Миссия в Афганистане (34 стр.)

Тема

Глава тридцать вторая

Они находились в своей квартире в пригороде Атланты всего какой-то час, и большую часть этого времени Фрост провел за телефоном, пытаясь дозвониться на Аляску и убедиться, что Маргарет Дженкс жива, несмотря на покушение на ее жизнь, а Мэтт и их сын чувствуют себя хорошо.

Сразу же после перестрелки с агентами КГБ капитан и Бесс уселись в машину и отправились домой. Добрались они туда в три часа утра.

Наконец Фрост положил телефонную трубку и посмотрел на Бесс, которая разбирала накопившуюся за время их отсутствия почту.

— Ну, что? — спросила женщина.

— С ними все в порядке. Мэтт заканчивает курс лечения и опять доволен жизнью.

— Слушай, я понимаю, что Пласкевич обманул тебя, но разве обязательно было ломать ему нос?

— Пусть еще радуется, что я не забил переносицу ему в мозг, — буркнул капитан.

Он взял стаканчик, в который Бесс уже налила виски, и сделал глоток. Алкоголь приятно согрел желудок.

— Посмотри-ка.

Фрост взглянул на письмо, которое протянула ему женщина. Он сразу увидел адрес отправителя: Пакистан.

Наемник разорвал конверт. Там был листок бумаги и сложенная пополам фотография. Капитан взглянул на снимок, но почти ничего не разобрал — тот был мутный и расплывчатый. Тогда Фрост взялся за письмо.

Он читал вслух:

“Капитан Фрост, Али Акбар шлет тебе привет и сообщает, что с ним и его семьей все хорошо. Моя жена сшила мне отличный бурнус из того материала, который ты купил. Мой сын учится владеть мечом и скоро тоже станет охранять Хайберский перевал.

Недавно мне довелось быть на территории страны, где мы с вами пережили так много, и я сделал фотоснимок одного человека, хорошо вам знакомого. Несмотря на потерю левой руки, она осталась такой же. Посмотри в ее глаза, капитан, — там все тот же огонь. Да хранит Аллах тебя и твоих близких.

Акбар Али Хасан, патан из племени африди, охранник Хайберского перевала”.

Фрост положил бумагу и вновь взял в руку фотографию. Теперь он присмотрелся к ней более внимательно. И на вершине горы разглядел маленькую фигурку девушки. Левый рукав ее халата был пуст, но в правой руке она крепко сжимала автомат.

— Посмотри, — Фрост протянул фотографию Бесс. Потом он взял увеличительное стекло и долго рассматривал снимок. Да, черты лица были смазаны, но глаза каким-то чудом были видны хорошо. И в них действительно горел тот же огонь.

— Это Мерана, — прошептал капитан. — Она жива…

Руки Бесс гладили тело Фроста, а он крепко прижимал ее к себе. Губы женщины целовали его лицо, шею, плечи…

Они занимались любовью до тех пор, пока за окнами не посветлело. Потом Бесс уснула, а капитан еще долго лежал, глядя в потолок. Он вспоминал людей, с которыми судьба свела его в Афганистане, людей, которые готовы были на все, чтобы только отстоять независимость своей страны.

Акбар, Сабхан, Мухаммед уль-Раик, Хаджи — столетний победитель бузкаши. И Мерана… Конечно, Мерана.

Фрост улыбнулся. Все же ей удалось спастись, удалось выжить назло врагам.

Бесс подняла голову.

— О чем ты думаешь, Фрост?

— О многом. О стране, в которую я, может быть, когда-нибудь вернусь. Это очень далеко.

— Ну нет, — сонно сказала женщина, — теперь уж я тебя никуда не отпущу.

Фрост обнял ее и прижал к себе.

— Может, и так, — сказал он тихо. А про себя подумал: “К сожалению или к счастью, но вряд ли у тебя это получится”.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке