Истина не рождается в споре

Тема

Игорь РОСОХОВАТСКИЙ

В комнате - два человека: Медик и Кибернетик. Не имеет значения, как они выглядят, какого роста, во что одеты, у кого из них пронзительный, а у кого задумчивый взгляд, кто барабанит пальцами по столу, а кто теребит скатерть. Безразлично и то, как выглядит комната, сгущаются ли за окном сумерки или рассветает.

Итак, двое продолжают спор.

- Человек - это вам не просто "система", как вы говорите, и предсказать его поведение даже на два часа вперед... - Медик саркастически смеется. - Да поймите, это же миллионы тончайших нюансов, каждый из которых может перевернуть вверх дном вашу логику!

- И тем не менее поведение личности можно рассчитать абсолютно точно, если располагать полной информацией о ней, - невозмутимо говорит Кибернетик.

Медик пытается оставаться спокойным. Но почему-то в его речи появляется больше шипящих звуков:

- Ну вот что, милейший, наш спор решит его величество эксперимент. В клинике сейчас находится несколько умирающих людей. Часы их сочтены. Мы предложили им новый стимулятор "ТК", и все они согласились. "ТК", конечно, не бог весть что такое, но он высвободит резервы энергии организма, сделает людей дееспособными на некоторый срок. Скажем, от нескольких часов до нескольких дней, в зависимости от состояния больного. Этого может быть достаточно, чтобы завершить какие-то дела, выполнить последнее желание.

- Право приговоренного к смерти, - невесело шутит Кибернетик.

- Совершенно верно. Позади - вся жизнь, впереди - последнее желание. Вот и попробуйте, милейший, угадать, предсказать или, как вы там говорите, рассчитать их поведение. Возьметесь?

Кибернетик, словно не замечая скрытой насмешки, спрашивает:

- Какой информацией я буду располагать?

- О, за этим дело не станет, - язвительно улыбаясь, "успокаивает" его Медик. - Наши сведения о больном - к вашим услугам. Сможете поговорить и с его родными, друзьями. Все зависит от ваших способностей и от этого... Как, бишь, вы говорите?.. - Он морщит лоб, вспоминая термин, который хочет использовать как оружие. - От быстродействия. Вот именно. К одежде больных с их согласия будут прикреплены миниатюрные телепередатчики. Киноаппараты в студии запишут на пленку каждое их действие. Нам останется лишь посмотреть пленки. Ну как, согласны?

К и б е р н е т и к. Да.

I. Евгений Сергеевич Кривцов, профессор биохимии

Кибернетик входит в лабораторию, которой руководил Евгений Сергеевич. Кабинет руководителя пустой. На вешалке - снежно-белый неизмятый халат.

Евгения Сергеевича временно замещает широкоплечий здоровяк лет тридцати пяти, с облупившимся от загара носом, - Виктор Васильевич Кустович. Большинство сотрудников обращается к нему просто по имени.

Кибернетик знакомится с Виктором Кустовичем, говорит:

- Вам привет от Евгения Сергеевича.

Сотрудники лаборатории с любопытством поворачиваются к Кибернетику.

- Вы давно видели шефа? - спрашивает худой верзила с острым носом и челкой на низком лбу.

- Только вчера, - отвечает Кибернетик.

- И как он себя чувствует? - спрашивает Кустович.

- Было очень плохо. Сейчас намного лучше, - говорит Кибернетик. Дня через два, возможно, выйдет на работу.

На лице Кустовича меняются выражения радости и озабоченности.

Кибернетик замечает торжествующий взгляд остроносого, обращенный на Кустовича. Остальные сотрудники подходят поближе. Один из них говорит:

- Значит, начнется "аврал".

Кустович отвечает на немой вопрос Кибернетика:

- Знаете, у каждого крупного ученого есть какая-то работа, которую он считает главной и во что бы то ни стало стремится завершить ее. Евгений Сергеевич создал теорию, против которой выступили некоторые ученые. Оставалось поставить решающий опыт, и вдруг он заболел.

Кибернетик подробно расспрашивает о теории, о спорах вокруг нее. Затем отправляется на квартиру Евгения Сергеевича. Здесь он разговаривает с женой и дочерью больного профессора. Жена становится словоохотливой, как только речь заходит о ее муже.

- И все-таки Женю многие не понимали. Даже в его лаборатории не все были за него.

Что ж, новое всегда рождается в трудностях, - вздохнула она, иронически-покорно нагнула голову и развела руками, явно переняв этот жест от мужа, - за новое драться нужно. Эта борьба отняла у Жени здоровье, я уж не говорю о времени. Дома мы его почти не видели. Однажды полгода был в заграничной командировке. В свою лабораторию звонил каждую неделю, домой - раз в месяц. А приехал - и с вокзала прямо в лабораторию. Поверите ли, просидел там до ночи. Такой уж это человек...

Кибернетик возвращается к Медику. Молча берет лист бумаги, пишет свой прогноз. Показывает листок Медику. Там написано:

Поспешит в лабораторию, поставит решающий опыт,для доказательства своей теории.

Евгений Сергеевич выходит из клиники вместе с женой и дочерью. Что-то говорит жене и почти бегом направляется к будке телефона-автомата. Жена и дочь идут следом.

Крупно: его рука и указательный палец, набирающий номер на телефонном диске.

К и б е р н е т и к. Он набирает номер телефона своей лаборатории.

М е д и к (уныло) Кажется, и в самом деле...

Евгений Сергеевич взволнованно говорит в трубку:

- Виктор? Да, да, это я. Нет, не совсем здоров. Но это неважно. Виктор, я ненадолго заеду домой и через два часа буду в лаборатории. Начинайте подготовку к опыту... - Его лицо чуть напрягается. Может быть, он представляет, что думает Витя. Быстро, боясь передумать: - Нет, не заключительный опыт. Он не нужен. К сожалению, вы правы - моя теория неверна в самих посылках. Да, да, я пришел к такому выводу. Неважно когда. В последние дни. Мы поставим первый опыт для проверки вашей гипотезы. И не прыгайте от радости.

Евгений Сергеевич выходит из будки несколько растерянный, но с видом облегчения.

Ж е н а. Ты сошел с ума. Что ты наделал?

Е в г е н и й С е р г е е в и ч. То, что давно следовало.

Ж е н а. Почему же ты не сделал этого давно?

Е в г е н и й С е р г е е в и ч. Прежде надо все хорошенько обдумать. А в больнице у меня было достаточно времени.

Молчит, размышляя о том, чего не сказал. Затем произносит медленно, думая вслух:

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке