Миссия в Афганистане (3 стр.)

Тема

Фрост погасил зажигалку и некоторое время молча стоял в темноте, восстанавливая дыхание. Он пытался представить себе то, что должно сейчас произойти на улице, то, что было в сценарии, написанном человеком из КГБ, который явно знал, чего хотел.

Сам этот агент — со своей европейской внешностью — будет, конечно, держаться в отдалении, а вот у его четверых дружков-пакистанцев задача будет вполне конкретная — завести толпу и направить праведный гнев людей в нужное русло.

Фрост уже мысленно слышал крики, которые зазвучат вокруг. Он не знал местного языка, но о смысле догадаться было нетрудно.

— Неверный обесчестил дочь уважаемого Зульфикара Али!

— Он пролил кровь самого Али и его ребенка!

— Он осквернил жилище!

— Он оскорбил Аллаха в нашем лице!

Затем последуют эмоциональные высказывания относительно матери Фроста и неестественных сексуальных пристрастий самого капитана, а завершится все громогласным требованием немедленной смерти преступнику. И приговор народа будет тут же приведен в исполнение.

— О, проклятие! — выругался наемник, подошел к своей спутнице и схватил ее за руку.

Он прекрасно понимал, что не может оставить ее — ведь даже если обезумевшая толпа и не пожелает ее крови, то уж те пятеро убийц не выпустят американку.

— Слушай меня внимательно, — прошептал он ей в ухо. — Когда мы выйдем, скорее всего на меня, а может, и на нас обоих, накинется разъяренная толпа. Именно я буду обвинен в изнасиловании и убийстве.

— Но как же без суда…

— Да где ты находишься? Ну, может потом и придет какой-нибудь врач, чтобы установить время смерти, и какой-нибудь полицейский, чтобы снять отпечатки пальцев. Но к тому времени я уже буду мертв, а тебя, возможно, ждет еще более страшная участь.

Короче, сейчас мы спокойно выйдем, улыбнемся тем милым людям, которые собрались возле дома, а потом побежим со всех ног. Через ворота в центр города, к какому-нибудь правительственному учреждению — полицейскому участку, армейским казармам и тому подобному.

— Но это очень далеко! — воскликнула Маргарет. — А я никогда не была хорошей бегуньей. На занятиях в школе и колледже…

— Там, наверное, были не те призы, — перебил ее Фрост. — А сейчас на карту поставлена твоя жизнь. Так что отдай всю свою энергию ногам и молись Господу Богу.

Капитан несколько раз глубоко вдохнул, напрягая и расслабляя мышцы, готовя их к тому, что ждало за дверью — к бегству или схватке. Затем молча повел женщину за собой к выходу из дома, по-прежнему держа ее за руку. Он взглянул на ее ноги и с удовлетворением отметил, что на Маргарет одеты туфли с низким каблуком, почти спортивная модель. Его собственные шестидесятипятидолларовые ботинки тоже годились для бега. Что ж, на них теперь вся надежда.

Фрост взялся за медное кольцо, ввинченное в дверь, и потянул ее на себя правой рукой — той же, в которой он сжимал готовый к бою пистолет. Снова раздался громкий скрип…

Глава третья

На них смотрели глаза — море глаз. Перед домом собралась большая толпа, люди негромко, но возбужденно переговаривались. Некоторые были с бородами и в тюрбанах, другие — в фесках и ермолках, мелькали лица молодые и старые, все разные, но сейчас их объединяло одно — выражение еле сдерживаемой ярости.

Когда Фрост и Маргарет появились на крыльце, все умолкли, словно по приказу. Капитан быстро оглядел толпу и крикнул:

— Кто-нибудь говорит по-английски?

Откуда-то из-за спин людей раздался голос с легким иностранным акцентом:

— Я говорю, мистер Фрост.

Наемник увидел того самого мужчину европейской наружности, которого ранее классифицировал как агента КГБ.

— Это вы их убили, — сказал он глухо. — Ведь так?

— Ну, не я лично, — усмехнулся мужчина, — но в общем вы недалеки от истины. Кстати, среди этой толпы я единственный, кто знает английский. И я также говорю на их языке. Хотите послушать?

Фрост не хотел слушать, но мужчина не дожидался его ответа. Он произнес несколько фраз, которые всколыхнули собравшихся, в их глазах появилась жажда убийства.

Теперь тянуть время не было смысла; капитан прекрасно знал, что сейчас последует.

— Беги! — крикнул он Маргарет и вскинул пистолет. Пуля ударила в землю у ног первого ряда людей. Тут же толпа грозно завыла, послышались выкрики, в воздухе замелькали сжатые кулаки. Фрост заметил слева небольшую щель в живой стене и бросился туда, буквально волоча за собой Маргарет. Здоровенный парень с черной бородой и в белом тюрбане преградил им путь.

Капитан тут же перехватил кольт за ствол и с силой ударил пакистанца рукояткой в челюсть. Тот пошатнулся, ухватившись руками за голову, Фрост двинул его коленом в пах и оттолкнул с дороги. Тут же он услышал, как вскрикнула Маргарет Дженкс. Наемник вновь потащил ее за собой, а отовсюду к ним тянулись руки, раздавались проклятия и злобный вой; где-то рядом даже хлопнул выстрел.

Отшвырнув в сторону еще двоих, Фрост увидел, что к нему сквозь толпу проталкивается невысокий пакистанец с каким-то старинным револьвером в руке. Властно отстранив женщину в традиционной чадре, он поднял свое оружие.

Фрост не стал ждать. Он тоже вскинул пистолет и нажал на спуск. Пуля прошла чуть выше и никого не задела, но толпа вдруг притихла. Это уже не был выстрел в землю, видимо, неверный настроен серьезно, и тут вполне можно жизни лишиться, если проявить чрезмерное рвение.

Люди замерли, несколько секунд стояли неподвижно, а потом вдруг стремительно бросились бежать в разные стороны. Впечатление было такое, что невидимый удар землетрясения вдруг прокатился под домом, который еще секунду назад казался незыблемой твердыней, и вот, исчезло строение, превратившись в одночасье в прах и обломки.

Однако пакистанец с револьвером, видимо, чувствовал себя более уверенно. Он оттолкнул какого-то соплеменника и вновь прицелился. Фрост моментально бросился влево, увлекал за собой и Маргарет, а затем выстрелил. Пуля угодила в стену в трех футах от пакистанца.

— Непристрелянный, черт, — буркнул он сам себе. — Надо брать поправку.

Мужчина с револьвером наконец нажал на спуск, по улице прокатился гулкий грохот, и стрелка окутало облако густого дыма. Однако ни Фрост, ни женщина не пострадали. Капитан вытянул руку с кольтом — чувствуя себя довольно глупо в непривычной ситуации — прицелился в точку, находящуюся в трех футах справа от противника, и указательным пальцем осторожно потянул крючок.

Есть! Наконец-то! Мужчина выронил свою допотопную пушку и упал; его тело забилось в агонии, поднимая клубы пыли.

Фрост подмигнул кольту, который держал в руке: дескать, раскусил я тебя, братец — схватил Маргарет за руку и снова побежал. Она что-то кричала, но капитан не обращал внимания. Он мог догадаться о смысле ее слов. Наверняка женщина называла его “хладнокровным убийцей”, как это делали уже многие до нее.

В следующий момент они пробежали в ворота и оказались на какой-то мощенной камнем большой площади, тоже покрытой пылью.

— Сюда! — рявкнул Фрост. — Через площадь. А за спиной у него опять раздавался топот ног преследователей, которые уже несколько пришли в себя и, надо полагать, справились с первым испугом. Погоня приближалась.

По другую сторону площади капитан увидел еще одни ворота, которые вели в узкий тоннелеобразный переулок. Туда он и направился, на бегу оглянувшись через плечо. Толпа не отставала, расстояние между ними быстро сокращалось. Эти люди явно умели бегать.

— Олимпийцы хреновы, — прохрипел наемник, повернулся и выстрелил несколько раз над головами пакистанцев. Это немного охладило пыл почитателей пророка Магомета, но затвор пистолета предупреждающе лязгнул — патроны закончились.

Фрост выбросил пустую обойму в какую-то лужу, вытащил из кармана новую и опять пустился бежать, на ходу вставляя ее в рукоятку кольта. Потом дослал патрон в ствол.

До ворот уже было рукой подать, но легкие капитана горели от долгого бега, воздуха не хватало. А рядом издавала хриплые неартикулированные звуки еще более измученная Маргарет Дженкс.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке