Погребённые заживо (2 стр.)

Тема

— Ты мне уже надоел своими разговорами о том, что хочешь заняться серьезным делом. Ну, что ж…

— С превеликим удовольствием!

Бригсток вздохнул, задел локтем оправу своих толстых темных очков.

В кабинете было тепло, весна заявляла свои права, но батареи все еще жарили, как в декабре. Торн встал и скинул коричневую кожаную куртку.

— Брось, Рассел, ты же сам превосходно знаешь: скоро полгода, как мне не поручают ничего серьезного.

Шесть месяцев минуло с тех пор, как его внедрили в уличную среду, чтобы он нашел виновных в избиении до смерти трех городских бродяг. Шесть месяцев писанины: всевозможные отчеты, выстраивание цепочки доказательств, бумажная работа по проверке всех материалов, передаваемых в суд. Шесть месяцев он не вставал на пути у Зла.

— Есть одно серьезное дельце, — сказал Бригсток. — Требуется немедленное расследование.

Торн откинулся на спинку стула и ждал от начальства дальнейших пояснений.

— Дело о похищении… — Бригсток поднял руку, заметив, что Торн начал качать головой; он продолжал гнуть свое, не обращая внимания на протестующие стоны, доносившиеся с противоположного конца стола. — Шестнадцатилетнего парня похитили прямо возле школы на севере Лондона три дня назад.

Отрицательное покачивание головой перешло в понимающий кивок.

— Джезмонд совсем не испытывал желания поручать это дело мне, верно? Его просто попросили выделить пару ребят в помощь отделу расследования похищений людей, я прав? Он поступает, как ему велели, как хороший командный игрок, да к тому же еще и убирает меня с глаз долой. Одним выстрелом — двух зайцев.

На углу стола Бригстока стоял паучник. Его мертвые листья поникли над фотографией детей Рассела. Он схватил целую пригоршню коричневых хрупких стеблей и стал крошить их.

— Послушай, я знаю, что от тебя хотят отделаться, знаю, что ты с удовольствием будешь…

— С превеликим удовольствием, — ответил Торн. — Я чувствую себя намного лучше, чем раньше, тебе же известно. Я… готов.

— Отлично. Но пока не принято решение отвести тебе более активную роль в команде, я подумал, что ты оценишь возможность «скрыться с глаз». К тому же привлекают не только тебя. Холланда тоже направили на это дело…

Торн посмотрел в окно, с высоты Пиль-Центра на Хендонн, [3]серую ленту Северной окружной дороги вдали. Конечно, он видывал пейзажи и получше, но то было давно.

— Шестнадцатилетний?

— Его зовут Люк Маллен.

— Значит, мальчишку похитили… в пятницу, верно? А что происходило все эти три дня?

— Тебе обо всем расскажут в Ярде. — Бригсток взглянул на листок бумаги, который лежал у него на столе. — Спросишь в отделе расследования похищений людей следователя Портер. Луизу Портер.

Торн знал, что Бригсток на его стороне, но он разрывался между солидарностью со своими сотрудниками и ответственностью перед вышестоящим начальством. В наши дни любой чиновник его ранга — только на одну десятую полицейский, а на оставшиеся девять десятых — политик. Многие коллеги Торна, занимавшие равное с ним положение, работали приблизительно в такой же манере, но Торн руками и ногами отбивался от перспективы влачить столь же безрадостное существование…

— Том?

Бригсток правильно начал. Одного упоминания возраста мальчишки было достаточно, чтобы возбудить интерес Торна. Жертвы тех, кто охотится ради удовлетворения похоти, обычно значительно моложе. И дело не в том, что на старших детей не охотятся — еще как охотятся, но подобное насилие чаще случается в стенах школы или, что самое грустное, внутри семьи. А вот чтобы шестнадцатилетнего подростка похитили прямо на улице — это было необычно.

— Тревор Джезмонд задействует все силы — видимо, время не терпит, — заметил Торн. Если пожатие плечами и улыбка уголками рта означает проявление воодушевления, тогда можно сказать, что он воспринял поручение шефа с энтузиазмом. — Ну что ж, если меня будут чуток подгонять — перетерплю, пожалуй.

— Ты не дослушал.

— Я весь внимание.

И Бригсток посвятил его в детали дела. Когда он закончил, Торн встал и, уходя, снова посмотрел в окно.

Напротив высились здания — бурые, черные, блеклые; административные здания и магазины, на плоских крышах которых собрались лужицы грязной воды. Торну показалось, что они похожи на старческие зубы.

Еще не доехав до ворот парковки, Торн поставил диск Бобби Бэра в магнитолу, но взглянул на лицо Холланда и тут же вытащил диск.

— По-моему, я должен позаботиться о том, чтобы в машине всегда был альбом Симпли Реда, — сказал Торн. — Чтобы не травмировать твою ранимую душу.

— Мне не нравится Симпли Ред.

— Ну, не знаю, кого ты там любишь.

Холланд жестом указал на магнитолу, встроенную в приборную панель:

— Я не возражаю против некоторых твоих дисков. Только не это бренчание на гитаре…

Торн повернул на Аэродром-роуд и прибавил газу, направляясь к станции метро «Колиндейл». Сейчас они доберутся до А5, а дальше все время прямо: через Криклвуд, Килберн — и в южную часть города.

Раскритиковав музыкальные пристрастия Торна, Холланд продолжал набирать очки (два из двух), направив свой сарказм на машину. Желтый трехлитровый БМВ 1971 года выпуска был предметом гордости и радости Торна, а для сержанта Дейва Холланда машина являлась всего лишь отправной точкой для бесконечных шуточек над «драндулетом».

На этот раз, однако, Торн не попался на удочку. Едва ли нашелся бы человек, способный испортить ему настроение.

— Отец мальчишки, Энтони Маллен, — бывший коп, — сказал он. Торн нажал на клаксон, поскольку его подрезал мотороллер. Складывалось впечатление, что он говорит о чем-то чрезвычайно ему неприятном. — Раньше он был начальником управления уголовного розыска.

Белобрысому Дейву Холланду постоянно лезли в глаза давненько не стриженные волосы. Он убрал их со лба:

— И что с того?

— А то, что это как бы семейное дельце, разве нет? Он поднял на ноги своих старых приятелей. И еще имей в виду — нас переводят в другое подразделение.

— Ты можешь предложить что-нибудь лучше? — спросил Холланд.

Взгляд Торна был мимолетным, но довольно красноречивым.

— Я имею в виду — для нас обоих. Не так-то много сейчас в разработке дел об убийствах.

— Верно. Сейчас нет. Хотя нельзя ведь предугадать, когда появится настоящее дело.

— В твоих словах слышится надежда.

— Не понял?

— Как будто ты боишься упустить возможность…

Торн ничего не ответил. Он покосился на боковое зеркало, остановился, включил сигнал поворота и стал ждать, когда можно будет двинуться дальше.

Несколько минут они молчали. Дождь забарабанил по стеклу, из которого открывался вид на Мейда-Вейл [4]— зрелище куда более отрадное, чем Килберн, где они сейчас находились.

— Что тебе еще начальство рассказало? — поинтересовался Холланд.

Торн покачал головой:

— Рассел знает столько же, сколько и мы. Об остальном нам расскажут, когда доберемся на место.

— Ты раньше работал с СО-7?

Как и многие сотрудники, Холланд еще не привык к тому, что подразделения Управления специальных операций (СО) были официально переименованы в подразделения Управления по борьбе с организованной преступностью (УБОП). Большинство по-прежнему пользовалось старой аббревиатурой, прекрасно понимая, что начальство вскоре опять сменит вывеску — как только ему снова станет нечем заняться. СО-7 — седьмой отдел Управления специальных операций. Его основной задачей являлось расследование тяжких преступлений, начиная от заказных убийств и заканчивая наркоторговлей в крупных масштабах. Наряду с подразделением, которое занималось расследованием похищений людей, тут также имелись: «Летучий отряд», [5]отряд по освобождению заложников и борьбе с вымогательствами, отделение планирования. С последним Торн сотрудничал, готовясь к операции по внедрению в уличную банду — увы, закончилась операция плачевно.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора