Planets

Тема

Глава 1. The Beginning

Меркурий — первая планета в Солнечной системе, расположена наиболее близко к Солнцу… Нет, не то. Меркурий — это древнеримский бог торговли и воров… О, нет, снова не то. Меркурий — это обычный парень. Вот — то, что надо.

Этот обычный парень с не совсем необычным именем родился в Англии, в самом её сердце — Лондоне. В семье учёных — Андерсон каждый был рад появлению на свет маленького будущего наследника не только знаменитой фамилии, но и сложного логического ума, которым природа не обделяла пока что ни одного члена семьи. Из поколения в поколение вырастали учёные в области химии, физики, математики. Старшего брата Меркурия звали Исаак, в честь великого Ньютона, что открыл такую важную для каждого человека силу тяготения. Кто бы мог подумать, что простое яблоко, упавшее на голову безумному учёному, сможет привести к такому большому открытию? Исаак был старше Меркурия на пятнадцать лет, и ко времени рождения младшего брата делал немалые успехи в математике. Он не загрязнил своей фамилии, а наоборот поддерживал статус. Средний сын в семье Андерсон — Альберт. Он же был назван в честь Эйнштейна. Теорию относительности парень выучил наизусть уже в десять лет. Разница в возрасте между средним и младшим братом — семь лет. И лишь Меркурий был назван в честь планеты. Или же в честь древнеримского бога.

Семья Андерсонов отличалась не только своим родоводом, что достигал нескольких поколений. Она отличалась отсутствием чувств друг к другу в семье. Внешняя их оболочка выглядела цельно и красиво, когда внутри была одна гниль. Но так считал лишь Меркурий. Об этом он однажды обмолвился, когда ему было пять. Родители мальчика были сильно обеспокоены таким заявлением. Тогда он получил своё первое наказание. Его заперли в темном чулане на весь день, кормили только невкусной сырой кашей и не разрешили даже через двери общаться с кем-либо. Тогда, проплакав несколько часов, Меркурий решил сам для себя, что будет в дальнейшем держать свои мысли при себе.

В семь лет он нарушил обещание, назвав родителей и братьев набитыми самовлюбленными идиотами. Тогда наказание повторилось. Только ему уже не было так страшно, как прежде. Часами просиживая в темном чулане, он пытался осмыслить жизнь. Почему на ярких картинках на большом экране Меркурий видит улыбки, слышит смех, чувствует радость, а в жизни этого всего нет?

Когда Меркурий пошел в школу, он думал, что здесь найдет друзей и хотя бы на секундочку почувствует внутреннее тепло, спокойствие, маленькую отраду. Но дети, все, которые были здесь, они были просто зазнавшимися придурками, которые то и дело мерялись умами. Единственный, с кем мог общаться парень — это Артур. Его родители были не учеными, а просто богачами, которые хотели дать хорошее образование своему сыну. Артур не сильно уделял внимание науке, но, тем не менее, успевал везде. Его было везде и много. Меркурий думал молча, когда Артур делал это вслух. И только это не дало ему сойти с ума от собственных мыслей. Его друг снабжал его ещё и своими легкими словами, и тогда тяжелые каменные глыбы в голове Меркурия превращались в мягкую вату.

В одиннадцать лет Меркурий с увлечением рассказывал своей семье за ужином, как его друг повествовал ему о празднование Рождества. Мальчик говорил с таким восторгом, что это заставило его родителей вновь насторожиться.

— Почему мы не празднуем Рождество? — спросил тогда Меркурий у родителей. Ранее этот вопрос даже не поднимался, но, кажется, с рождением этого маленького непоседы менялись все правила. Точнее сказать, для него правил не существовало. Он просто не вписывался в них.

— Родители не верят в Бога, — ответил Альберт, взяв удар на себя. Тогда, поймав на себе злобный взгляд матери, парень поправился: — Мы не верим в Бога.

— А я верю, — пробурчал под нос Меркурий, но и этого было достаточно, чтобы получить наказание. Целая неделя в чулане. Выходить можно было лишь в школу, а затем в строгом порядке он должен был сразу же возвращаться домой и занимать своё место наказания. Фиксировались даже часы, когда он должен выйти из дома и прийти назад.

Но наказание никак не действовало на парня. Это только закаляло его. Он чувствовал себя маленьким революционером, внутри которого просыпался огонь, который жаждал перемен. Но родители быстро затушили его, не дав его внутреннему пожару сжечь весь дом.

На общем семейном собрании, где присутствовали сами родители, а также его братья, в том числе и Исаак, который прилетел из Голландии, где поселился со своей семьей, было решено записать Меркурия на приём к психотерапевту.

— Мистер Олридж — первоклассный врач. Он выбьет из парня всю эту дурь, — в заключение произнес отец. Никаких возражений не было. С того момента Меркурий вынужден был после школы ежедневно посещать доктора.

Первое время парень не поддавался влиянию врача, бесконечные сеансы лишь утомляли его. Каждый день ему приходилось слушать разговоры о том, что он должен стать частью семьи, что он хочет стать настоящим Андерсоном. Меркурий податливо кивал головой, но на него это никак не действовало. Он всё ещё придерживался своего мнения.

— Лечение не действует на него. Может, вам просто оставить это и разрешить парню жить жизнью обычного подростка? — посоветовал мистер Олридж родителям Меркурия, когда лечение зашло в тупик. Прислонившись ухом к дверям, парень слышал это и радовался своей маленькой победе. Именно выдержка и внутренняя сила воли помогли ему.

— Нет, вы не можете просто так отказаться от него, мы заплатили неимоверно много денег! — завопила мать.

Меркурий сразу же поморщился, услышав её писклявый голос, от которого его уже воротило.

— Последнее, что я могу сделать для вас, это поить его таблетками. Это сильнодействующее успокаивающее. Кровь в его жилах немного остынет. Он будет легко управляем, если будет принимать эти таблетки, — врач тяжело вздохнул. Это было действительно, что он предложить этим людям. Ему было жалко Меркурия, но его репутация была ему дороже.

— Почему вы раньше не сказали о таблетках? — возмущенно произнес отец.

— Потому что это крайние меры, которые вообще не стоит предпринимать. Они могут усугубить физическое здоровье парня, могут быть некие осложнения с сердцем, но думаю, что если он примет несколько таблеток, то с ним что-то может случиться.

— Он ведь не умрет от них? — кажется, в голосе матери появилась капля заботы, что согрело ненадолго душу Меркурия, но это чувство в тот же миг растворилось.

— Нет, ни в коем случае.

— Тогда мы только за, — твердым голосом сказала женщина. Ничего не изменилось.

— Хорошо, тогда подпишитесь здесь, пожалуйста, и здесь.

Маленькая закорючка внизу решила его дальнейшую жизнь. Это решило его взгляды, но не изменило его мысли. Нет, мысли никуда не ушли, а лишь всё больше обременяли его бытие.

— Я не буду пить никаких таблеток! — заявил он родителям, когда они вернулись домой.

— Если ты хочешь выздороветь, то должен, — спокойным, но по-прежнему строгим голосом сказала мать, взяв мальчика за плечи.

— Я не хочу их пить. Я просто хочу быть таким же, как и все, — сквозь слёзы промямлил он.

— Ты будешь таким, как все, если будешь пить эти таблетки, — убеждали его родители.

— Нет, я буду таким, как вы, — была в его голосе горечь, от которой затерпал язык, и это тоже заслуживало наказания, но наказанием для него с того момента стали все последующие дни жизни.

Меркурий перестал чувствовать что-либо. Ежедневные посещение доктора Олриджа превратились в привычку. Спустя годы парень перестал представлять свою жизнь без чудо-таблеток, которые избавляли его любых чувств. Он действительно стал податливым. Меркурий делал то, что ему диктовали родители, лишь потому что ему было всё равно, что делать. На выходные парень мог просто запереться в комнате и не выходить оттуда. Меркурий просто лежал на кровати и думал. Он думал очень много, о том, что происходит с его жизнью. Ему были незнакомы понятия радости, счастья, любви. Он променял всё это на пустое безразличие, которое избавляло его от всех признаков жизни. Меркурий стал ходячим мертвецом.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора