Танец для лучшего друга

Тема

Евгения Чепенко

 - Привет, - Лёнка с размаха швырнула сумку на стол и бухнулась рядом на скамью. Я улыбнулся.  

 - Плохое утро?   

- Да, блин! - она неопределенно махнула изящной кистью. - Достали!   

Сдержал смех. "Достать" вспыльчивую девчонку мог кто угодно. Вот, к примеру, сейчас она начнет пылить на меня за следующий вопрос.   

- И кто на этот раз?   

- Мля! Лёх! Ты нарочно, да? Я звонила, ты меня не слушал вообще?!   - Конечно, слушал, ёж. Просто после твоего кондуктора прошло еще целых двадцать минут, а для тебя - это срок...   

Увернулся от удара маленького кулачка, не выдержал, засмеялся. На самом деле Лёнка не настолько не сдержана, совсем вывести ее из себя мог только я. Поиздеваться над ней лишний раз было безумно приятно. Почему? Наверное, все дело во мне. Только злясь, она принадлежала мне, отдавалась полностью, не так как частенько снилось по ночам. Ну, хоть как-то. Узнай ёж о снах своего лучшего друга, сбежала бы подальше и побыстрее. Конечно, когда-то, на первом курсе, она была в меня влюблена, и я знал об этом, но, видите ли, не связывался с такими как Алёна правильными и хорошими девочками. В кафе во время студенческого крещения на спор с парнями предложил ей дружбу. Знал, урод, что согласится только чтоб видеть меня, не ошибся. Даже помню сколько выиграл тогда.   

Потом как-то признаваться, что это типа розыгрыш был, не стал. Мне льстило. Лёнка, хоть и младше на год, да умная, красивая, изящная, с характером, сам не заметил, как пристрастился к общению, а она разлюбила, буквально через полгода, после того, как я приперся в хлам пьянющий с какой-то телкой к ней в общагу. Какого, спрашивается, мне в голову ударило? Ничего умнее не придумал. Она со мной не то, что разговаривать перестала, даже не смотрела в мою сторону. И чего доброго еще в одной группе. Никогда в жизни так не ломало. Неделю таскался, оставлял на пороге ее комнаты цветы. Не знаю зачем. Любить, я не любил, но и без нее не мог. Девчонки на этаже с завидной регулярностью провожали голодными глазами, мог бы получить каждую из них, а мне тогда нужна была одна - мой друг.   

Не знаю, каким чудом, но она таки простила, выдвинула кучу условий, и не устно, а на бумажке додумалась, юрист доморощенный, напечатала, заставила расписаться. Согласился на все, не глядя. До сих пор не в курсе, чего она там насочиняла. Чисто интуитивно в ее присутствии вел себя как примерный мальчик. Ну, почти, как примерный...   

Три месяца назад познакомила со своим уе... Парнем, короче. Счастливая такая стояла, глазищи серые горят восторгом.   

- Лёх, это Вовка! Вов, это мой друг, Лёха. Я тебе рассказывала.   

Как же в тот момент зачесались руки. Дать по роже и все. Не у меня одного, кстати. Пендаль этот тоже не идиот оказался, на меня та же реакция, видимо, появилась еще во время Лёнкиных рассказов о наших с ней похождениях. Хоть какая приятность. На том спасибо. Скрипнул зубами, кивнул, ладонь протягивать не стал...   

- Лёх! Ты меня слушаешь? - теперь удар я пропустил. Получилось громко. Прям по макушке. Сморщился. Ёж испуганно прижала руку ко рту. - Ой, Лешенька, прости!   

Подскочила, обняла мою голову и прижала к груди. Ах, ты ж... Что ж ты делаешь-то, глупая? Я растаял, растекся лужей в ее объятиях. Не знаю, каким усилием заставил руки лежать на коленях. Перед глазами тут же начали проноситься картины утреннего сна. А она там была в совсем неприличной позе... Бл... Как же... Мысли окончательно потерялись. Вырвался.   

- Ну, я тебе чего, дидятко что ли?! - процедил сквозь зубы.   

- Прости, Лешенька.   

Если она еще раз вот так меня назовет, изнасилую прямо в аудитории. Ужаснулся сам себе. Клинит, брат. Надо на сегодня кого-нибудь найти. Кого-нибудь похожего. На раз. И не трезвую. На трезвую голову они начинают ерепениться, если вдруг Лёнкой называю. А я могу. Не отказываю себе в удовольствии представить.   

- Так простишь? - брови домиком. Мне почему-то казалось, что только дети так умеют. Как я первые годы общения не замечал? Знакомство с уе... с ее парнем и странное открытие, что хочу своего колючего друга-ежа, обострило восприятие.   

- А что взамен? - старая наша шутка. Никто никого не прощает просто так. Лёнка заулыбалась.   

- Здорово!   

Как же я ее хочу! Я - мазохист.   

- Значит, идешь?   

- Куда?   

- Ну, как куда? В клуб! Ты не слушал? Мы с Машкой решили сходить, а Вовка уехал вчера. Пошли с нами?   

Челюсть свело злобой.   

- Вовочка не может, так и быть Лёху позовем! Да?   

Ёж растерянно на меня уставилась.   

- Чем он тебе так не нравится?   

- Не знаю, - процедил я, злясь еще больше уже на себя. Дебил! Ты еще на всю аудиторию заори, что ревнуешь. - Все нравится.   

Попытался взять себя в руки.   

- Вот потому и хожу с вами по отдельности. Как два быка. Ну ладно он, ревновать может. Я понимаю. Но ты-то!   

Действительно, а я не могу!   

В аудиторию вошел преподаватель. Я резко развернулся лицом к доске. Серые глаза еще некоторое время недоуменно смотрели на меня, потом она принялась шуршать сумкой, доставая конспект.   

Ближе к перерыву на стол упала бумажка.   

"Так ты идешь?" И рожицу пририсовала. Сдержал смешок. Только Лёнка умеет рисовать такую ерунду и так криво. Решил пошутить.   

"Я тебе еще желание за прощение не выдвинул, а ты новую просьбу кидаешь".   

"А одно за два сразу нельзя?" И снова нечто непонятно-забавное.   

"Тогда это должно быть что-то грандиозное".   

"Что?"   

Хмыкнул.   

"Приватный танец".   

Отдал обратно. По-моему отличная шутка. Сейчас она снова будет моей в извращенной форме, иначе говоря, начнет драться. Приготовился уворачиваться.   

Я ошибся. Передо мной лег листок.   

"Хорошо. Но белье снимать не буду".   

На тот факт, что я перестал дышать, обратил внимание только, когда кончился воздух в легких. Осторожно покосился на ежа. Спина прямая, лицо довольное, смех так и рвется наружу. Поняла шутку. Приняла мой вызов. Прищурился. И не отступишь ведь. Долго еще потом измываться будет. Поспешно стянул толстовку и кинул себе на колени. Бл... По времени перерыв. Из-за этой малолетки ни х... теперь не покурю с парнями. Не в первый раз уже, кстати.   

Приватный танец от Лёнки.   

До конца дня ходил как балкой прибитый. Никакая "кто-нибудь" на вечер уже не поможет.      

Лежал на подушке, заложив руки за голову, и смотрел в окно на луну. Время пятый. Сна ни в одном глазу. Нетрезвые девы дрыхнут на моей кровати. Кто их в три утра в общагу бы запустил? Продуманные. Потому меня и взяли. У меня-то съемная. Я, герой, на полу. Машка храпит. Утром расскажу ей в подробностях, как она мне спать мешала. Хотя спать мне мешало совсем другое. И пары спирта ни хрена не спасали. Закрыл глаза. Представил, как она снимает с себя это ее коротенькое сегодняшнее безобразие. Вспомнил взгляды мужиков в клубе. Бл... Никогда столько не матерился, тем более про себя. Ловил каждые сальные глазки, заставлял отворачиваться.   

Потом вспомнил, что она по-хозяйски мою футболку отжабила. Лёнка за годы дружбы часто ночевала у меня и в шкафу рылась как в своем собственном. Хамка малолетняя! Интересно, что взяла не чистую, а ту, что я уже носил. Представил как тот же хлопок, что касался моей кожи, касается ее груди...   

Уе... Вовик наверняка, в отличие от меня, знает каково ласкать ее тело, а не только фантазировать. Появилось стойкое желание убить сволочь.   

Мазохист. Да, это обо мне.   

Мне бы только избавиться от этого урода! Чтоб все ее внимание вновь было на мне, а там она опять полюбит. Я уверен, убежден. Ну, или хочу верить. В любом случае, так не сдамся. Она танцевала со мной, обнимал ее за талию, и ей нравилось. Я чувствовал. Может быть, всегда нравилось, только не замечал. Надеюсь, что так. Я - эгоист.   

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке