Записки из кельи (Ходзёки)

Тема

Аннотация: ХОДЗЁКИ («Записки из кельи») – один из литературно-философских памятников Японии. Датируется 1212 г. «Записки» предстали перед читателем в виде своеобразного философского размышления: что есть жизнь, отчего так невечно и непрочно земное существование, «люди, что нарождаются, что умирают... откуда приходят они и куда они уходят?», к чему жизнь в миру, если она столь суетна, отдохновение – лишь на лоне природы, в келье отшельника.

Н. Конрад, переводчик и исследователь «Ходзёки», сформулировал основную его идею как философию отшельничества. Перед нами повествование о том, какие обстоятельства могут привести человека к такой существенной перемене в жизни. В основе «Записок из кельи» лежит биография самого автора; по сути, это история его жизни и исканий, полных глубоких чувств и переживаний.

Первый и единственный полный перевод на русский язык «Записок из кельи» был выполнен Н. Конрадом еще в 1921 г.

---------------------------------------------

Камо-но Тёмэй

Записки из кельи

Ходзёки

раздел первый

I

Струи уходящей реки..., они непрерывны; но они – всё не те же, прежние воды. По заводям плавающие пузырьки пены..., они то исчезнут, то свяжутся вновь; но долго пробыть – не дано им. В этом мире живущие люди и их жилища... и они – им подобны[1] .

В «перлами устланной»[2] столице вышки на кровлях рядят, черепицами спорят жилища людей благородных и низких. Века за веками проходят – и нет им как будто конца..., но спросишь: «так ли оно в самом деле»? – и домов, с давних пор существующих, будто так мало: то – в прошлом году развалились, отстроены в новом; то – был дом большой и погиб, превратился в дом малый. И живущие в них люди – с ними одно: и место – всё то же; и людей так же много, но тех, кого знаешь ещё с давней поры, средь двух-трёх десятков едва наберётся один или двое. По утрам умирают; по вечерам нарождаются... – порядок такой только и схож, что с пеной воды.

Не ведаем мы: люди, что нарождаются, что умирают..., откуда приходят они и куда они уходят? И не ведаем мы: временный этот приют – ради кого он сердце заботит, чем радует глаз[3] ? И сам хозяин, и его жилище, оба уходят они, соперничая друг перед другом в непрочности своего бытия... и зрелище это – совсем, что роса на вьюнках: то – роса опадёт, а цветок остаётся; однако хоть и останется он, но на утреннем солнце засохнет; то – цветок увядает, а роса ещё не исчезла; однако хоть не исчезла она, – вечера ей не дождаться.

II

С той поры, как я стал понимать смысл вещей, прошло уже более чем сорок вёсен и осеней, и за это время постепенно накопилось много необычного, чему я был свидетелем.

1. Пожар

Было это давно: как будто в третьем году Ангэн[4] , в двадцать восьмой день четвёртой луны (1177 г.). В неспокойную ночь, когда неистово дул ветер, около восьми часов вечера в юго-восточной части города[5] начался пожар и распространился до северо-западной стороны. В конце концов он перешёл на ворота Судзаку-мон, дворец Дайкоку-дэн, на здания Школы высших наук и Управления гражданскими делами, и они в одну ночь превратились все в пепел. Начался пожар, кажется, в переулке Томи-но-кодзи на улице Хигути и возник с бараков, куда помещали больных.

При дующем во все стороны ветре огонь, переходя то туда, то сюда, развернулся широким краем, будто раскрыли складной веер. Дома вдалеке заволакивались дымом; вблизи всюду по земле стлалось пламя. В небеса вздымался пепел, и во всём этом, багровом от огня, окружении как будто летали оторвавшиеся языки пламени, не устоявшие перед ветром: они перелетали через один-два квартала. Люди же – среди всего этого... могли ли они ещё сохранить свой здравый рассудок? Одни, задохнувшись в дыму, падали наземь; другие, объятые огнём, умирали на месте; третьи...

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке