История любовных похождений одинокой женщины

Тема

Аннотация: Ихара Сайкаку зорко подмечал новые черты человеческих характеров, формировавшихся в его время. Ловкость, сметливость, предприимчивость помогали подниматься по социальной лестнице. Особенно поражающим было развитие таких черт в женщине. Сайкаку создает тип предприимчивой обитательницы «веселых кварталов», который можно сопоставить с образом Молли Флендерс из одноименного романа Дево. Сайкаку раскрывает — впервые в японской литературе — внутренний мир гетеры, ее мысли, и чувства, рисует ее судьбу.

---------------------------------------------

Ихара Сайкаку

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Люди навещают тайное убежище былой красавицы

и слушают повесть о ее любовных приключениях.

Сколько ни слушай, не наскучит.

На горе Хигасияма[1] , где цветут вишни, пляшет столичная танцовщица.

Ни одна женщина в стране

не сравнится с ней красотой!

Несравненную красавицу

продают князю

за двести рё серебром.

Тот, кто видел прекрасную новую гетеру

в Симабаре, уже не захочет смотреть

ни на пурпурные листья клена,

ни на полную луну,

ни на одну обычную женщину.

Содержание первой части

ТАЙНОЕ УБЕЖИЩЕ СТАРУХИ

Я навещаю одну женщину, молва о которой некогда шумела в столице.

Она рассказывает повесть своей жизни,

полной любовных похождений.

ЮНАЯ ТАНЦОВЩИЦА НА ПИРАХ

Когда зацвели первые вишни возле храма Киёмидзу[2] ,

прекрасная девушка исполнила танец

посреди круга, отгороженного занавесом.

Откуда она родом? Кто ее родители? Не знаете ли вы ее? -

Это такая-то с удицы Гион[3] .

Ее хоть сейчас может купить каждый, кто захочет.

НАЛОЖНИЦА КНЯЗЯ

Девушку из хорошего рода нельзя взять в наложницы

всего на тридцать дней, но все же и ей приходится

искать себе хозяина в заботах о будущем.

Она не может стать игрушкой на время…

Увы! Увы! Может и она, стоит только пожелать.

КРАСАВИЦА ГЕТЕРА

Новая гетера затмевает всех красавиц столицы.

Обычаи тайфу[4] из веселого квартала Симабары бесспорно хороши,

но чистосердечная исповедь

раскрывает горестные тайны.

Тайное убежище старухи

«Красавица — это меч, подрубающий жизнь», — говорили еще мудрецы древности. Осыпаются цветы сердца, и к вечеру остаются только сухие ветки. Таков закон жизни, и никто не избегнет его, но порой налетит буря не вовремя и развеет лепестки на утренней заре. Какое безрассудство — погибнуть ранней смертью в пучине любви, но никогда, видно, не переведутся на свете такие безумцы!

В седьмой день первого месяца случилось мне пойти в Сагу, к западу от столицы[5] . Когда я переправлялся через Умэдзу — реку сливовых цветов, губы которой точно шептали: «Вот она — весна!» — встретился я с двумя юношами. Один из них был красив собой, щегольски одет по моде, но изнурен и смертельно бледен. Казалось, истерзанный любовной страстью, он клонился к скорому концу, проча старика отца в свои наследники.

Юноша говорил:

— Мое единственное желание на этом свете, где я ни в чем не знал недостатка, — чтобы влага моей любви никогда не иссякала, как полноводное течение этой реки.

Спутник его в изумлении воскликнул:

— А я желал бы найти страну, где не было бы женщин! Туда хотел бы я укрыться, там в тишине и покое продлить свои дни и лишь издали следить за треволнениями нашего времени.

Мысли их о жизни и смерти были так далеки друг от друга, как долгая жизнь непохожа на короткую.

Юноши спешили вперед, точно гнались за несбыточными снами, и не помня себя вели яростный спор, как в бреду. Дорога, не разветвляясь, вилась вдоль берега реки.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке