Разреженный воздух (ЛП) (3 стр.)

Тема

Дэвид… мне должно быть знакомо это имя? Или он был незнакомцем? Я не могла сказать, потому что в его выражении не было абсолютно никаких подсказок, в этих безумных нечеловеческих глазах, или в напряженной, неподвижной позе его тела.

Льюис, должно быть, воспринял его молчание за знак согласия, потому что возвращался. Он отодвинул Дэвида локтем в сторону и снова потянулся за моей рукой. Я отпрянула от него.

- Нет!

- Не глупи. У тебя обморожение. Я восстанавливаю кровообращение. - Льюис издал разочарованный звук и схватил меня за запястья, крепко, когда я снова попыталась вырваться. - Черт возьми, перестань со мной бороться!

- Отпусти ее, - сказал Дэвид очень тихо. - Она тебя не узнает. Она не понимает.

- Что?

- Я не вижу ее, - сказал он. - Ее нет в эфире.

Льюис, нахмурившись, посмотрел на него и качнулся назад на пятках. - Это невозможно.

- Посмотри.

Льюис перевел хмурый взгляд в мою сторону, и его глаза затуманились. Несколько длинных секунд ничего не происходило, а затем очень странное выражение сменило его раздражение, сглаживая и превращая в пустую маску.

- Ох, дерьмо, - выдохнул он. - Какого черта...?

- Я не вижу ее прошлое, - сказал Дэвид. Что не имело для меня вообще никакого смысла, но то, что вышло следом, имело еще меньше смысла. - Кто-то забрал их у нее.

- Как такое вообще возможно?

- Это и не возможно. - Внезапно Дэвид присел, поразительно грациозно, и посмотрел мне в глаза. - Джоанн. Ты меня узнаешь?

Я отпрянула от него, отползая назад. Достаточный ответ. Долгое мгновение он не двигался, а затем плавно поднялся и отошел в сторону. Он скрестил руки на груди и склонил голову, освобождая меня от давления этого взгляда, по крайней мере, на некоторое время.

- Кто вы вообще такие? - выпалила я. - У него есть какие-то сверхспособности. И я не знаю, кто вы, черт возьми, такие! - Я нетвердо указала на Льюиса, а потом на Дэвида. Я села подальше от огня, и я уже чувствовала кусающий холод на моих открытых участках кожи. - Нет! Не трогай меня!

Льюис начал двигаться за мной. Он остановился, снова нахмурившись. - Что ты собираешься делать? - спросил он голосом, который звучал слишком разумно. - Бегать в носках и пальто в ледяную бурю? Это самоубийство. Позволь нам помочь тебе.

- Почему? Почему я должна вам верить?

- Потому что без нас ты умрешь, - сказал Дэвид. Он не взглянул вверх. - Мы искали тебя здесь несколько дней без отдыха. - Он медленно поднял голову, и я увидела нечто, вновь потрясшее меня, как если бы он оттолкнул меня: слезы. Очень человеческие слезы, в этих нечеловеческих глазах. - Потому что мы любим тебя. Пожалуйста.

На этот раз, когда Дэвид подошел ко мне, я заставила себя лежать спокойно. Я все еще чувствовала это почти неконтролируемое желание бежать, спрятаться, и не смогла предотвратить вздрагивание, когда он провел руками от моих плеч к коленям. В отличие от Льюиса, он не источал запах грубого парня. От него пахло свежим ветром, солнечным светом и дождем, и против воли я уткнулась в ложбину, где его шея перетекала в сильные плечи. Он ощущался твердым и реальным, и он подхватил меня так, словно я весила меньше пустой пластиковой бутылки. Тепло каскадом лилось из него, врезаясь в меня, затапливая пьянящим цунами тепла. Ой, как хорошо. Я прижалась к нему, мои руки сжали в кулаке ткань его рубашки, и содрогнулась в чисто животном удовольствие.

- Мне нужно будет прикоснуться к тебе, - сказал Льюис. Я взглянула вверх в лицо Дэвида.

- Я буду держать тебя, - сказал он. - Я тебя не отпущу.

Я кивнула. Руки Льюиса прижались ко мне, раскрытыми ладонями, на этот раз к моим плечам, и толчки электрического огня начали наводнять меня. Возможно, я сопротивлялась, но даже если и так, Дэвид был более чем способен удерживать меня в неподвижном состоянии.

Когда все было кончено, я чувствовала, что каждый нерв все еще простреливают раскаленные добела толчки, но когда это прошло чувство ошеломляющего истощения взяло верх, и я почувствовала, что начинаю ускользать.

- Это поможет, - услышала я, как Льюис произносит это тщательно подобранным тоном. - Лучше ее одеть. Сегодня вечером станет еще холоднее, и она все еще очень слаба.

Голос Дэвида, казалось, отдалялся от меня, становясь тоньше и тише. - Подожди. Что ты нашел?

- Ничего, - ответил Льюис слабым, смазанным шепотом. - Помимо почти замерзшей до смерти, с ней все в порядке. Физически, во всяком случае.

- Тогда что же случилось? - вопрос Дэвида стал призрачным, потерянным во тьме, и затем я отключилась.

* * *

Я проспала недолго, но когда проснулась, была уже одета - синие джинсы и джинсовая рубашка поверх термо-белья - и завернута в спальный мешок рядом с костром. Я попыталась понять, кому из них хватило наглости, но сдалась. В любом случае, это был глубоко тревожный вопрос.

- Я могу нести ее, - низкий голос Дэвида доносился откуда-то с другой стороны треска огня. Наступила ночь, и с ней абсолютно смертельный холод. Даже в спальном мешке, полностью одетая, я чувствовала, как он кусает меня. - Мне не нравится держать ее здесь дольше, чем это необходимо.

- Я знаю, - ответил Льюис. Голос у него был рассерженный. Раздраженный. - Черт побери, я знаю! Но до ближайшего места встречи больше дня пути, и что бы я ни делал, температура продолжает падать. Ты думаешь, она достаточно сильна, чтобы выдержать поездку? В таком состоянии?

- Завтра она не станет сильнее.

- Ладно, но я стану. Я не только о ней беспокоюсь. Если я не посплю, то на тебя могу свалиться еще и я.

- Думаешь, я не смогу нести вас обоих? - спросил Дэвид. Он звучал иронично. - Весь путь обратно, если понадобится?

- Я вполне уверен, что смог бы, но моя гордость уже достаточно уязвлена, и ты знаешь, что я люблю тебя, чувак, но я не готов превратить наши отношения в столь близкие. - Голос Льюиса был сухим, как старая бумага. - И, кроме того, если я начну терять сознание, мы потеряем контроль над погодой. Если ты станешь с этим возиться, они найдут тебя, и нас, и ее.

- Ах. - Очевидно, убедительный аргумент.

- Я поставлю палатку, - сказал Льюис. - Это не займет много времени.

Я осторожно посмотрела из-под полуприкрытых век и увидела Дэвида, обходящего костер и направляющегося ко мне.

Сейчас в нем что-то изменилось - ох, он был одет в пальто. Не современный аксессуар пеших прогулок - это была длинная оливково-серая вещь, как нечто вышедшее из Первой Мировой Войны, и доходила почти до сапог. Он выглядел старинным. Неуместным.

Красивым.

Он заметил меня. - Ты проснулась, - сказал он, и присел рядом со мной. - Пить хочешь?

Я кивнула и приподнялась на локтях. Он открутил пластиковую бутылку и передал ее. Я жадно пила прохладную, чистую воду, почти постанывая от восторга, когда влага хлынула в меня. Я понятия не имела, как долго не пила. Слишком долго.

Он наклонился вперед, чтобы убрать волосы с моего лица, и я инстинктивно дернулась назад, оставив между нами расстояние. Он замер. О, Боже, подумала я. Мы любовники. Не было никакого другого объяснения для простоты его жеста и выражения его лица, как если бы я воткнула нож в его кишки и отломала его. Выражение пришло и ушло во вспышке, а затем он вернулся к безопасно нейтральному.

Я сделала еще один долгий глоток, чтобы скрыть свое замешательство и чтобы дать себе время отдышаться. Льюис оглянулся на нас, и я задавалась вопросом, что, черт возьми, творилось в той жизни, которую я не могла вспомнить. Дэвид был - я была почти уверена - моим любовником. И он не был человеком. Льюис был человеком, но не моим любовником - по крайней мере, я не думаю, что он им был.

Не то, чтобы Льюис был совершенно нормальным выбором из них двоих. Он мог развести огонь щелчком пальцев. И исцелять людей. И что бы такое я не могла вспомнить о своей жизни, это определенно было не то, что вы назвали бы скучным.

Оказалось, Дэвид был не очень-то разговорчивым, что было очень хорошо, учитывая, в каком замешательстве я находилась.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Похожие книги

Нахалка
169.7К 209