Зло порождается страхом

Тема

Пролог. 22 года назад.

- Все хорошо, - ласково пробормотала повитуха, аккуратно обтирая заходившегося плачем ребенка. - Мальчик, госпожа, у вас мальчик! Наследник! Надо обрадовать государя!

- Мальчик, - счастливо прошептала королева, вокруг которой хлопотали три служанки, совершая все необходимые манипуляции. Женщина приподнялась на локтях, и повитуха тут же поднесла ей завернутого в легкое одеяло малыша. Тот продолжал заливаться криком. - Какой смешной... И такой красивый.

- Все дети красивые, - просто ответила пожилая женщина, которая с трудом сдерживала улыбку, глядя на молодую мать. Королева Ниа была поистине прекрасна в своем счастье, даже несмотря на усталый, измотанный вид и залегшие под глазами тени. - Вам надо отдохнуть, госпожа. А за ребенком я пригляжу, не беспокойтесь.

- Дерин, - неохотно отдав сына, произнесла королева и без сил откинулась на подушки. - Его будут звать Дерин. Он будет достойной сменой своему отцу, когда придет время. Дерин...

Ее голос ослабел, служанки, обменявшись тревожными взглядами, засуетились, одна из из них опрометью бросилась прочь - искать ожидавшего неподалеку придворного лекаря, не смевшего войти в покои раньше - ведь это нарушило бы таинство, при котором могли присутствовать лишь женщины. Повитуха, перепоручив младенца второй из девиц, тоже склонилась к королеве и нахмурилась. Дело было плохо.

- Что-то не так, - сказала она влетевшему в спальню лекарю. - Она угасает. Словно... словно кто-то выпивает из нее жизнь.

Отчаянный, надрывный крик младенца заглушил ее слова.

Похороны состоялись через неделю. Королева, проведя в горячке сутки, мирно отошла в иной мир, так и не придя в себя и не простившись ни с мужем, ни с сыном. Дворец, погрузившись в траур, будто весь замер в скорби, и только в одних покоях бурно кипела жизнь.

- Но, сир, это невозможно! Этот ребенок - отродье Темных! - лорд Леукади нервно комкал тончайший платок, которым то и дело вытирал со лба пот. Его всего трясло от еле сдерживаемой ярости. Король одарил его сумрачным взглядом.

- Последи за словами, Риан, - холодно ответил он, и тот прикусил язык, поняв, что наговорил лишнего. - Это мой сын.

- Он - темный маг, - с нажимом заметил Риан. - Вы сами видели метку. И его глаза... Это чудовищно! - не выдержал он. На этот раз король не стал его одергивать.

- Этот мальчик - мой сын, - повторил он и, подойдя к кроватке, жестом приказал дежурившей при малыше няньке удалиться. Та, присев в неглубоком поклоне, поспешила убраться вон, очевидно тоже побаиваясь странного ребенка. Дождавшись, когда она уйдет, король Элиас нагнулся и бережно подхватил на руки сына. - Кем бы он ни был... Посмотри на него, Риан. Что может быть плохого в беззащитном ребенке? Да, Создатель одарил его непростой силой, но это всего лишь дар. Как распорядится им, каждый решает сам. Я не позволю убить дитя из-за пустых опасений.

- Но он - колдун смерти! - в очередной раз взвился Риан, которого до дрожи пугали ярко красные белки глаз младенца. - Он - само зло во плоти! Все знают...

- Это решено! - голос короля стал подобен стали, и Риан, похолодев, отступил на шаг. - Твоя жена завтра же должна перебраться во дворец вместе с сыном. Мальчиков будут воспитывать вместе, это величайшая честь! Ты должен быть доволен.

- Он убьет их, как убил свою мать! - с отвращением выплюнул Риан и замер под тяжелым взглядом короля. Сердце бешено заколотилось от страха.

- Я казню любого, от кого услышу подобные слова, - медленно и весомо произнес Элиас, и Риану стало недоставать воздуха. - Запомни это и скажи остальным. Мой сын - невиновен в смерти Ниа. Это случайность.

- Слушаюсь, сир, - с трудом вернув способность говорить, ответил Риан. Его била крупная дрожь. - Я... я сообщу леди Эве вашу волю.

Он склонил голову в почтительном поклоне и, дождавшись одобрительного кивка, немедля вылетел вон из детской, в которой ему было трудно дышать. Только в коридоре, оставшись наедине с собой, Риан позволил себе выругаться, выпуская наружу страх и гнев.

- Это... отродье, - в бешенстве прошептал он, сжимая кулаки. - Оно будет жить вместе с Эвой и Кертисом! Невозможно!

Однако выбора не было. Риан немного постоял на месте, собираясь с духом, а потом поспешил домой. Ему предстоял нелегкий разговор с женой. Почему - Создатель! - почему из всех приближенных короля именно в его семье так не вовремя появился ребенок?

"Я не спущу с него глаз, - садясь в экипаж, решил Риан и нетерпеливо махнул вознице, разрешая трогаться. - Я не позволю этому чудовищу навредить моей семье! И, если потребуется..."

Он не договорил, боясь даже мысленно облечь свою решимость в слова, но его лицо приобрело жесткое, даже жестокое выражение. Лорд Риан Леукади ненавидел магию. И у него были на то причины.

Часть 1

- Для таких ничтожных дел есть мировой судья в твоей деревне, крестьянин, - Дерин, которому было нестерпимо скучно, одарил стоявшего перед ним мужчину внимательным взглядом, от которого тот тут же побледнел, но не отступил. Это вызывало легкий интерес. - Что ж, я выслушал тебя, теперь очередь второй стороны.

Из-за широкой спины просителя вышел невысокий, лысоватый мужчина, который выглядел постарше и был одет в гораздо более богатую одежду. Вместе с ним вперед выступили еще несколько человек - деревенские старосты и судья, судя по виду. Значит, они на его стороне? Кто бы сомневался. Остальные просители, наполнявшие тронный зал, почтительно притихли. Дерин кивнул, разрешая говорить.

- Ваше Величество, - поклонившись до полу, сказал лысый, нервно заламывая руки. - Меня зовут Лаес, я уважаемый человек, меня все знают!

- Ложь, - тут же оборвал его Дерин, глаза которого холодно блеснули. - Я тебя не знаю. Ты лжешь своему королю?

- Нет! - перепугался Лаес, и на его лбу крупными каплями выступил пот. - Я имел в виду, что меня все знают у себя в деревне! Простите, сир!

Он согнулся вдвое, демонстрируя крайнюю степень смирения, и Дерин снова кивнул.

- Я тебя прощаю, - очень серьезно, без тени иронии, сказал он, и по залу прокатился вздох облегчения. Все прекрасно знали нрав молодого короля, который мог отправить на плаху за любую провинность. Обращаться к нему с прошением или требуя честного суда решались лишь твердо уверенные в себе люди. Или - безумцы. Лаес судорожно сглотнул и продолжил.

- Этот человек - Петран, местный дурачок. Мы его жалеем, иногда даем работу - по силам и по уму. Он как ребенок, хоть и вырос давно, да в силу вошел. Только вот ума нет, как не было... В тот раз я его нанял забор править. А он все вкривь и вкось сделал! Но я, жалея убогого, заплатил ему. Пусть меньше обещанного, но заплатил. Вот, у меня и свидетели есть, и судья дело разобрал, да решение вынес. А ему неймется! В столицу отправился!

- Правду искать всегда сам Создатель велел, - гулко прогремел по тронному залу голос молчавшего все это время Петрана. - Если ж не искать ее, то как она сыщется?

Дерин сузил глаза, внимательно разглядывая странного просителя. Тот заметно робел, стеснялся, но не выглядел испуганным, словно был твердо уверен в своей правоте. Это осознание проглядывало во всем: взгляде, тонкой линии губ, выпрямленной спине, которую не тяготил груз лжи. Ложь Дерин ненавидел.

- Ты утверждаешь, что заплатил дурачку? - медленно, растягивая слова, уточнил он. Лаес быстро закивал.

- У меня и свидетели...

Дерин, не слушая, протянул руку в сторону, и в его ладонь тут же лег тонкий изящный кинжал. Даже не взглянув на подавшего, король вынул клинок из ножен и поднял его вверх на уровень глаз. На лезвии заиграли отблески пламени свечей.

- Создатель велел искать истину, - звучно, так, чтобы было слышно всем, сказал он. - А Темные научились заставлять людей говорить правду. У них были такие забавные методы... Я как раз собирался проверить один из них.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке