Последнее предсказание Тауки

Тема

Annotation

Это было бесподобно!

Карнавал начался рано утром, но когда стемнело, наступило самое интересное, потому что дети с улиц исчезли, а взрослые стали более веселыми и раскрепощенными. На улицах появились люди в довольно откровенных нарядах, по рукам гуляло вино в тонких бутылках и никто не стеснялся в выражениях.

Нам с подругами этого и хотелось. Не в смысле, что мы с ними совсем уж свободных нравов, скорее наоборот, но именно поэтому нам хотелось увидеть людей, общающихся на уровне низменных инстинктов. Девушкам нашего класса до совершеннолетия нечасто позволяют даже задержаться допоздна в гостях, что уж говорить о посещении ночных танцев среди разгоряченной выпивкой низкородной толпы.

Поэтому если совсем честно, мы с подругами здесь без разрешения. Ну да, сбежали, наврали, что ночуем у Зормы, родители которой купили новый дом среди яблочных садов, а сами потихоньку покинули усадьбу и отправились отмечать мой день рождения на карнавал. На самом деле день рождения у меня завтра, но завтра назначен официальный прием, куда прибудет куча знакомых родителей, все в строгих костюмах и вечерних платьях и все будут медленно прохаживаться по гостиной, улыбаться и обмениваться всякой политической и экономической чушью. Бр-р-р-р…

Поэтому единственный шанс отметить день рождения, как хочется именно мне, а не как принято в нашем кругу – сделать это без спроса, сейчас.

- Смотрите, какие парни! – восхищенно ахнула Валисса, кивая в сторону площади, где толпилась очередная компания одинаково выряженных молодых людей. На этих были узкие синие штаны и черные обтягивающие футболки с длинными рукавами. На лице – раскраска, сине-черная, полосами, как у тигров.

И фигуры как на подбор. Мы тут же на них уставились. Хотя подозреваю, причины нашего интереса были немного разными. Несмотря на то, что в детстве мы все учились в одном классе, вместе посещали одну школу, а потом вместе перешли в Высшую женскую академию, все-таки мы были разными. Зорма и Куль не считали, что должны следовать навязанным нашим кругом правилам – к примеру, хранить невинность для мужа. Не то чтобы они открыто протестовали или демонстративно шли против принятых приличиями норм, так что вряд ли бы они посмели на таком вечере взять да и уединиться с первым встречным симпатягой, но я подозреваю, что обе уже побывали в мужских объятьях.

Вот, кстати еще одна черта, присущая всему нашему высшему классу так называемых хладнокровных – держать все секреты при себе, никому не доверяя. Даже подругам, с которыми рядом выросла.

Валисса, кстати, тоже считает, что она не должна слепо следовать родительским указаниям, но она слишком робкая, чтобы действительно их нарушить. Так и получается – протест на словах, а не на деле. Ее хватает только сказать что-то вроде: «Ах, какая задница! Ах, какие губки!», а если объект обратил на нее ответное внимание, то она сразу идет на попятный. За это Зорма и Куль часто над ней подшучивают, не всегда по-доброму, а я за это никогда ее не защищаю.

Потому что я вынуждена следовать приказам - и совсем не из-за своей робости.

Вот и сейчас – стоило ребятам нас заметить, как Валисса спряталась мне за спину.

- Вы откуда?  - крикнула Куль, улыбаясь, отчего ее узкие глаза превратились в щелки, окруженные смешливыми морщинками.

- Школа верховных наездников Армана, - крикнули они в ответ.

Да уж, это было просто отлично – встретить верховников здесь, среди разряженных толп среднего класса.

- Присоединяйтесь к нам! – крикнул кто-то с их стороны. Но мы не стали присоединятся, потому что не рискнули. Вдруг они нас видели раньше, узнают в лицо и выведут на чистую воду? Даже Куль не рискнула, ведь узнай о нашем поведении родители, будут неприятности. Молодым людям-то ничего не сделают, а нас окончательно запрут под замок.

Здесь мы могли позволить себе безнаказанно общаться только с теми, кто не определит в нас представительниц высшего класса, да и они должны быть ничуть не пьяные, не обдолбаные и не агрессивные от природы. К агрессивным молодым людям, а тем более к мужчинам, мы и близко не подходили. Для любого из них в порядке вещей настаивать на своем желании уединиться с женщиной, а нам не хотелось устраивать скандал, потому что мы, конечно же, подобное предложение бы отвергли.

А вот среди среднего класса отношения между полами куда проще, чем среди хладнокровных. А среди низшего вообще, говорят, приняты общественные семьи – несколько женщин и мужчин, спящих друг с другом и то и дело перемещающихся из одной семьи в другую. Такие дела.

Впрочем, хватит портить праздник. К счастью, народу было столько, что отойдя от верховников, мы тут же оказались среди другой группы мальчишек – в алом и желтом атласе. Эти молодые люди были проще в поведении и куда проще по роду, потому мы смогли остаться с ними, поболтать и даже немного пококетничать. Начала, как обычно Куль, нацепив свое самое очаровательное выражение лица.

- Как вы тут очутились?

- Красивые костюмы!

- Мы долго их готовили!

- А мы просто решили прогуляться, без подготовки. Взяли – и пришли!

- Вы тут самые красивые!

Как только мы с ними смешались, я увидела симпатичного молодого человека, который сидел в центре на каменной скамейке и неловко крутил в руках шляпу, кусок желтой обивки у которой отваливался и вяло свисал с полей.

Увидев, что на него смотрят, он улыбнулся и пожал плечами, мол, с каждым могла произойти такая неприятность.

Я подошла ближе. Он казался высоким, ноги скрестил и вытянул вперед, не заботясь, что на них наступят. Пришлось наклониться очень низко, чтобы он услышал мои слова среди общего гомона.

- Что-то случилось?

- Да вот, оторвалась, - он тут же повернулся так, чтобы его губы оказались напротив моих губ. Хитрец! Думал, я впервые встречаюсь с такими маневрами?

- Почему? – делая вид, что не понимаю, как близко он находится, спросила я и хлопнула пару раз ресницами.

- Какая теперь разница… - он наклонился еще ближе, но я резко отпрянула, оставив его с глупым лицом сидеть на лавке. Все, кто стояли вокруг, расхохотались. Он перестал тянуть губы к тому, кого уже рядом нет и тоже рассмеялся, беззлобно смотря на меня снизу вверх.

Даже не разозлился, как злятся дураки, когда проигрывают!

Да он мне нравится!

Поднявшись, он кое-как пригладил обивку, чтобы не отваливалась, надел шляпу и подошел ближе.

- Меня зовут Рики! Не обижайся, просто я когда тебя увидел, понял, что мне очень хочется тебя поцеловать.

- Ладно, забыли.

Тоже мне, удивил! Да сюда большинство окружающих явилось только для того, чтобы найти пару, которую можно целовать. И не только целовать. И скорее всего, не одну пару…

Но он искренне улыбался и агрессии в нем не виднелось. Он вообще был очень светлый – и волосы, и сияющие глаза, и покрытые румянцем щеки.

- Давай тогда просто погуляем? А там посмотрим, что выйдет, - лукаво предложил он.

- Давай.

Что, не ожидал такого быстрого согласия? Мы переглянулись, наши взгляды: его – удивленный и мой – вызывающий, скрестились, смягчая напряжение и мы вдруг расхохотались.

А он действительно мне нравится!

Нет, вечер однозначно удался. Светлый незнакомец протянул мне руку и когда я готова была её принять, вдруг ощутила на спине этот расползающийся вдоль позвоночника холодок…

И вздрогнула. Как будто что-то колет между позвонками.

Я принялась оглядываться по сторонам. Никого. Ничего вокруг, только веселая толпа. Но осталось такое зябкое ощущение между лопаток, будто мне туда пытались воткнуть нож и чудом не успели.

Гулять почему-то перехотелось. В воздухе запахло опасностью, но кроме меня, кажется, этого никто не заметил. Рики, все так же болтая, сам схватил мою руку, но я почти ничего не соображала, насторожившись в попытке ухватить источник этого неуловимого напряжения. Почему-то я ни секунды не сомневалась, что оно существует само по себе, а я просто как антенна, уловила волны.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке