Крюк (50 стр.)

Тема

Они стукались друг о друга в его руках: ТИНК-ТИНК-ТИНК.

— Тинк? — сказал Питер в последний раз, и та, к которой это относилось, исчезла в тайниках его памяти, как в ящике бюро, чтобы, когда потребуется, обнаружиться вновь.

Нежданное веселье овладело им. Он был дома!

— Джек! Мэгги! — закричал он возбужденно. Он огляделся вокруг. Они были вместе с ним, когда вернулись из... Он нахмурился. Откуда же? А, неважно. Но они были целы и невредимы. Он был уверен в этом, а это было главное.

— Мойра! Я дома! — закричал он.

Он побежал по парковой дорожке. Пробегая мимо мусорщика и других людей, он весело здоровался со всеми, бросая на ходу приветствия и пожелания всего самого лучшего.

Казалось, ему потребовалось всего несколько секунд, чтобы добраться до номера 14 по Кенсингтон Гарденс со стороны двора. Он посчитал ниже своего достоинства войти через главные ворота, и, вспрыгнув на стену террасы, стал танцевать по ней, подскакивая и балансируя, как эквилибрист. В конце концов он спрыгнул вниз и поспешил к парадной двери.

Она была заперта.

Он протянул руку к медному молоточку и остановился.

Нет, только не сегодня.

Весело мурлыкая и напевая про себя что-то, он обогнул дом и перепрыгнул через другой забор. Он был почти под окнами детской, когда услышал телефонный звонок. Он посмотрел вокруг, стараясь уловить, откуда исходит звук, и понял, что стоит на том самом месте. Он встал на колени, раскопал снег и свежую землю и вытащил свой переносной телефон. Он дал ему прозвонить еще раз и включил.

— Здравствуйте, Питер Бэннинг на проводе, — поприветствовал он. — Я сейчас не в доме, а на улице, специально, чтобы спастись от вашего звонка. Пожалуйста, только без предисловий, говорите лучше прямо сейчас, и я сделаю это, когда смогу. Приятных вам мыслей!

Он бросил телефон назад в ямку и присыпал его землей.

Питер стал взбираться по дренажной трубе. Он лез вверх, перехватывая руками, лицо его покраснело от напряжения, но было полно удовольствия. Еще четыре дня назад, до своего путешествия, он не мог бы даже и мечтать об этом. Но теперь все изменилось в жизни Питера Бэннинга.

Он добрался до окна детской комнаты и попытался открыть его. Заперто. Он попробовал еще раз. Нет, никак. Он приложил лицо к стеклу и заглянул внутрь.

Там сидела Уэнди и обнимала Мойру, Джека и Мэгги. Внутри у Питера что-то оборвалось. Он вдруг вспомнил о другом времени, которое давно прошло. То, что он увидел, вдруг разбудило в нем какие-то смутные воспоминания. Он не мог пробраться вовнутрь, к ним! Он опять был заперт, только теперь снаружи! От его дыхания оконные стекла запотели. Он висел на балконных перилах и всерьез боялся, что снова опоздал...

Тогда он стал колотить в стекло, совершенно не заботясь о последствиях. Он отчаянно хотел быть внутри.

— Я дома! — кричал он. — Я вернулся! Пожалуйста, пустите меня.

Они, конечно же, услышали его, и Джек быстро подбежал к окну. В его нежном личике было какое-то озорное выражение (подозрительно похожее на выражение лица Питера). Он улыбался, и слезы стали наворачиваться ему на глаза.

— Извините, — сказал он. — У вас назначена встреча?

Питер улыбнулся в ответ:

— Да, с вами, маленький пират, на всю оставшуюся жизнь.

Джек отодвинул задвижку и широко распахнул окно. Питер вошел внутрь и встал перед ним. Они молча смотрели друг на друга.

Потом Питер прошептал:

— Что я тебе говорил насчет этого окна? — Он схватил Джека и обнял его. — Никогда не закрывай его! Держи его всегда открытым!

Он закружил Джека, держа его на вытянутых руках. Оба они кричали и смеялись.

Мэгги вскочила на кровать:

— Папа, и меня покружи! Покружи меня тоже!

Питер схватил ее и закружил на месте.

— Твое желание — для меня закон, принцесса!

Потом он отпустил их обоих, подхватил испуганную Мойру и тоже закружился с нею, отрывая ее от пола, как будто она была ребенком. Его лицо светилось от счастья. Она пыталась зацепиться за него и пронзительно кричала. И когда он наконец опустил ее на землю, она обхватила его руками и прижалась к нему.

— Питер, о, Питер, — облегченно вздохнула она. — Где ты пропадал?

Но Питер вдруг заметил Тутлса, заглядывавшего в угол комнаты из-за двери. Он оставил Мойру и подошел к старику. Тутлс смущенно улыбнулся и пошел было вон из комнаты.

— Нет, — тихо сказал Питер и обнял его, увлекая за собой в комнату к остальным.

— Здравствуй, Питер, — неуверенно поприветствовал его Тутлс. — Я опять пропустил что-то интересное, да?

Питер покачал головой и ответил улыбкой. Потом он вдруг что-то вспомнил. Он полез за пазуху и достал оттуда мешочек, который отдал ему Тад Батт. Он развязал веревочку и высыпал Тутлсу прямо в трясущиеся руки стеклянные шарики.

— Я думаю, это ваше, — прошептал он.

Глаза Тутлса расширились от удивления. Слезы потекли по его щекам, когда он повернулся к Уэнди.

— Смотри, Уэнди. Видишь? Я опять нашел их. Значит, я не потерял свои шарики.

Уэнди подошла к нему и обняла его, гладя одной рукой по редким растрепанным волосам. Тутлс взял шарики и подошел к окну, чтобы получше рассмотреть их при солнечном свете. Он бормотал что-то и думал о чем-то своем, приятном. Через минуту, к удивлению всех, он оторвался от пола и стал подниматься. На дне мешочка он обнаружил остатки волшебной пыли и посыпал их себе на голову. Подхваченный своими счастливыми мыслями, он смело вылетел в окно, сказав на прощание: «До свидания! До свидания!» И исчез из виду.

Уэнди подошла к Питеру и взяла его руку в свои:

— Здравствуй, мальчик.

Питер глотнул:

— Здравствуй, Уэнди.

— Почему ты плачешь, мальчик?

Он улыбнулся.

— Я просто счастлив... быть дома.

Уэнди приблизилась к нему и обняла. Когда она прижалась к нему, то снова вспомнила о всех тех годах, когда они улетали с Питером Пэном в Неверлэнд, скитались по острову пиратов, индейцев и русалок, жили под Деревом Никогда и рассказывали сказки Потерянным Мальчикам, когда они были частью детских снов и были совершенно свободны от всех забот и тягот взрослой жизни. В этот момент она захотела вернуться туда. И если бы она могла, она непременно сделала бы это.

— Питер, — прошептала она. — А как же твои приключения? Ты будешь скучать без них?

Он покачал головой и ответил:

— Жизнь — это ужасно большое приключение.

И когда он произнес это, последняя ночная звезда — если это была действительно звезда — померкла и исчезла.

Скан&OCR: 3aH3u6ap

Сайт: rutracker.org

7 октября 2012

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке