Игры с призраком. Кон третий.

Тема

Райдо Витич

Глава 1

Великое дело визион, но до чего же нудное и не расторопное. Как и его жители, посетители.

Король в нетерпении сжал кулак.

Месяц Ричард пытался связаться с одним знатоком клонов под кличкой Лис, и вот получилось и в цене сошлись, а тот вторую неделю не выходит на связь. У Ланкранца уже в глазах рябит от мельтешения страниц, которые он просматривает из ночи в ночь, занимая себя в ожидании связи с Лисом, и бегает по информационным каналам то ли в поисках сведений о жене, братце, любых зацепок, то ли от своих черных мыслей. Время было самым главным фактором в происходящем, но играло на стороне Паула, а не Ричарда и Анжины, и тянулось, тянулось, пропадало в пустоте, тратилось на бесплодные метания.

Ланкранц потерял счет дням и ночам, потому что боялся их считать, прекрасно понимая, что каждый прожитый час может стоить жизни его любимой. Он не мог спать, потому что ночью его одолевали тревоги, страхи и самые противоречивые чувства, которые днем он еще худо-бедно отодвигал, закрываясь какими-то делами. И все чаще он сжимал кулак, представляя, что сжимает горло Паула, и в это же время, другой рукой, защищая, тянулся к жене, которая уже мерещилась наяву.

Ричард понимал, что становится одержимым, сходит с ума и теряет себя, но не мог, не имел возможности тратить время и силы, чтобы остановиться, успокоиться и взять себя в руки. Да и какое спокойствие, если Анжина в лапах Паула, а клон у Ричарда и куражится, день ото дня становясь все стервознее, подлее, наглее. Часа не проходит, чтобы она что-нибудь не выкинула, на кого-нибудь не напала, не подставила, не оболгала, дня не случается прожить в спокойной обстановке. Люди устали, издерганы не меньше короля, но конца и края не видать дням, в которых, словно в бесконечности затянутого тучами небе, ни случается и просвета оптимистических вестей.

Ричард потер уставшие глаза и вздрогнул от зуммера — Лис, наконец, вышел на связь и пошли страницы подробного отчета о модификациях галокенов, начиная с простейшей модели до последней, из секретных разработок синдиката `Селенга'. Да, недаром Лис получает гало — информация стоила той суммы, что он запросил.

Рискует парень, — подумал мужчина, мельком взглянув на столбцы дат, планет, закрытых лабораторий, данных разработок: ясно, что влез в закрытый архив Галактического совета, в который безуспешно бился Ланкранц.

Ни деньги, ни связи ничего не дали, на короля лишь стали подозрительно коситься, и он понял — чуть надави, будут крупные неприятности с советом. Только этого ему еще и не хватало — получить профессиональных филеров на хвост и подвергнуть Анжину дополнительной опасности. Кто стоит на службе совета? Сохранится ли конфиденциальность информации? Не дойдет ли до Паула, чем интересуется король Мидона?

Вот и подтверждение — секретные данные от Лиса — правильно Ричард не стал настаивать и отошел. Ха! Хваленные закрытые системы доступа! Секретные архивы Галактического совета! Вот он архив — как на ладони.

Ричард нажал кнопку и перевел на счет Лиса остальную часть запрошенной им суммы.

`Вопросы будут, обращайтесь', - вылезла улыбающаяся рожица на дисплей.

`Не сомневайся, будут. Еще замучаю', - усмехнулся Ричард и, отключив связь, углубился в изучение документов.

Информация его не порадовала. Выходило, что Паул, как любой другой высоко обеспеченный гражданин галактики, мог создать хоть десяток своих прототипов. Очень удобно, ели подумать: хозяин сидит у бассейна и попивает коктейль, а клон за него ведет встречу с высокими гостями, идет на свидание к любовнице, летит на другую планету, совершает убийство за сотни парсек от местонахождения хозяина. И тот не в ответе за первые модификации, а за последние — тем более — их нет в природе, строжайше запрещены судебно-правовым комитетом при галактическом совете, и комиссия при том же совете, якобы успешно борется с этим злом, выявляя, отлавливая запрещенные экземпляры по всей галактике. И как успешно! За последний год было выявлено около тысячи машин! И лишь трое их хозяев получили наказание. Однако, надо отдать должное разведуправлению совета — лаборатории по изготовлению последних моделей — самых страшных экземпляров, фактически ничем не отличающихся от людей и плохо распознаваемых даже спец аппаратурой, выявлены и полностью уничтожены, так же выявлено количество ныне здравствующих галокенов от третьей до последней модели. Но где гарантия, что всех? Один экземпляр точно имеет место быть и пока жив и здравствует…

`Селенга' признана виновной в проведении недозволенных исследований и понесла значительные траты, потеряв более половины своего капитала, что пошел на выплату колоссального штрафа. А глава концерна, вообще, отстранен от должности и сослан в другую галактику.

Виват!

Но до судьбы `Селенга' Ричарду дела нет. Он перелистнул страницу и принялся изучать систему управления клонами.

Первых двух моделей больше нет в природе — уничтожены доблестными войсками спец назначения при совете, под самый корень, вместе с документами о них и их разработках. Третья и четвертая модель имеют встроенный в чипсет дистанционник, вживленный и гипоталамус, и программу действий с обширной базой вариантов. Управлять ими проще некуда, как и контролировать, достаточно в радиусе их обитания — не более трехсот тегов — оставить программный импульсар, который и связь меж клоном и хозяином поддержит и звук и видео на любой понравившийся ему носитель выведет, и что надо, кому надо передаст.

С пятыми и шестыми моделями сложней — с ними нужен контакт, чтобы периодически дефрагментировать чипсет и корректировать действия. Машины уже более совершенны, легко приспосабливаются к среде и обществу, обучаются, приобретают свои привычки, взгляды, мнения, и чтобы не произошли сбои управления и, как следствие самостоятельности машин, недоразумения, раз в декаду клонам положена профилактика, конечно, в интересах хозяина. Проводится она просто — импульсной передачей повторных базовых данных, которые, затирая приобретенные личностные качества, возвращают клону нужные хозяину. Но радиус приема импульсов значительно меньше — не более ста тегов. А вот для седьмой, последней модели и этого много — максимум тридцать тегов. И профилактика передачи повторов не реже одного раза в месяц, иначе контроль теряется и клон развивается по другой программе — свободной, а не заложенной изначально. Изменения происходят настолько быстро, что через пару месяцев уже невозможно восстановить первоначальный вариант.

Ричард сжал переносицу пальцами: что получается? Кукла по-прежнему подчинена Паулу и как не пытается пойти своей дорогой, следует его указаниям. Значит, он контролирует ее и профилактику делает в срок. Следовательно, не удаляется далее чем на тридцать тегов надолго. А может и постоянно находится в этом радиусе. Территория королевского дворца включая контрольную полосу охраны, подъезды и дип зоны — как раз, тридцать тегов.

Ричард набрал номер Пита и через серию гудков услышал сонное мычание:

— У-у?

— Пит, проверь всех находящихся на территории дворца и прилегающей к нему зоне.

— Сейчас? — обиженно просипел мужчина. — Мой не проходящий кошмар зовут Ричард? Можно я сначала посплю, потом придушу тебя, чтобы в три часа ночи с глупыми приказами не приставал, а потом выполню просьбу?

— Так просьбу или приказ? — хмыкнул Рич.

— Спи, давай! Завтра разберемся…

— Если послезавтра не будет отчета, я стану не только твоим кошмаром, но и бессонницей.

Пит вздохнул и прошипел:

— Чего проверять-то?

— Людей. На предмет викерсов и клонов.

— Делать больше нечего дипломатам в маскарадных масках ходить! — пробурчал.

— Отчет принесешь мне. Вместе с отчетом по проверке наших служащих…

— Да готов он уже!

— И те данные, что ты добыл о Пауле…

— Еще ничего дельного…

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке