Сказка о Вечной Деве

Тема

Власова Елена

Елена ВЛАСОВА

У самых истоков Реки Мира зародилось это предание. Молодые Звезды смотрели на молодую землю, и светел был взгляд их. Шли века и века, и все менялось вокруг, но прежним остался пологий склон холма, и по-прежнему гордый и прекрасный высится на нем белый замок. Только люди стороной обходят это место, и даже сам повелитель Империи не смеет приблизиться к нему без зова.

Воин очнулся от пут, что сковали его волю, и посмотрел кругом. Хороша была комната, где он находился, но самым прекрасным в ней была девушка. Она лежала на ложе и глядела на воина с интересом и презрением.

- Так вот ты какой, - сладкой музыкой прозвучали ее слова, - человек и великий воин.

- Кто посмел схватить меня?!

- Ты не ответил на мои приглашения, а ведь я послала их тебе целых три.

- Так вот оно что. Значит ты Вечная Дева. Значит, ты есть... Но по какому праву ты схватила меня?

Послышался тихий смех:

- По какому праву ты ведешь свои войска, убиваешь, сжигаешь города?.. По праву сильного... Но ты здесь. Я рада приветствовать тебя в своем замке.

Воин напряг мышцы, проверяя, как они действуют. Она заметила:

- Тебе не повредили, ты слишком ценен для меня.

- Чем же пыль под ногами может быть ценна путнику? - в голосе его была насмешка.

- Тем, что делает мягкой дорогу, по которой он идет... Но разговор не об этом. Мне нужно, чтобы ты мне помог. Ты должен принести мне одну вещь. Я не говорила бы с тобой, но сама я не могу выйти из замка... - она тряхнула волосами, - я никогда никого ни о чем не просила, но ты мне нужен. Я заплачу тебе, заплачу так, как ты и не мыслишь. Деньги, царство, славу, я дам тебе все, если ты достанешь кольцо.

- Что за кольцо?

- О, это никому не повредит. Это женское украшение, а в нем немного магии. Его украли у меня враги, и я ждала триста лет, прежде чем родился ты, человек, который может мне его вернуть. Назови же свою цену!

- Говорят, что раньше таких как ты было много, а осталась ты одна. Тебе не одиноко?

- Очень, но это Судьба. Но я сломаю ее, - добавила она совсем тихо. Итак, ты принесешь мне кольцо. Ну, торгуйся. Вы же все боитесь продешевить...

- Кто все?

- Ну вы... люди.

- Значит, ты не знаешь людей...

- Цену! - она приказывала, а не просила. Для этой женщины он значил меньше раба. Он вдруг понял, как может причинить ей боль...

- Мне не надо богатств, царств, славы...

- Тогда что?

- Когда я вернусь с кольцом, ты позволишь мне поцеловать тебя.

- Что?! Да как ты! - она вскрикнула и замолчала. Гневный румянец погас, и на лице вновь появилась улыбка. И произнесла она нерушимую клятву, что позволит поцеловать себя, как только наденет на палец кольцо...

Долог и страшен был путь к Сердцу Мира, но он прошел его. И нет человеческих слов, чтобы передать то, что он испытал.

И он вернулся.

Она ждала его в той же комнате.

Она была единственной в мире розой, пламенем свечи в ночи, она была прекрасна. И он усмехнулся, понимая, как унизит ее то, что он сделает.

- Дай, - она протянула руку.

- Возьми, - он протянул кольцо.

Она сжала его в руке, прижала к груди, но не надевала.

- Ты знаешь, это ведь самое дорогое и прекрасное, что есть у меня... - и не было презрения в ее взгляде, и не было презрения в ее голосе.

- Плати, - отчеканил он.

- Чего же ты хочешь? - мягко спросила она.

- Я уже сказал.

- И ты не изменил решения?

- Нет.

Она улыбнулась: печаль и понимание светились в ее улыбке.

- Ну тогда целуй, - откинулась на подушки, медленно надела кольцо на палец и протянула к нему руки.

- Долго я этого ждала, - в голосе были и счастье, и боль, и усталость.

Он подошел к ней, обнял за плечи, прижал к себе. Долгим, как Утро Мира, был этот поцелуй, и губы ее были нежны. Пусть не любовь свою, но всю благодарность, все свое восхищение тем, кто сделал невозможное, вложила она в свой поцелуй. Все светлое, что осталось в ее душе, отдала она ему в этот последний миг...

И замерло, прервалось дыхание ее, сбежал румянец со щек, погасли звезды в глазах. Невидимо и немыслимо, но неизбежно, как утром уходит ночь, ушла жизнь Вечной Красоты в ветер, солнце, дождь, цветы...

И на губах ее застыла радостная улыбка. Навеки застыла. Она была мертва. Ибо что ценнее всего для бессмертного, чем смерть, когда он пережил свой народ и стал одинок бесконечно?

И так же бесконечно одинок стал Воин, когда Она покинула Мир.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке