Исчезающие Девушки (ЛП) (2 стр.)

Тема

- Может, ты передумаешь?

- Может, - ответила я.

Я действительно надеялась на это, очень-очень надеялась.

Дара схватила бутылку ликёра «Южный Комфорт» и налила в пластиковый стакан, перемешав его затем с колой. Я прикусила губу, словно хотела сжевать слова, так и рвавшиеся наружу. Это наверняка, как минимум, её третий стакан, а у неё уже довольно напряженные отношения с мамой и папой, и ей бы следовало остановиться, пока не попала в неприятности. Господи, из-за неё мы обе угодим в терапию. Но вместо этого я сказала:

- Новый парень, значит? - с некоторым усилием у меня получилось произнести это непринуждённо.

- Да ты же знаешь Ариану, она всё преувеличивает, - Дара скривилась в ухмылке.

Она смешала ещё один напиток и сунула мне в руки, стукнув мой пластиковый стаканчик своим.

- Твоё здоровье! - произнесла она и одним большим глотком опустошила полстакана.

От напитка подозрительно пахло сиропом от кашля. Я поставила свой стакан возле тарелки с остывшими сосисками в тесте. Они походили на сморщенные пальцы, завёрнутые в марлю.

- Значит, нет никакого тайного поклонника?

- Ну что я могу сказать? - пожала плечами Дара.

Этим вечером она накрасила глаза золотистыми тенями, которые теперь немного осыпались. Она выглядела так, будто нечаянно попала сюда из сказочной страны.

- Я просто неотразима.

- А что же Паркер? - спросила я. - Не всё так гладко?

Я очень быстро пожалела о своих словах, так как улыбка тут же исчезла с лица Дары.

- А что? - произнесла она, её взгляд в один миг потускнел. - Хочешь вновь сказать «я же тебе говорила»?

- Просто забудь, - отвернулась я, внезапно почувствовав жуткую усталость. - Спокойной ночи, Дара.

- Постой, - она схватила меня за запястье.

Напряженности между нами словно не бывало, и вот она снова улыбается мне.

- Останься, ладно? Останься, Нинпин, - повторила она, заметив моё сомнение.

Когда Дара так делает, то становится вся такая милая и пушистая, совсем как прежде, когда она взбиралась на мою грудь и смотрела на меня умоляющими глазами, требуя  проснуться и поиграть с ней. Ей почти невозможно было отказать. Почти.

- Мне завтра вставать в 7 утра, - ответила я, пока она шла следом за мной к дверям, навстречу стучащим снаружи каплям дождя. - Я пообещала маме всё привести в порядок к приходу тёти Джекки.

Первый месяц после ухода из дома папы мама вела себя так, будто абсолютно ничего не произошло. Но в последнее время она стала немного рассеянной. Например, забывала включить посудомоечную машину, поставить будильник, погладить свои рабочие блузки, пропылесосить в доме пол. Каждый раз, когда папа приходил забрать кое-какие свои вещи, будь то его любимое кресло, набор шахмат, оставшихся после дедушки или клюшки для игры в гольф, которыми он никогда не играл, то при этом он словно уносил с собой и частичку рассудка мамы.

- Да зачем это надо? – закатывает Дара глаза. – Она может принести с собой эти чистящие кристаллы, и всё будет готово.

- Пожалуйста, - прибавляет она и ей приходится немного прибавить голоса, чтобы перекричать музыку, потому что кто-то только что включил её на полную катушку. – Ты же никогда никуда не выходишь.

- Это неправда, - отрицаю я. – Просто ты всегда где-то гуляешь.

Мои слова прозвучали чуть жестче, чем я хотела. Но Дара лишь смеётся мне в ответ.

- Давай сегодня не ругаться, ладно? – говорит она, целуя меня в щеку, её губы липкие, словно от карамели. – А просто быть счастливыми.

Тут группа парней, скорее всего из младших классов, столпившихся во мраке возле лошадиных стойл, начала улюлюкать и хлопать.

- Великолепно, - кричит один из них. – Здесь лесбиянки!

- Заткнись, дебил, - орёт ему в ответ Дара и смеётся. – Она - моя сестра.

- Это явно знак того, что мне пора уходить, - говорю я.

Но Дара не слушает меня. Её щёки порозовели, а глаза блестят от алкоголя.

- Она - моя сестра, - повторяет она вновь, не обращаясь конкретно ни к кому и в то же время ко всем, ведь Дара из тех людей, за которыми другие хотят наблюдать, брать пример. - И моя лучшая подруга.

В ответ лишь раздаётся еще больше свиста и рассеянных хлопков в ладоши.

- Давайте уже, начинайте, - орёт другой.

Дара обнимает меня за шею, прислоняется к моему уху и шепчет. У неё приятное дыхание, смешанное с запахом алкоголя.

- Лучшие подруги до конца жизни, - шепчет она, а я больше не уверена, обнимает ли она меня или висит на мне. – Правда, Ники? И никто никогда этого не изменит.

15 Июля, Ники

Эти дети думают, что им все сойдет с рук. Кто сейчас не пристегивает ремень? Она не может никого винить, кроме самой себя.

Ну почему в статье не указали имен "двух подростков, купавшихся голышом"? Грех стал уголовным преступлением?

комментарий от: vigilantescience01 в 21:01

Спасибо за комментарии. Это так, ни один из подростков не был обвинен.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора