Татуировка

Тема

Твистер так и не смог понять, что привело его в это место. В висках настойчиво стучало и он почувствовал необходимость зайти. Низкий бит басов пронзал тело насквозь и молодой мужчина с головой окунулся в динамичную атмосферу ночного клуба. Людская масса, словно единый живой организм, ожила в хаотичном движении. Разноцветные лучи прожекторов осветили силуэт его мускулистого тела и множество пар заинтересованных глаз обратились к новому посетителю. Проводив взглядом кокетливую блондинку, Твистер, пританцовывая в такт музыке, двинулся к барной стойке.

Проницательная официантка сверкнула глазом из–под неровной челки. Перед мужчиной возник высокий бокал с вязкой субстанцией — фирменным напитком этого подпольного заведения. В благодарность солидная купюра, небрежно брошенная на чистую поверхность стойки, осветила улыбкой ее лицо.

Повернувшись к танцполу, Твистер заметил ее. Пластичная фигура чувственно извивалась, вскидывая тонкие руки в очередном движении. Отставив пустой бокал, он подошел ближе и девушка одарила мужчину мимолетным взглядом, сверкая белоснежной улыбкой. С потолка посыпалось блестящее конфетти, а пол утонул в искусственном тумане. Голова девушки метнулась из стороны в сторону и волна шелковистых волос обдала его терпким ароматом духов. Твистер поймал ритм ее движений и протянул к ней руки. Девушка прижалась к нему всем телом, передавая свой жар ему. Танец продолжался несколько минут, а после, девушка потянула Твистера за руку в коридор. Покидая танцпол, мужчина улыбался своей неожиданной удаче.

Мигающие лампочки были единственным освещением длинного коридора. В пустынном закоулке Твистер прильнул губами к ее нежной шее. Он обнажил ее жаркое тело в стремлении насладиться им, но невольно опешил, обнаружив витиеватую татуировку, тянущуюся из–за спины, по животу и ниже, вдоль стройных ног. Она рассмеялась и притянула его голову к своей груди. Твистер покрывал страстными поцелуями ее отзывчивое тело, а она тянулась навстречу его пламенным губам. Острые клыки болезненно пронзили атласную шею и холодная, черная кровь потекла в жадный рот Твистера.

— Какого..? — оттолкнулся он, вытерев губы. На ладони остались черные мазки и он с удивлением рассматривал их. Девушка натягивала узкое платье, не оглядываясь на него. Растворение началось с кончиков пальцев и Твистер мог наблюдать расширившимися от ужаса глазами, как его плоть распадается в воздухе и исчезает, словно пыль. За стеной все так же гремела музыка, заглушая предсмертные крики боли и отчаяния. В нем слышались едкие нотки гнева, но это уже не имело значения. Умирающий вампир не сможет причинить никакого вреда, если он отравлен черной кровью таинственного Клана Смерти.

Татуировка на миг полыхнула алыми сполохами, становясь полупрозрачной, не останавливаясь в своем бесконечном движении. Затем снова погасла и почернела.

Совет давно начался и меня ждали. В центре на кованом кресле с мягкими подушками, сидела глава нашего клана — Клементина Леал. Ее татуировка покрывала все тело замысловатым узором. Кожа старейшины истончилась и сквозь нее можно было разглядеть, как черная кровь струится по венам. Сосредоточенное прекрасное лицо, сложенные на коленях гибкие руки скрывали от непосвященных истинную сущность изящного чудовища.

Моему взгляду открылось собрание членов нашего клана. Их было немного — не все возрождались в новой жизни, если ее можно так назвать, после обращения. Наш гилд состоял в большинстве своем из крепких мужчин, бывших военных или спортсменов, которые могли похвастаться привлекательной внешностью и волей к победе. Инстинкты стояли на первом месте — я говорю о выживании. Имея дело с вампирами, не стоит забывать о том, что мы не бессмертны.

Клан не дает никаких видимых преимуществ, кроме обостренных органов чувств. Например, мое зрение при жизни было катастрофически слабым. Резкое улучшение пришлось списать на мифическую операцию, кстати, вылившуюся для меня в нежданный, но приятный двухнедельный отпуск и маленькую компенсацию. А ведь никто не знает, насколько хорошим в самом деле стало мое зрение. Остальные способности еще спят, но главная жрица предупредила не ждать особенных изменений.

Самым значительным стала кровь. Чтобы получить возможность уничтожать вампиров с ее помощью, мне пришлось умереть. Прозаически обычно и совсем не романтично. Обращение происходит наподобие вампирского, с одним исключением — в наши вены через татуировку попадает кровь главной жрицы. Она — одна из старейших представителей Клана Смерти по всему миру, поэтому наш гилд считается одним из сильнейших, хоть и немногочисленным.

Жрица жила несколько сотен лет, поддерживаемая вампирской кровью, смешанной со своей собственной, и священными ритуалами, позволяющими ей конвертировать их смесь в яд. Мы все были связаны с нею, и чтобы стать одним из членов гилда, нужно было пережить свою смерть.

Поэтому нас было мало — смерть естесственным образом отсеяла слабых.

Тишина наполнила помещение при моем появлении и взгляды обернулись ко мне. Все сидячие места были заняты. Многие стояли, образуя разорванный полукруг у трона главной Госпожи Смерти.

По периметру зала горели факелы на каменных стенах, разнося запах смолы. «Вот оно, адское пламя, в котором я буду гореть вечно!», — пронеслось в моих мыслях и я решительно ступила через порог.

В коротком приветствии я склонила голову, так что волосы упали мне на лицо, и подошла к трону.

— Завтра ты едешь в Лондон, — Клементина отрывисто бросила мне. Ее голос прозвенел сталью среди притихшей толпы и гулким эхом отозвался от каменных стен. Приказы главы клана не обсуждаются, но я была исключением. В большей степени — везунчиком, так как ни один вампир еще не воспротивился моему зову, не обнаружил кто я и не ушел живым.

— Очевидно, Вы забыли принять во внимание мое мнение на этот счет, госпожа, — я злилась, так как не все дела были еще завершены здесь, в Праге.

— Лондонскому гилду требуется помощь. Здесь у нас найдется тебе замена, не равноценная, конечно. Но там твоя работа будет неоценимой, — вступила первая помощница, Элишка.

— Я не закончила свои дела тут! — я сжала кулаки и прямо посмотрела в непроницаемые глаза Главы Клана.

Она улыбнулась одними уголками бледных губ:

— За свою долгую жизнь я отдала слишком много крови на наше общее дело, и я не потерплю неповиновения, даже от лучших! — в ее голосе слышалась вековая сталь. Ей не нужно было применять ментальные приемы для особо ретивых, все уже давно знали, что стоит боятся тихой Госпожи сильнне, чем десяток разъяренных вампиров. Она была основным источником силы клана. О да, она пила человеческую кровь и преобразовывала ее в холодный и черный яд для наших вен. Ей одной во всем клане хватало силы и мощи для этого, она была лучшей среди лучших, эта древняя жрица Клементина Леал.

Визг мотоцикла раздался под моим окном и тут же сменился ревом незаглушенного мотора. Я накрылась одеялом с головой, но взгляд опрометчиво метнулся к наручным часам. Час ночи?! Какого..? На улице уже давным–давно темно, нормальные люди спят. «Нормальные?» — я невольно ухмыльнулась, не открывая сонных глаз. Нормальные, возможно и спят, но я к ним определенно не отношусь.

«Да что за наглость» — я начала закипать, так как шум все еще проникал сквозь плотно закрытое окно. Я вскочила с дивана, на котором обычно спала, разметав одеяло по полу. Путаясь в ночной рубашке я проковыляла к окну и слегка подвинула занавеску. Со второго этажа отчетливо был виден блестящий спортивный мотоцикл. Черный, с красной молнией на баке, он ревел под своим наездником. Я подняла глаза выше и застала момент, когда мотоциклист, завернутый в кожаный костюм, начал снимать шлем. На миг мое дыхание остановилось, захваченное неожиданной красотой незнакомого мужчины. Из–под шлема показались белокурые волосы, которыми он тут же встряхнул и они разметались по черной коже его куртки.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке