Проклятие горгулия

Тема

Пирс Энтони

Глава 1

ГАРИ ГАР

Демонесса возникла из дымного облачка и приняла вид смазливой самовлюбленной дамочки (если читателю, конечно, нравится подобный тип женщин). Ее прекрасные светлые волосы струились по плечам, словно водопад, а грудь казалась столь пышной и цветущей, что смотреть на нее было сплошное удовольствие. Тем не менее во внешности этой женщины было что-то неуловимо странное.

Идя по берегу пересохшей реки, она наткнулась на удивительное уродливое создание, являющееся полной противоположностью ей самой.

— А вот и мой первый поклонник, — произнесла она, осматривая монстра со всех сторон. — Жаль только, что он такой уродливый.

— Благодарю тебя и на том, прелестница, — угрюмо ответил монстр.

— Что я слышу! — воскликнула она. — Ты умеешь говорить!

— Конечно. Стоит только приложить некоторые усилия. Демонесса медленно обошла вокруг незнакомца. Ее ножки, висевшие в воздухе, практически не касались земли, однако, судя по тому невероятному количеству битого стекла и острых камней, которое усеяло дно пересохшей реки, подобное благоразумие было более чем оправданным. Уставившись на лицо монстра, она произнесла:

— Вот смотрю я и думаю, на кого же ты больше похож — на льва или обезьяну? Честно говоря, ты сочетаешь в себе самые жуткие черты каждого из них… Только посмотри на свой ужасный огромный рот, который постоянно открыт в форме буквы «О»! А это странное тело с неподражаемым уродливым хвостом и нескладными четырьмя ногами? Что же касается маленьких никчемных крылышек… то о них и говорить нечего! Сплошная бутафория! Думаю, мне еще ни разу не приходилось видеть столь безобразное существо…

— Благодарю тебя, прелестница. Ты же, напротив, невыносимо прекрасна… Наверное, в природе все должно быть уравновешено.

— Что ты сказал про меня? — спросила, нахмурившись, демонесса.

— Только то, что ты невероятно привлекательна.

— А, понятно. Большое спасибо.

— Не стоит благодарности — эти слова были сказаны вовсе не в качестве комплимента. Честное слово, я вовсе не хотел сделать тебе приятное.

— То же самое могу сказать и о тебе, уродец… Нас связывает только то обстоятельство, что мне нужно задать три вопроса.

— А затем ты уйдешь?

Женщина воздела свой изящный пальчик вверх.

— Ответь мне, беглец из дома ужаса, и можешь рассчитывать на такое же отношение с моей стороны! Идет? Ну ладно, начнем… Кто ты такой?

— Я? Горгулий!

— Как тебя зовут, чудище?

— Гари Гар.

— И чем же ты занимаешься, Гари горгулий?

— Клятвенно выполняю возложенный на меня обет.

— Что за

Ха-ха-ха! — рассмеялся Гари, пропустив слова демонессы мимо ушей. — Настал мой черед задавать вопросы, разве не так?

Женщина капризно поморщилась:

— Ну ладно, что же с тобой, мерзавец, остается делать? Пользуешься женской слабостью, и все тут… Задавай свои идиотские вопросы, Гари горгулий, пока я не передумала. — Внезапно откуда ни возьмись в ее руках появился большой чайник. — Может, сперва отведаешь моего Эйн Штейна?

— А что это… — хотел было спросить Гари, но тут же осекся. Хитрая бестия намеревалась сделать так, чтобы он растратил свои честно заработанные вопросы по пустякам. «Этому не бывать!» — подумал он и ответил: — Нет, спасибо, я лучше не стану подвергать себя подобному риску.

— О-очень зря, — разочарованно пропела демонесса. — Один глоток из этого сосуда — и ты станешь одним из самых умных созданий во всем Ксанфе. Например, ты будешь знать, что «Е» равняется «МЦ» квадрат! — Чайник мгновенно исчез.

— Честно говоря, мне прекрасно живется и без этих сведений, прелестница. Итак, кто ты такая?

На лице женщины отразилось беспокойство, и ее прелестные черты начали медленно расплываться в жарком воздухе.

— Это слишком трудный вопрос, — ответила наконец она.

— Что за чушь? А ну, хватит увиливать, моя дымчатоликая подруга, не то я перестану иметь с тобой дело!

Демонесса мгновенно осеклась, и лицо ее вновь преобразилось, став еще прекраснее, чем раньше.

— Меня зовут Де Менция, и это только лишь одна половина всей правды.

— В чем же заключается вторая? Неужели твое имя при слитном написании означает умственно отсталого, человека? — спросил Гари, вспомнив о старческом слабоумии — деменции.

— Нет, что ты… Я представляю собой видоизмененное эго демонессы Метрии… Недавно она совершила один очень неблаговидный поступок, и мне стало просто невыносимо находиться с ней рядом.

— Что же такого сделало это создание?

— Она влюбилась, вышла замуж и очень круто изменилась. Честно говоря, я просто ненавижу эти слащавые поцелуйчики и улыбочки… Бр-р-р!

— Неужели демоны вступают в брак?

— Обманули дурака на четыре кулака! Забудь о своем вопросе, Гортаний! Теперь пришла моя очередь! Так при какой же кухне оказался этот странный обед, о коем ты поведал несколько минут назад?

— Эх, говорила мне мама не связываться с симпатичными женщинами! По большей части все они — абсолютные тупицы! При чем здесь обед?

Не знаю… Ты сам завел речь о еде… Честное слово, у меня уже потекли слюнки! Ну давай же, не тяни.

— Речь шла об обете, моя голодная прелестница, об обете. Женщина поморщилась:

— Прости, если не расслышала… А что это, в сущности, такое?

— Обязательство чести и доблести!

— Чего-чего? Да что такое мерзкое создание может понимать о чести и доблести?

— Это уже четвертый вопрос, красавица… Прибереги свое любопытство на потом. А теперь будь так добра, ответь же мне, пожалуйста! Почему твои юбка и блузка надеты друг вместо друга, а?

Менция придирчиво осмотрела свое одеяние. Внезапно одежда стала настолько прозрачной, что если бы рядом находился живой человек, то он, вне всякого сомнения, непременно покраснел бы.

— Видишь ли, поведение моей одежды порой бывает очень трудно объяснить.

— Так попробуй еще раз, обнаженная красотка! — произнес Гари, глядя в лицо демонессы и чувствуя себя немного неловко. Честно говоря, дело было вовсе не в лице дамочки, однако он считал себя воспитанным парнем, а потому не позволял себе никаких вольностей.

— Дело в том, что моя лучшая половина Де Метрия имеет определенные проблемы со словами. Например, она могла бы сказать, что ты не слишком темпераментный мужчина, а ты бы ответил…

— Извини, я прослушал. Какой-какой мужчина?

— А она начала бы распространяться о небе, звездах, птицах, путешествиях и тому подобной чепухе.

Почувствовав себя сбитым с толку, Гари предпринял последнюю попытку понять суть этого разговора.

— Что, она любит летать?

— Да неважно… Она способна ляпнуть все, что угодно.

— Хм, понятно. А что значит — темпераментный? Менция притворно улыбнулась:

— У, Гармоний, ты опять перебрал с вопросами. Придется немного потерпеть. Так что же по поводу чести?

Гари тяжело вздохнул. Подобные вздохи для его каменного тела никогда не проходили бесследно, однако на этот раз он ничего не мог с этим поделать.

— Видишь ли, в чем дело… С незапамятных времен моя семья только и занималась тем, что сидела на берегу реки Брачного Лебедя, что течет из Обыкновении, и следила, чтобы в Ксанф не могла попасть всяческая зараза…

Гари махнул крылом в сторону границы, и демонесса заметила, что пересохшее русло реки распространялось далеко за пределы владений горгулия. Линия, где магия Ксанфа начинала терять свою силу, была представлена странного вида лесом, в котором помимо обувных деревьев со свисающими женскими тапочками встречались совершенно обычные дубы, причем с первого взгляда было понятно, что последних — гораздо больше.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора