Крюк (2 стр.)

Тема

Питер Бэннинг был в шоке. «Мойра!» — воскликнул он и вскочил, чувствуя, что теряет сознание при виде раскачивающейся на проволоке Мэгги. Но Мойра быстро усадила его на место.

— Она же может свалиться, Мойра! — прошептал он в ужасе. — И как только учителя позволяют им делать такие вещи? Это же опасно! Стоит мне только посмотреть на нее, и у меня уже кружится голова.

— Ну, папа! — простонал Джек, но аплодисменты заглушили его. Мойра просто улыбалась, глядя на мужа и держа его за руку, чтобы подбодрить. Потом она тоже захлопала в ладоши. Джек присвистнул, покоренный тем, как хорошо Мэгги справилась со своей ролью и немного завидуя тому, что она летает.

За кулисами смешались звуки колокольчика и ксилофона, а Питер Пэн в это время вместе с Тинкербелл, Джоном и Майклом вылетали в окно. Мэгги в роли Уэнди на мгновение бросила взгляд в сторону родителей, помахала рукой и последовала за мальчиками. Занавес опустился.

Тихий гул голосов и смех слышались из зала, пока дети готовили сцену для следующего акта. Питер вытянулся в своем кресле, находя теперь решительно неудобным то, что он провел в нем больше пяти минут. Голоса и смех смолкли в ожидании…

Вдруг раздался пронзительный, режущий слух звонок телефона. Все повернулись на звук. Питер судорожно нащупал свой плащ и достал из его кармана свой телефон. Мойра, как-то вся обмякнув, прошептала умоляющим голосом: «Питер, пожалуйста!» Джек, видя обращенные в их сторону взгляды, закрыл пальцами уши и постарался притвориться, что не имеет ничего общего со своими соседями.

— Брэд, быстрее, — прошипел Питер в трубку. — Я с семьей.

Занавес снова поднялся, и на заднем плане взору зрителей предстал Неверленд, или Страна Никогда. Впереди стояли семь ярко раскрашенных вырезанных из картона деревьев. В каждом дереве была дверца. И теперь все они распахнулись, и оттуда появились семь Потерянных Мальчиков в стареньких пижамках. Взявшись за руки, они встали перед публикой и начали громко распевать: «Мы хотим никогда не вырасти».

«Я вроде ребенка в магазине игрушек», — думал Питер, стараясь расслышать голос на другом конце провода.

Потерянные Мальчики кончили петь, и один из них, который играл Тутлса, повернулся к остальным и с пафосом произнес:

— Я хотел бы, чтобы Питер поскорее вернулся. Я всегда боюсь пиратов, когда его нет рядом, чтобы защитить нас.

В это время справа на сцене показалась банда пиратов, которые вытаскивали из-за кулис плот. На плоту сидел здоровенный пацан, которому была поручена роль капитана Джеймса Хука.

Все внимание Питера Бэннинга было приковано к телефону. Он повысил голос:

— Брэд, именно для этого у нас в штате есть эколог! Именно для этого мы платим ему деньги! Напомни ему, что он работает теперь не в Сьерра-Клаб!

На него стали шикать из соседних рядов. Он еще ниже опустился в своем кресле и прикрыл рот рукой, чтобы его не так было слышно.

Один Потерянный Мальчик носился, как угорелый, по сцене, убегая от пиратов. Сми в очках и в полосатой рубашке, под которой была привязана подушка, изображавшая живот, угрожающе размахивал абордажной саблей.

— Догнать его, капитан, и пощекотать саблей? — кричал он.

Мальчик, игравший Хука, стоял неподвижно.

— Нет, мне нужен их главарь — Питер Пэн. Это он отрубил мне руку и бросил тому крокодилу.

Джек слышал, как его отец говорил вполголоса в трубку:

— Смотри, Брэд, завтра вечером я уезжаю с семьей в Лондон. Так что назначь собрание на первую половину дня. — Джек пытался протестовать, отчаянно делая знаки отцу: «Пап, а игра!» Питер мельком взглянул на него. — Да, и не забудь, у моего сына завтра решающий матч. Я должен быть там. Поэтому собрание должно быть предельно коротким. Все должно быть сделано быстро и четко. Выведи их на чистую воду.

Он выключил телефон и положил его назад в карман. Джек встревоженно смотрел на него.

«Тик- так, тик-так», — раздавалось со сцены. Сми и Хук подняли головы в поддельном страхе.

— Это — тот крокодил! — произнес Хук. — Облизывается. Думает, что слопает меня всего. К счастью, он проглотил часы, иначе бы я не услышал, как он появился здесь.

Ребята в зале «затикали» вместе с часами. Вместе с ними и Джек. Питер Бэннинг скривился и закрыл уши ладонями. Крокодил, сделанный из старого зеленого одеяла, под которым скрючились двое детей, шлепнулся на сцену под неистовые вопли публики, давая возможность Хуку и Сми скрыться.

Питер Бэннинг вздохнул, насупился, сложил руки на коленях, где лежали портфель и плащ, и глубоко вздохнул еще раз. Было в этой пьесе что-то тревожащее.

Действие продолжалось, и Джек увлекался им все больше и больше, несмотря на свое настроение. К тому времени, когда Хук и Пэн встретились лицом к лицу в решающей схватке, Джек был уже полностью поглощен происходящим. И прежде чем пиратский корабль успел отплыть, их деревянные мечи ударились друг о друга три раза.

— Пэн, кто ты и что ты? — воскликнул в смятении Хук.

— Я — юность. Я — радость. Я летаю, дерусь и кукарекаю! — ответил Питер Пэн и громко закукарекал, чтобы доказать свою правоту.

Поединок закончился поражением Хука. Капитан упал прямо в раскрытую пасть поджидавшего его крокодила, который и поволок его со сцены.

Декорация сменилась в последний раз, и взору зрителей вновь предстала детская комната, где начиналось действие. Мальчик в старой меховой парке, изображавший собаку Нана, громко залаял, когда зажегся свет, и по сцене прошел мистер Дарлинг вместе с Потерянными Мальчиками, Джоном и Майклом. Они шли цепочкой, держа друг друга за полы одежды. Уэнди и миссис Дарлинг следовали за ними и замедлили шаг, как только увидели Питера Пэна, парящего в окне.

— Питер, можно я и тебя приму к себе? — спросила миссис Дарлинг.

Питер весьма артистично насупился и спросил:

— А вы отправите меня в школу?

— Да, конечно.

— А потом в офис.

— Думаю, да.

— Значит, я скоро стану взрослым?

— Да, очень скоро.

Питер Пэн покачал головой:

— Я не хочу ходить в школу и зубрить всякие скучные вещи. Никто не сможет поймать меня и заставить повзрослеть. Я хочу навсегда остаться маленьким мальчиком и жить весело.

Он заиграл на своей деревянной дудочке. Проволока, привязанная к его поясу, потянула его вверх, и он улетел. Свет померк, и сцена опустела. Хрипящая пластинка со звоном Биг-Бена заиграла снова.

Питер Бэннинг утомленно поглядывал на сцену и думал про себя, сколько еще времени может продлиться эта скучища. Хоть бы Мэгги больше не летала по воздуху. И какому идиоту пришла в голову эта идея? Он с чувством собственного достоинства поправил галстук и запонки на манжетах. Его костюм был уже безнадежно помят. Ему хотелось принять душ и завалиться спать. Ему нужны были мир и покой.

Но что- то все-таки напрягало его в этой пьесе.

Он нахмурился и решительно посмотрел на сцену.

Там зажегся свет, но настолько тусклый, что он с трудом прорезал темноту, и оттого на сцене везде заплясали странные тени. Старая Уэнди, облаченная в ситцевое платье и в очках для чтения, сидела на полу детской рядом с камином, сделанным из лампочек и фольги. С одной стороны стояла кровать, в которой спал ребенок. Уэнди шила, придвинувшись поближе к огню. Откуда-то снаружи она услышала кукарекание и оторвалась от работы, ожидая, что же будет дальше.

Створки окна распахнулись, и Питер Пэн спрыгнул на пол.

— Питер, ты ждешь, чтобы я улетела с тобой?

Питер улыбнулся:

— Конечно. Именно поэтому я и явился сюда. Разве ты забыла, что сейчас весна?

Уэнди грустно покачала головой:

— Я не могу, Питер. Я уже забыла, как летать.

— Я быстро научу тебя снова.

— О Питер, не сыпь на меня волшебную пыль.

Она поднялась и посмотрела ему в глаза.

— Что это? — спросил он.

— Я включу свет, и ты сам увидишь.

— Нет, — сказал он. — Не включай свет. Я не хочу этого видеть.

Но она, естественно, включила, и Питер Пэн увидел, что Уэнди больше не была юной. Она была уже зрелой женщиной. Шокированный, он закричал. Она приблизилась, чтобы немного успокоить его, но он грубо отдернулся.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке