На Земле слишком скучно

Тема

Филип Кинред Дик

* * *

Сильвия, улыбаясь, скользила в ночном полумраке между розами, космеями и маргаритками по дорожкам, посыпанным гравием, туда, где разливался пьянящий аромат свежескошенной травы. Блестели звезды, отражаясь в лужах, которые она огибала, направляясь к откосу за кирпичной стеной. Кедры подпирали небо, равнодушные к изящной фигурке с развевающимися волосами и горящими глазами, промелькнувшей мимо.

— Подожди меня, — крикнул ей Рик, пробираясь по малознакомой дороге.

Сильвия бежала, не оглядываясь. — Остановись! — разгневанно закричал он.

— Не могу… мы опаздываем. — Внезапно Сильвия, не пропуская Рика вперед, появилась перед ним. — Проверь свои карманы, — сказала она, задыхаясь и блестя глазами. — Выбрось все металлическое. Ты же знаешь, что они не переносят металл.

Рик сунул руки в карманы. В пальто нашлись два десятицентовика и пятидесятицентовая монета.

— Это?

— Да! — Сильвия выхватила монеты и швырнула их в темные заросли лилий.

Кусочки металла прошуршали между влажных стеблей и исчезли. — Что-нибудь еще? — она с тревогой схватила его за руку. — Они уже идут. Что-нибудь еще, Рик?

— Только часы. — Рик вырвал руку, когда нетерпеливые пальцы Сильвии вцепились в часы. — Не бросать же их в кусты!

— Тогда положи их на солнечные часы… или на стену. Или в дупло. — Сильвия снова убежала. До него донесся ее взволнованный, восторженный голос.

— Выброси свой портсигар, ключи… пряжку с ремня… все металлическое. Ты ведь знаешь, как они ненавидят металл. Поторопись, мы опаздываем!

Рик с мрачным видом последовал за ней.

— Ладно, колдунья.

* * *

Из темноты раздался гневный голос Сильвии:

— Не говори так! Это не правда. Ты наслушался разного от моих сестер и матери и…

Ее слова были прерваны подступающими звуками. Издалека донесся шум, похожий на шелест огромных листьев в зимний шторм. Ночное небо ожило неистовыми ударами. В этот раз они приближались очень быстро. Они сильно проголодались и были слишком нетерпеливы, чтобы ждать. Страх овладел им и он бросился догонять Сильвию.

В своем зеленом платье она казалась тоненьким стебельком, изгибавшимся в центре трепещущей массы. Сильвия отталкивала их одной рукой, пытаясь другой управиться с краном. Круговорот крыльев и тел гнул ее как тростинку.

На миг она исчезла из вида.

— Рик! — слабо позвала она. — Иди сюда, помоги! — Она отталкивала их и пыталась выбраться. — Они задушат меня!

Рик пробился сквозь стену ослепительной белизны к краю желоба. Они жадно пили кровь, текущую из деревянного крана. Он прижал к себе Сильвию, напуганную и дрожащую. И не отпускал ее до тех пор, пока их неистовство и ярость не утихли.

— Они голодные, — слабо выдохнула Сильвия.

— Ты, маленькая идиотка, зачем ты ушла одна вперед! Они могут тебя испепелить!

— Знаю. Они могут все, что угодно. — Она вздрагивала, усталая и испуганная. — Посмотри на них, — прошептала она голосом, охрипшим от благоговения. — На их рост… размах крыльев. И они белые, Рик.

Безукоризненное… совершенство. В нашем мире нет ничего подобного.

Огромные, чистые и прекрасные.

— Они, конечно, жаждут крови ягненка.

Когда со всех сторон захлопали крылья, мягкие волосы Сильвии взметнулись к его лицу. Они уходили, с шумом возносясь в небо. Вернее, не вверх, а прочь. Обратно в свой мир, из которого они явились, ощутив запах крови. Но они приходили, привлеченные не только запахом крови, но и из-за Сильвии. Она манила их.

Серые глаза девушки широко раскрылись. Она потянулась вверх к взлетающим белым существам. Одно из них внезапно кинулось в их сторону.

Трава и цветы были испепелены, когда ослепляющие белые языки пламени проревели коротким вихрем. Рик отпрянул. Пылающая фигура на миг зависла над Сильвией и затем с глухим хлопком исчезла. Ушел последний белокрылый гигант.

Воздух и земля постепенно остыли до темноты и тишины.

— Извини, — прошептала Сильвия.

— Не повторяй этого. — От полученного удара Рик оцепенел. — Это небезопасно…

— Иногда я забываюсь. Извини, Рик. Я не собиралась подпускать их так близко. — Она попыталась улыбнуться. — Я не была такой неосторожной уже много месяцев. С тех пор как я впервые привела тебя сюда. — Жадное, дикое выражение промелькнуло на ее лице. — Ты видел его? Мощь и пламя! А он даже не дотронулся до нас. Он просто… посмотрел. Только взглянул. И все запылало, все вокруг…

Рик схватил ее.

— Слушай, — раздраженно сказал он. — Ты не должна больше вызывать их.

Это нелепо. Это не их мир.

— Здесь нет ничего нелепого… это прекрасно.

— Это опасно! — Его пальцы впивались в ее плоть до тех пор, пока она не вскрикнула. — Перестань приманивать их!

Сильвия истерично засмеялась. Она вырвалась и кинулась в выжженный круг, оставшийся после вознесения в небо толпы ангелов.

— Я не могу ничего поделать, — вскричала она. — Я принадлежу им. Они — моя семья, мой народ. Как и ушедшие поколения, далеко в прошлом.

— Что ты хочешь сказать?

Они — мои предки. И когда-нибудь я присоединюсь к ним.

— Ты — маленькая ведьма! — в сердцах закричал Рик.

— Нет, — ответила Сильвия. — Не ведьма, Рик. Неужели ты не понимаешь? Я — святая.

* * *

На кухне было тепло и светло. Сильвия включила «Силекс» и взяла из шкафчика над раковиной большую красную банку кофе.

— Ты не должен их слушать, — сказала она, выставляя тарелки и чашки и доставая из холодильника крем. — Ты же знаешь — они не поймут. Сам посмотри на них.

Мать Сильвии и ее сестры, Бетти Лу и Джейн, полные страха и тревоги, сгрудились в гостиной, наблюдая за юной парочкой на кухне. Вальтер Эверет с безучастным и отчужденным лицом стоял около камина.

— Слушай меня, — сказал Рик. — У тебя есть эта способность притягивать их. Ты думаешь… что ты… что Вальтер — ненастоящий твой отец?

— О, разумеется, он мой отец. Я — обыкновенный человек. Разве я внешне отличаюсь от людей?

— Но ты — единственная, кто обладает такой способностью.

— Физически я ничем не отличаюсь от прочих, — задумчиво сказала Сильвия. — Я могу видеть, вот и все. До меня приходили другие… святые, мученицы. Когда я была ребенком, мать прочитала мне о святой Бернадетте.

Помнишь, где находилась ее пещера? Рядом с больницей. Они кружили вокруг, и она увидела одного из них.

— Но кровь? Это — абсурд. Ничего похожего никогда не было.

— О, да. Кровь влечет их, особенно кровь ягнят. Они парят над полями сражений. Валькирии, уносящие мертвых… Вот почему режут и калечат себя святые и мученицы. Ты знаешь, откуда у меня эта идея?

Сильвия завязала маленький передник и наполнила «Силекс» кофе.

— В девять лет я прочитала об этом у Гомера в «Одиссее». Улисс вырыл в земле канаву и, чтобы привлечь духов, наполнил ее кровью… Они — тени другого мира…

— Верно, — нехотя согласился Рик. — Я помню.

— Призраки умерших людей. Живших раньше. Все, кто здесь живет, умирают и уходят туда, — ее лицо оживилось. — У всех будут крылья! Мы все будем летать! Все будем наполнены огнем и силой. Мы больше не останемся червями.

— Черви! Вот кем ты считаешь меня!

— Разумеется, ты — червь. Мы все — черви. Мерзкие черви, ползающие по поверхности Земли в пыли и грязи.

— Почему их влечет кровь?

— Потому что она — это жизнь, а они любят жизнь. Кровь — это живая вода.

— Кровь значит смерть! Таз, наполненный кровью…

— Не смерть. Если ты видишь гусеницу, забирающуюся в кокон, ты думаешь, что она умирает?

В дверях стоял Вальтер Эверет. С мрачным лицом он слушал свою дочь.

— Когда-нибудь, — глухо сказал он, — они схватят ее и унесут с собой.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке