Ина Вири Калли

Тема

Иван Мак

(Легенды Вселенной —22)

Линия Великого Эксперимента — 5

− Нет никаких сомнений, что это существо пробыло в подобном состоянии десятки тысяч лет. − Сделал заключение профессор. − Анализы структуры поверхности найденного космического аппарата показывают, что все это время он находился в замороженном состоянии. В таком же состоянии находилось и существо, которое мы нашли в космосе.

− Вы уверены, профессор, что это не какая нибудь очередная фальшивка? − Спросил корреспондент. − Мы столько слышали историй о всякого рода летающих тарелках, что мало кто может поверить в подобную находку.

− Господа, я пришел сюда, не для того что бы доказывать очевидный факт. Каждый, кто желает, может посмотреть на найденный аппарат и инопланетянина.

− Мы уже видели всякие подделки. Нам нужны более весомые доказательства. Почему вы не допускаете никого туда?

− Что бы кто-то смог туда войти, он должен сначала научиться переносить стодвадцатиградусный мороз, − ответил профессор. − Мы не поднимали температуру объекта выше этой отметки. Сейчас там сто пятьдесят градусов мороза. Мы проводим исследования с помощью дистанционных методов. И мы не будем ничего менять, пока не исчерпаем все свои возможности в этом. И только после всех экспериментов на низкой температуре мы начнем ее поднимать.

− Чего вы боитесь, профессор?

− Научный эксперимент должен быть чистым. Если мы поднимем температуру сейчас, мы потеряем уникальные данные о веществе находившемся много лет при низкой температуре. Кроме того, нет никакой гарантии, что не начнется процесс разложения в теле того существа.

− А вы не думаете, что вы нарушите его структуру, просвечивая рентгеном и тому подобными исследованиями? − Спросил кто-то.

− Космический аппарат находился в космосе тысячи лет. За эти годы он получил такую дозу радиации, что наш рентген мало что может изменить. К тому же для исследований мы используем очень низкие потоки.

Профессор Дэн Разин отвечал и отвечал. Он прекрасно знал, что журналисты не отстанут от него, даже если им будет выделено не шесть часов, а шесть суток. Один раз в час делался перерыв, а в середине дня всем было дано время для обеда.

Невероятное событие. Никто даже не подозревал, что откроется исследователям космоса, решившим выловить прилетевший неизвестно откуда метеор. Метеор оказался космическим аппаратом, в котором было найдено существо инопланетного происхождения. Сотни лет люди мечтали о встрече с инопланетянами, придумывали всякие истории и небылицы. На экранах телевизоров давно разворачивались самые невероятные события, возникавшие при встречах с инопланетянами.

А в действительности… Небольшой аппарат, в котором было место лишь для одного космического странника. Аппарат, который, по мнению специалистов вовсе не был предназначен для полетов через огромные просторы космоса. И замерзший инопланетянин. Никаких сверхъестественных материй…

Исследования продолжались почти целый год. За это время была поднята температура в космическом аппарате и люди, наконец, получили возможность посмотреть на него в натуре. Тело инопланетянина все еще находилось в замороженном состоянии. Его температуру поднимали до минус пятидесяти, но не более.

Теперь начинался новый эксперимент. В нем температура тела инопланетянина должна была возрасти до точки размораживания.

Подъем производился медленно и постепенно. Датчики фиксировали все изменения. Впрочем, до сих пор этих изменений не было.

Температура тела инопланетянина находилась на отметке минус пятьдесят. Все измерения были сделаны и теперь оставалось только одно.

− Начали. − Произнес профессор. За всеми действиями наблюдали телекамеры нескольких допущенных в лабораторию корреспондентов. Им было запрещено говорить и они молчали, зная что вылетят за двери, если что-то скажут.

− Минус сорок девять… − Произнес оператор.

Все приборы работали на максимальную мощность. Датчики фиксировали состояние тела инопланетянина в каждый момент времени. Все записывалось на ленты и обрабатывалось компьютером.

− Никаких признаков изменения. − Сказал оператор, когда температура поднялась до минус двадцати.

− По расчетам их не должно быть до размораживания. − Ответил профессор. Он нервно ходил по лаборатории, смотрел на ленты, выходившие из-под самописцев…

Допотопный метод записи, но он был наиболее наглядным. Запись велась параллельно несколькими регистрирующими приборами и профессор всегда делал так в своих экспериментах.

На дисплеях компьютера было изображение существа. Его цвет менялся соответственно изменению температуры. В напряжении проходили часы. Температура поднималась очень медленно что бы вся система сумела произвести анализ полученных данных.

− Минус один… − Сказал оператор.

Профессор остановился и подошел к экрану, на котором было видно существо.

− Датчики фиксируют ускорение повышения температуры. − Сказал оператор.

− Ускорение? Проверьте систему. Этого нам только не хватало…

− Профессор! − Воскликнул оператор.

Вокруг послышались сигналы и под всеми самописцами началась какая-то суматоха.

− Оно разогревается само! − Воскликнул оператор. − Плюс пять, плюс шесть!.. Может, отключить нагрев?

− Что толку с нашего нагрева, если он сам разогревается?

− Плюс пятнадцать… Может, это реакция разложения? Выделение тепла?

− Возможно…

− Скорость нарастания стабилизируется… − Сказал оператор.

− Хорошо. Ничего не делай. Все на автоматике.

Люди смотрели на приборы.

− Двадцать восемь. − Сказал оператор. − Скорость нарастания температуры упала.

− Что показывает спектроскопия?

− Пока не ясно. Видимого разложения нет… Плюс тридцать.

Они стояли и ждали. Температура тела инопланетянина достигла отметки тридцать один и остановилась. Датчики что-то записывали.

− Профессор… − Позвал оператор. Он подошел и оператор показал на линии датчиков.

Они пульсировали…

− Не может быть… − Проговорил профессор. − Господи…

− Он ожил…

− Там же нет воздуха.

− Он инопланетянин, ему может быть не нужен воздух.

− Работаем дальше. − Сказал профессор и хотел было идти. Оператор дернул его и показал на экран с инопланетянином.

Это было непостижимо. Существо, только что вышедшее из размораживания, уже не лежало, а сидело. Странный зверь осматривал себя, а затем начал сдирать с себя датчики. Приборы один за одним отключались и, в какой-то момент, остались лишь изображения.

Инопланетянин вновь медленно осмотрел себя, а затем поднялся и встал на задние лапы. Он смотрел вокруг себя, подошел к одной из камер, довольно долго разглядывал ее… Изображение внезапно исчезло.

− Он что-то сделал?! − Воскликнул оператор.

В этот момент в лаборатории послышался шум и профессор обернулся к людям, ожидавшим результатов эксперимента за ограничительной линией.

Но внимание привлекло вовсе не это. Посреди лаборатории стоял зверь с ярко-оранжевым окрасом шерсти. Зверь был довольно низкого роста. Вокруг его шеи была пышная грива. Он смотрел на людей, затем повернулся и прошел по лаборатории.

Профессор вышел к нему. Инопланетянин поднял взгляд на человека и встал на месте.

− Здравствуй, − сказал профессор, решив, что это самое подходящее слово в подобной ситуации.

− Здравствуй, − послышалось от инопланетянина.

Сознание помутилось и профессор упал в обморок. Он очнулся, когда рядом был врач.

− А где инопланетянин? − спросил он. − Мне показалось…

− Вам не показалось, − сказал врач. − Это все от нервного перенапряжения. Вы несколько часов пробыли в лаборатории без отдыха.

− А рыжий…

− Он здесь. Говорит со специалистом по языку.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке