Вульфа, я бы рассмеялась на этот вопрос. Мы с Лукасом были вместе, он не захотел меня - по крайней мере не достаточно для того, чтобы это сработало -, и к тому же для меня не было места в мире рок-звезды.

Лукас выгнал меня прямо тогда, когда я осознала, что влюбилась в него.

Сейчас же, стоя внутри дома, который по его словам предназначен для нас, я решаю: тот факт, что никто не спрашивал меня о будущем с Лукасом Вульфом к лучшему. Мой ответ был бы неверным.

Сигнализация издает звуковой сигнал дважды. Густые брови Лукаса хмурятся.

- Ты в порядке, Си? - спрашивает он. Я киваю, но он не верит. - Потому что у тебя довольно странный чертов взгляд.

- Какой взгляд?

Подошвы его черных Converse скрипят о твердую древесину, когда он делает два шага, подходя ко мне впритык. Для женщины, я смехотворно высокая - 1,78 см -, но он на несколько дюймов выше меня. Мне приходится откинуть голову назад, чтобы взглянуть ему в глаза.

- Словно есть что-то, что ты хочешь сказать мне, - наконец произносит он.

Я скрещиваю руки на груди, но Лукас перехватывает мои запястья, притягивая к себе. Это первый раз, когда он прикасается ко мне с тех пор, как снял повязку с глаз, и признаюсь, я жажду большего.

Эти почти что пять часов с ним уже сделали меня зависимой.

- Ответь мне, Си.

Я пожимаю плечами.

- Я потрясена, что ты не трахнул меня по дороге сюда.

- О, я хотел тебя трахнуть, но руль немного мешал в этом деле, и к тому же я хотел сделать это надлежащим образом, - без предупреждения, он стягивает резинку с моего хвостика, расчесывая волосы кончиками пальцев. Лукас произносит что-то себе под нос, когда мои рыжие локоны рассыпаются спутанными волнами по плечам. Он всегда был неравнодушен к моим волосам.

- Тебе есть еще что сказать?

- Нет.

Он подносит свою огрубевшую руку к моим губам, зажимая нежную плоть между большим и указательным пальцами, прежде чем сжать мое лицо в своих ладонях.

- Поговори со мной.

Закрывая глаза, сглатываю и считаю до пяти, собираясь с мыслями. Последнее, что мне нужно сделать, это сказать нечто такое, что выставит меня раболепствующей идиотко      й.

- Ты спел песню обо мне, - начинаю я неуверенно. Его густые волосы касаются моего лба, когда Лукас кивает. - Не пойми меня превратно, написать "Десять дней", должно быть, самая до нелепого романтичная вещь, которую когда-либо кто-либо для меня делал. Но затем ты объявился в доме моей бабушки. И сказал, что я должна тебе еще два дня, и что приехал, чтобы забрать меня куда-то. И вот ты привез меня сюда, в горы.

- Да.

- И говоришь мне, что любишь меня, - последние слова переходят в хриплый шепот.

- Открой глаза, - когда я не подчиняюсь ему сию минуту, кончики его пальцев зарываются в мои волосы, слегка дергая их. По всему моему телу вспыхивают электрические разряды. - Отрой глаза.

В этот раз я слушаюсь. Он криво улыбается и сжимает несколько локонов моих волос.

- Я привез тебя сюда, потому что мне не хватило бы терпения доехать с тобой до Лос-Анджелеса, куда мне следовало забрать тебя еще несколько месяцев назад. Ты здесь, потому что я планирую насладиться каждым дюймом твоего тела и беспрерывно трахать тебя, на фиг разговоры, - его губы всего в паре сантиметров от моих. Я могу ощутить запах мятной жвачки, которую он жевал по дороге сюда, и аромат его одеколона. Он пьянит, и неожиданно у меня во рту пересыхает.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке