Агент 007 в Нью-Йорке (2 стр.)

Тема

"Кадиллак" несся вдоль огромной автомобильной свалки, покореженные корпуса машин, сверкая хромом, завистливо смотрели ему вслед. Куда деваются эти перекрашенные "железные скакуны", после того как погода окончательно разъедает их внутренности? Где их хоронят? Не полезнее ли топить их в море для предотвращения размывания береговой почвы? Нужно будет черкнуть письмо в "Геральд Трибун"!

Теперь вопрос где перекусить. С ужином все просто: он сводит Соланж в "Латис" – один из лучших в мире ресторанов. Но где же ему съесть ленч? В былые времена Бонд, несомненно, отправился бы в ресторан "21", но даже эту цитадель уже давным-давно оккупировала богатая аристократия, повысив цены и, в виду отсутствия вкуса, понизив качество пищи. Тем не менее он все равно сходит туда, хотя бы просто ради того, чтобы тряхнуть стариной, выпив в баре пару сухих коктейлей "мартини" (взболтанный джин "Бифитр" с вермутом, украшенный долькой лимона). Ну а после… Может быть, отведать лучший деликатес в Нью-Йорке – похлебку из устриц в сметане, с крекерами и пивом "Миллер" в баре "Устрица" на Гранд-централь? Нет, ему не хотелось сидеть в баре. Вот если бы найти какое-нибудь уютное, но просторное местечко, где можно спокойно посидеть и почитать газетку… Да! Точно! "Зал короля Эдуарда" в "Плаце"! Угловой столик. Его там никто не знает, зато он точно знает, что в "Плаце" можно хорошо поесть. Не то что в "Шамборе" или "Павильоне"! Там он выпьет еще один коктейль, а затем закажет копченую лососину и яичницу, сделанную по рецепту, которому он однажды научил их главного официанта (Феликс Лейтер был с ним лично знаком). Решено! Ему придется попробовать их копченую лососину. Раньше в "Зале короля Эдуарда" подавали шотландскую лососину, а не канадскую, которая была сухой и безвкусной. В Штатах, подумал Бонд, умеют готовить только бифштекс и морские блюда, остальное может катиться ко всем чертям! И все продукты так долго хранятся замороженными в этих "коммунальных моргах для пищи", что теряют сочность, за исключением, наверное, итальянских, отчего все блюда здесь имеют какой-то одинаковый нейтральный вкус. Интересно, когда последний раз в ресторанах Нью-Йорка подавалась курица (не бройлер), которая только что бегала, или только что выведенные яйца? А рыба, которая только что плавала? Существует ли в Нью-Йорке рынок наподобие парижского Лес-Халлеса или лондонского Смитфилдса, где можно увидеть и купить свежую пищу? Сам Бонд о таковом никогда не слышал. Здесь это считалось негигиеничным. Не становились ли американцы во всех вопросах излишне гигиеничными? Излишне осторожными? Каждый раз, когда Бонд занимался любовью с Соланж, наступал момент, когда, вместо того, чтобы нежиться в объятьях друг друга, она удалялась в ванную и добрых пятнадцать минут полоскала горло дезинфектором, после чего он не мог даже с ней целоваться. А таблетки от простуды? Она глотала их в количестве, которого хватило бы и на две пневмонии! И все же Джеймс Бонд улыбнулся при мысли о девушке. Интересно, подумал он, что их сегодня ждет? Разумеется, кроме ужина в "Латис" и ночи любви? Опять же, в Нью-Йоре было все, что пожелаешь. Он много слышал о кинотеатрах, в которых крутили цветные порно-фильмы со звуком! Говорят, что после их просмотра сексуальная жизнь становится во сто крат ярче. Вот куда ему нужно сводить Соланж! А еще в тот бар, о котором говорил Феликс Лейтер, где собирались садомазохистки и садомазохисты. Их униформа – кожаные куртки и повязки на предплечьях. У садистов повязка на левом предплечье, у мазохистов – на правом. Забавно будет сходить и посмотреть на них, как он ходил посмотреть на трансвеститов Парижа и Берлина. Разумеется, в итоге он и Соланж, скорее всего, просто отправятся в "Эмберс" или же на концерт какого-нибудь ансамбля джазовой музыки, которую она так любит, ну а потом – снова любовь и дезинфектор.

Джеймс Бонд улыбнулся. Автомобиль несся по величественному мосту Трайборо-бридж к небоскребам Манхэттена, издали похожим на зубчатые стены крепости. Ему нравилось предаваться мечтам о приятной возможности урвать часок другой для отдыха в перерывах между работой. Он любил планировать свой досуг вплоть до самой мелкой детали. И как раз сейчас он окончательно решил, что будет делать вечером, и ему нравился каждый пункт этого плана. Конечно, все может пойти не так, как он задумал, и ему придется кое-что изменить. Но это не имеет значения. Ведь в Нью-Йорке есть все, что пожелаешь…

Нью-Йорк не оправдал его ожиданий. Последствия этих отвлеченных фантазий были для Джеймса Бонда самыми плачевными. После яичницы в "Зале короля Эдуарда" все пошло наперекосяк, и вместо задуманной ранее чудесной программы Бонду пришлось сделать ряд срочных телефонных звонков в лондонскую штаб-квартиру, и только благодаря чистому везению ему все-таки удалось в полночь встретиться с той молодой англичанкой. Встреча эта проходила у катка близ Рокфеллер-центр и едва ли соответствовала минимальным требованиям конспирации: девушка постоянно ревела и угрожала покончить собой. И во всем этом был виноват Нью-Йорк!.. Не говоря уже о том, что в его Центральном зоопарке нет никакого серпентариума!

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке