Узы крови

Тема

Пролог

Чиун, правящий Мастер Синанджу, почтенный глава древнего рода наемных убийц-ассасинов, служившего властителям мира с древних времен, недоуменно вздохнул:

— Ничего не понимаю!

— Я не сомневался: рано или поздно ты придешь к моему образу мыслей, сказал Римо Уильямс, его ученик и последователь.

— Молчи, белый! Что за манера все на свете обращать в шутку!

— А я не шучу.

— Поговорим в другой раз, когда ты сумеешь вести себя как подобает и держать свой бестолковый язык за зубами.

«Как угодно», хотел было сказать Римо, но, сообразив, что, сделай он так, жизнь его станет сущим несчастьем, а выслушать Чиуна все равно придется, склонил голову:

— Прости, папочка. Что именно ты не понимаешь?

— Так-то лучше, — сказал Чиун. — А не понимаю я, что за чепуха с этими канцерами.

— С чем?

— С канцерами. Ведь канцер — это болезнь?

— Да. И весьма опасная — рак.

— Но если рак так ужасен, почему все стремятся приобщиться к нему?

— Не встречал никого, кому хотелось бы заполучить рак, — сказал Римо.

— Я сам видел. Или ты думаешь, я совсем глупец? Люди собираются в толпы, чтобы иметь канцер! Много раз видел. Своими собственными глазами.

— Ну теперь уже я ничего не понимаю! — воскликнул Римо.

— Собственными, — настойчиво повторил Чиун. — По телевизору. Ради канцеров прерывают даже регулярные передачи, и все эти длинноволосые и неряшливые люди поют, танцуют и кричат: «Канцер для фермеров!», «Канцер для шахтеров!»

Некоторое время Римо обдумывал услышанное. Чиун длинными ногтями выбивал дробь по натертому до блеска полу гостиной занимаемых ими гостиничных апартаментов.

Наконец Римо сказал:

— Может, ты имеешь в виду концерты? Благотворительные концерты в помощь сельскохозяйственным рабочим и прочим?

— Именно. «Канцер для фермеров!»

— Чиун, канцер и концерт — разные вещи. Концерт — это представление.

Денежный сбор от благотворительных концертов идет в пользу больных и неимущих.

Теперь призадумался Чуин.

— Кто это — неимущие?

— Таких много. И в Америке, и по всему миру. Это бедные люди, которым нечего есть. Даже прикрыть наготу нечем.

— В Америке? В Америке есть такие бедные?! — недоверчиво переспросил Чиун.

— Да. Встречаются.

— Не верю! В жизни своей не видел страны, которая бы так швырялась деньгами. В Америке не может быть бедных.

— И все-таки они есть.

Чиун покачал головой.

— Никогда не поверю. — Он отвернулся к окну. — Вот я — я могу рассказать тебе, что такое бедность. В стародавние времена...

И поняв, что ему предстоит в десятитысячный раз услышать о том, как невыносимая нищета заставила жителей северокорейской деревушки Синанджу податься в наемные убийцы, Римо тихо выскользнул за дверь.

* * *

Когда Римо вернулся, то, замерев в гостиничном коридоре, услышал доносящиеся из номера горестные всхлипывания. Чье-то пение служило им фоном.

Он толкнул незапертую дверь. Чуин, сидевший перед телевизором на татами, поднял на него ореховые глаза, в которых сверкали слезы.

— Римо, я все понял!

— Что именно, папочка?

— Что нищета и голод — бедствие, поразившее Соединенные Штаты. — Он показал на экран, на котором распевал какой-то парень. — Ты только взгляни на этого беднягу. Ему не на что купить себе нормальные штаны. Он вынужден покрывать голову тряпьем. У него нет денег, чтобы постричься или хотя бы купить мыла, и все-таки он поет вопреки своему убожеству! О, невыносимая противоестественность нищеты в этой злобной и беспечной стране! О, величие бедняка, не согнувшего спину перед несчастьями! — причитал Чиун.

— Папочка, это Уилли Нелсон.

— Привет тебе, Нелсон, — откликнулся Чиун, смахивая слезу. — Привет тебе, мужественный, непокоренный бедняк!

— Уилли Нелсон, к твоему сведению, может скупить пол-Америки.

— Что!?

— Он певец. Очень богатый и знаменитый.

— Почему же он в лохмотьях?

Римо пожал плечами.

— Это концерт в пользу фермеров. Чтобы собрать для них денег.

Чиун снова вперился в экран.

— А может, он не откажется устроить такой же и тем самым принести этой штуке, — он махнул рукой на телевизор, — наипочетнейшее место в истории человечества?

— Нельзя ли поточнее? — осведомился Римо.

— Концерт в пользу ассасинов, — пояснил Чиун. — И чтобы все вырученные деньги пошли мне.

— А что, неплохая идея.

— Рад, что тебе нравится. Пожалуй, я поручу тебе организационные вопросы.

— Почту за честь, папочка, — откликнулся Римо, и Чиун поглядел на него с недоверием. — Но, к несчастью, я позвонил Смиту и у него для меня нашлось дело.

— Пустяки! — отмахнулся Чиун. — Концерт в пользу убийц — вот настоящее дело.

— Обсудим это, когда вернусь.

Уходя, Римо слышал, как Чиун кричит ему вслед:

— Концерт! Специально к случаю я напишу стихотворение в традиционном корейском стиле «Унг» и сам его прочитаю. «Привет тебе, Нелли Уилсон, надежда бедных!» Ему понравится.

— За что караешь, Господи? — пробормотал Римо себе под нос.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке