Последний визит гастролера

Тема

Исраил Тухтаев

…Сотрудники милиции приняли меры, чтобы в квартиру никто не заходил и ничего не трогал. Напуганные соседи шептались на кухне и лестничной площадке, а сама пострадавшая – восемнадцатилетняя девушка с пышными черными волосами – стояла в комнате у окна, покусывала губы и время от времени нервно поправляла разорванное на груди платье. Оконная занавеска висела на одном крючке, стулья опрокинуты, под отопительной батареей – осколки хрустальной вазы.

За окном послышался сигнал дежурной машины – прибыли эксперты. Поручив инспектору уголовного розыска Сироджу Талибову ввести их в курс дела, Гайрат Тухтасинов приступил к допросу. Пострадавшая уже начала приходить в себя, но на вопросы отвечала медленно, глубоко вздыхала, отводила глаза в сторону и горько плакала.

…Звонок раздался сразу, как только она вошла в квартиру, вернувшись из техникума, и включила магнитофон.

Открыла дверь. Перед ней стоял высокий темноволосый мужчина лет тридцати. С озабоченным видом он достал из портфеля большую конторскую книгу и пояснил:

– Я слесарь горгаза. Проверяем оплату за газ. Принесите, пожалуйста, квитанции.

Внимательно перелистал абонентскую книжку, продолжая уточнять:

– Живете в квартире вдвоем? Кто ответственный квартиросъемщик? Мама? Пригласите ее, пожалуйста. Нет дома? Жаль…

Девушку ничто не удивляло и не настораживало, отвечала она беспечно. Слесарь заявил, что надо произвести профилактику газовой плиты.

– Пожалуйста, проходите.

Дверь захлопнулась. Девушка включила в прихожей свет и махнула рукой в сторону кухни.

– Сюда!

Слесарь направился к плите, а она подошла к шифоньеру, чтобы переодеться. А дальше – как во сне. Она отбивалась, кричала, но ее никто не слышал: на всю громкость был включен японский стереомагнитофон.

Преступник связал ей руки, неспешно умылся в ванной, перекусил, достав из холодильника колбасу и сыр. Не спеша осмотрел обе комнаты, выдвинул все шкафчики. Раскрыв свой портфель, сложил туда деньги и драгоценности матери (уезжая погостить к сестре в Ташкент, она оставила все их дома). Подняв с пола телефон, позвонил какой-то Вике. Разговаривал с ней, нежно воркуя, пообещал, что придет через часок – вот только закончит важное дело. Затем опустил трубку и, гадко улыбаясь, направился к жертве…

После ухода грабителя девушке с трудом удалось освободить руки. Она, шатаясь, вышла на лестничную площадку и тут же рухнула, потеряв сознание. В милицию позвонила соседка.

– Что же мне вся эта история напоминает? – вслух размышлял Гайрат, поручив девушку заботам сердобольной соседки.

– Письмо из Москвы, – тут же отозвался Талибов. – Все – как там!

И следователь вспомнил: неделю назад поступило письмо из союзной прокуратуры, в котором описывалось около десяти сходных преступлений, совершенных в различных городах страны. Преступник под видом слесаря горгаза или сантехника проникал в квартиру, забирал золото и малогабаритные ценные вещи – магнитофон, хрусталь. И всякий раз уходил, надругавшись над хозяйкой.

Все потерпевшие называли одни и те же приметы преступника: высокий широкоплечий мужчина лет тридцати, вьющиеся волосы темного цвета.

Союзная прокуратура придерживалась версии, что работа преступника связана с разъездами. Возможно, он водитель междугородного автобуса.

Вечером в кабинете районного прокурора Сергея Антоновича состоялось совещание. О преступлении уже было сообщено в Москву. Оттуда ответили, что в республику спешно вылетает группа криминалистов. Пострадавшую решено было поместить в пригородный дом отдыха, а руководству техникума сообщили, что она больна. Мать ее, гостившую в Ташкенте, решили пока не вызывать – об этом попросила дочь. Квартиру опечатали.

Сергея Антоновича вызвал к себе областной прокурор Абрар Хаитович Раджабов. Вернувшись от начальства, он, в свою очередь, устроил головомойку Гайрату:

– Я тебя не узнаю! Тебя словно загипнотизировало это письмо из столицы! Уже сутки прошли, а ты палец о палец не ударил.

Гайрат заикнулся было, что вечерним самолетом прибудет спецгруппа из Москвы…

– Не хочу ничего слышать! Они как приедут, так и уедут! Не верю я, что существует связь между теми преступлениями и этим. Тебе что, няньки нужны?

Прокурор закурил, успокаиваясь, и добавил:

– Слишком большое расстояние для «гастролера». Чем он здесь поживился? В общей сложности и тысячи рублей не наберется. Стоило лететь через сотни километров ради жидкой похлебки?

– Но ведь сходятся все детали, – защищался следователь.

– Случайное совпадение! – парировал прокурор. – У нас, ты помнишь, и раньше случались квартирные кражи, когда грабитель проникал в дом под видом слесаря или агента Госстраха. Ждать нельзя. Пока ты ждешь, преступник настигнет очередную жертву!

Получив взбучку, Гайрат направился к себе в кабинет. На Сергея Антоновича обижаться не следует: прав он.

Вчера, вернувшись с места происшествия, Гайрат еще раз перечитал письмо из столицы и решил ждать приезда московских коллег: так будет надежнее. Ведь инспектор Талибов тоже ждал. Кроме соседки, вызвавшей милицию, он больше никого не опросил.

У двери кабинета его поджидали лейтенант Гарамов, отвечавший за хозяйство этого большого административного здания, и связист с какими-то инструментами и коробками.

– – Гайрат Исмаилович, можно быстрее? – попросил лейтенант. – Нам еще два этажа обойти надо!

– А что случилось? – Тухтасинов открыл кабинет.

– Телефоны меняем, полуавтоматы достал. Подарок к Восьмому марта.

Связист стал отсоединять старый телефон. Улыбающийся Гарамов поставил картонные коробки на стол и открыл одну из них. Гайрат (он убирал со стола папки), как только увидел аппарат, замахал протестующе руками:

– Нет, нет, не надо! Не нужен мне такой аппарат.

Сиявший улыбкой лейтенант так и замер от удивления. В протянутой руке он держал новенький красный аппарат с кнопками вместо наборного диска.

– Да вы что! – возмутился начхоз. – Я за ними две недели охотился! Выбивал! Их же никто по перечислению не продает! Хидиров из управления за мной бегает, пять штук для своего начальства просит!

– Ну вот и отдай ему мой.

Гайрат не хотел объяснять добродушному начхозу, почему только один вид нового телефона вызывал у него такую реакцию. Точно такой аппарат стоял в квартире, где орудовал вчера «гастролер».

Связист, уже отсоединивший провода, стоял в нерешительности. Гайрат взял у него отвертку и сам начал подключать.

– Я привык к нему…

– Вы же ничего не понимаете! – горячился начхоз. – Новый телефон экономит время! У него гарантия – три года! Вот, посмотрите его паспорт! – Гарамов не без пафоса перечислял все преимущества полуавтомата.

– Согласен, согласен, – улыбался Гайрат, завинчивая шуруп. – Но, говорят, привычка – вторая натура. К тому же красный цвет раздражает меня. Мне зеленый больше нравится.

Удивленный Гарамов никак не мог поверить, что следователь всерьез отказывается от такого прекрасного аппарата, и вновь, но уже без прежнего пафоса, перечислял его достоинства.

– Вот если бы твоя игрушка умела запоминать тех, кто ею пользовался, – цены бы ей не было! – усмехнулся Гайрат, передавая связисту отвертку.

– Так в этом же и вся соль! – воскликнул уязвленный в лучших чувствах лейтенант. – Он же запоминает набранный номер! Если занято – ничего, можно через некоторое время нажать вот эту кнопочку – и автомат сам соединит! Не надо заново крутить диск, как на этой вот тарахтелке… – Начхоз презрительно ткнул пальцем в старый аппарат.

– Погоди, погоди, – заинтересовался Гайрат, – дай-ка сюда свою игрушку!

– Нет уж, – запротестовал Гарамов, отводя коробку с полуавтоматом в сторону. – Вы сначала свой любимый драндулет отсоедините!

– Дай паспорт! – следователь вырвал книжечку из рук лейтенанта. – Скажи, начхоз, если абонент ответил, набранный номер стирается?

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Похожие книги