Игрок в облавные шашки

Тема

Аннотация: «Дважды умершая» – сборник китайских повестей XVII века, созданных трудом средневековых сказителей и поздних литераторов.

Мир китайской повести – удивительно пестрый, красочный, разнообразные. В нем фантастика соседствует с реальностью, героика – с низким бытом. Ярко и сочно показаны нравы разных слоев общества. Одни из этих повестей напоминают утонченные новеллы «Декамерона», другие – грубоватые городские рассказы средневековой Европы. Но те и другие – явления самобытного китайского искусства.

Данный сборник составлен из новелл, уже издававшихся ранее.

---------------------------------------------

Без автора

«Повесть о том, как Маленький Даос подарил ход лучшему игроку Поднебесной, а девушка-игрок Мяо Гуань решила свою судьбу в двух партиях вэйци»

Рассказ второй из сборника «Эркэ пайань цзинци».

Юноша нашел подругу,

Жаждал с ней соединенья,-

Встречу Небо предрешило

За сто лет до их рожденья.

На людей, на птиц взгляните,

На зверей в чащобе леса, –

Всяк себе находит пару,

Как в сказанье – поэтесса:

Чжо Вэнь-цзюнь[1] игру на цине[2]

Услыхала ненароком;

Был в мужья поэт прекрасный

Чжо Вэнь-цзюнь подарен роком.

Если ты известный мастер,

Знаменит на всю округу, –

Ты, конечно, повстречаешь

И достойную подругу.

День грядущий нам неведом,

Он туманной скрыт завесой.

Предрешен был волей Неба

Брак поэта с поэтессой.

Так они нашли друг друга

По небесному веленью.

Замечательную пару

Прославляют поколенья.

В незапамятные времена сложилась пословица: «У всякой вещи своя пара». И потому, верно, так много существует рассказов о даровитых юношах и прекрасных девушках, которые соединились по воле Неба.

Один из этих рассказов, уважаемый читатель, ты сейчас и услышишь.

В провинции Шаньдун, в Яньчжоуской области, в уезде Цзюйе стояла когда-то беседка, и называли ее Беседкою Цветущего Благоухания. Осенью, после сбора урожая, здесь обычно собирались окрестные жители, чтобы принести жертвы богу Шэнь-нуну – Первому Землепашцу, а заодно и повеселиться. На столбе беседки висела деревянная доска с тремя иероглифами, обозначавшими ее имя и начертанными, как гласила молва, самим Янь Чжэнь-цином[3] давным-давно, еще в годы династии Тан. Доска, разумеется, пришла в ветхость, иероглифы стерлись, но сделать новую надпись никто не отваживался. И вот как-то раз, незадолго до осеннего жертвоприношения, местные старейшины устроили совет.

– Только по старой памяти нам известно, как зовется эта беседка,– говорили они,– надписи давно уже нет, да и сама доска, на которой она была начертана, того и гляди, рассыплется трухой. А ведь можно бы навсегда сохранить прекрасное это название! Давайте поставим внутри беседки каменную плиту и попросим какого-нибудь опытного каллиграфа написать три иероглифа.

А в тех краях обитал тогда сюцай[4] Ван Вэй-хань – потомок знаменитого каллиграфа Ван Си-чжи[5] из времен династии Цзинь. Вэй-хань превосходно владел письменным стилем Яня, и чуть ли не каждый в округе знал и ценил его искусство. Собрав подарки, старейшины пришли к нему со своею просьбой, и Ван Вэй-хань с охотою согласился. Он обещал, что в день торжества придет и, как принято говорить, поднимет свою кисть. А старейшины, в свою очередь, пообещала отшлифовать камень к этому сроку.

День праздника наступил, и все жители окрестных селений, от мала до велика, собрались подле беседки, чтобы полюбоваться на гулянье.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке