Смит-Смит ловит шпиона

Тема

Вестов В

В. ВЕСТОВ

ПОЧТИ ПО УЭЛЛСУ

Я попытаюсь изложить события еще одного четверга, события, про которые по некоторым соображениям не говорил в ранее опубликованных мной воспоминаниях о путешественнике по времени. Все, о чем я хочу сообщить, случилось накануне его исчезновения.

В тот день мы собрались, как всегда, на обед у путешественника. Нас было четверо - доктор, психолог, редактор и я. Мы сели за стол, не дожидаясь хозяина. Он, как и в прошлый раз, оставил записку с просьбой начинать без него. Мы обедали, обмениваясь впечатлениями о приключениях, рассказанных нам в прошлый четверг. Редактор считал, что все это эффектный вымысел, Доктор поддержал его. Психолог предполагал, что путешественник просто оказался во власти своей фантазии. Вообразив, что создал машину времени, он мысленно на ней путешествовал. Один я безусловно верил всему тому, что мы услышали от нашего друга. Завязался длинный спор. Обед уже подходил к концу, а хозяина все еще не было.

Вдруг мы услышали неясный шум, который, нарастая, доносился из лаборатории. Грохот, словно опрокинулось что-то тяжелое, резкий неприятный звон бьющегося стекла заставили нас вскочить. Мы с минуту стояли, изумленно переглядываясь, но крики и выстрелы, срывающийся голос путешественника заставили нас броситься в лабораторию. В коридоре мы столкнулись с поваром, камердинером и домоправительницей. Они тоже бежали ему на помощь.

В лаборатории был мрак. Кто-то зажег спичку. В неярких отблесках пламени на полу, среди обломков и осколков посуды, катался клубок человеческих тел. Столы были опрокинуты, шкафы перевернуты.

Помню нелепо торчащий рычаг у сломанной машины времени, колышащаяся тень которого на стене в виде указательного пальца судорожно покачивалась, как бы грозя нам всем. Помню далекие зарницы и тревожное метание голых ветвей в окне.

-Осторожнее, у него револьвер, - послышался сдавленный голос путешественника.

Доктору удалось схватить руку, державшую оружие. Впрочем, хотя незнакомец и продолжал судорожно нажимать гашетку, выстрелов не было, заряды кончились.

Он оказался довольно сильным, этот человек, и мы с трудом оттащили его от хозяина. Путешественник встал. Вид его был ужасен. Костюм превратился в лохмотья, лицо в синяках, из носа шла кровь. Кровь капала и с левой руки, которую он придерживал правой.

- Благодарю вас, друзья мои, - сказал он слабым, срывающимся голосом.

Домоправительница с трудом зажгла лампу. Доктор бросился к путешественнику и стал ощупывать его раненую руку.

- Кость не задета, все в порядке. Но вас надо перевязать, - сказал он.

- Да, доктор, - ответил путешественник, - сегодня я нуждаюсь в вашей помощи. Пойдемте в спальню. Кстати, мне следует переодеться. Эти путешествия, если так будет продолжаться, сделают непоправимую брешь в моем гардеробе. И оставьте мне кусок мяса, я опять голоден, - с улыбкой добавил он, вероятно, вспомнив свое возвращение в прошлый четверг.

Он ушел вместе с доктором, а мы остались стоять в лаборатории, совершенно изумленные, не зная что подумать. Редактор и повар все еще держали незнакомца, хотя он, по-видимому, понял бесполезность сопротивления и стоял спокойно, Я заметил, что путешественник совершенно игнорировал присутствие незнакомца: ни разу не посмотрел на него, говорил с нами так, будто незнакомца не было. Только проходя мимо, посторонился, и в глазах его можно было прочесть отвращение, словно он проходил мимо крысы. Я потом вспомнил эти подробности, потому что мы все скоро испытали подобное же чувство.

- Не стоять же нам здесь вечно! - почему-то раздражаясь, сказал психолог.

- Вы правы, пойдемте в столовую. Там осталось вино, - сказал редактор. Но что делать с ним? - добавил он, глядя на неизвестного.

- Ба, - сказал я, - возьмемте и его с собой. По крайней мере рассмотрим как следует, а то здесь темно.

- Конечно, и поговорим с ним, - согласился психолог.

- Если он понимает существующие языки, - сказал редактор.

Мы двинулись в обратный путь. Впереди психолог, затем неизвестный, за ним редактор и я. Редактор что-то бормотал про себя. Я расслышал: "...необычайное происшествие в доме знаменитого ученого, драка в лаборатории... - он подбирал заголовок для завтрашней статьи.

Уютный вид столовой, яркий свет, хорошо накрытый стол - все это выглядело резким контрастом. Казалось, случившееся в лаборатории - просто страшный сон. Но незнакомец был тут, и когда мы сели за стол, он тоже сел, не дожидаясь приглашения. Как он попал в лабораторию? Кто он? Эти вопросы мучали нас. Почему он напал на путешественника?

Это был довольно крупный человек, скорее жирный, чем мускулистый. Одет он был в какую-то неизвестную форму, видимо, военную, светлого коричневато-серого цвета, на плечах виднелись погоны, один из них был оторван и свисал с плеча. На вид ему можно было дать около тридцати лет. Гладко прилизанная прическа, которая не растрепалась в драке, тонкие, стрелочкой, усики, свежевыбритое лицо делали на первый взгляд его наружность довольно привлекательной. Однако стоило вглядеться в длинные тонкие губы, приплюснутый нос, маленькие бегающие глазки, в которых растерянность смешивалась с нахальством, как первое впечатление исчезало. Покатый лоб и оттопыренные уши окончательно портили его лицо. Внимательный взгляд угадывал классический тип мелкого плута.

- Вы говорите по-английски? - спросил его после длительного молчания редактор.

- Да, - ответил незнакомец, наливая себе вина.

Мы задвигали стульями, стараясь поудобнее усесться.

- Кто вы? - спросил редактор.

Незнакомец одним духом выпил вино и, прежде чем ответить, налил себе вновь. Его глазки обежали нас и, видя написанный на наших лицах интерес к своей особе, они засветились наглостью и торжеством.

- Я - помощник начальника разведывательного управления пятого американского воздушнодесантного корпуса капитан Смит-Смит, - сказал он, постепенно повышая голос.

Дальнейшие слова он выкрикнул:

- Вы! Вы все являетесь подрывными элементами, шпионами, коммунистами, пособниками шпионов и коммунистов! Вас будут судить в военном трибунале нашего корпуса и накажут так, так... - он не мог сразу подобрать слова и запнулся. Вам покажут, где раки зимуют... Вы осмелились напасть на Смит-Смита, когда он уже приканчивал шпиона и коммуниста, вы помогли ему скрыться от нашей разведки... Вы жестоко поплатитесь!

Он говорил, вернее кричал на очень плохом английском языке, почти жаргоне, с сильным американским акцентом. Понять его можно было только внимательно слушая.

- Вам надо пойти почиститься, - сказал психолог и позвонил. Смит опешил, не ожидая подобной реакции. Он обмяк, посмотрел на свой испачканный мундир, покорно встал и вышел из комнаты в сопровождении вошедшей на звонок домоправительницы.

- Это сумасшедший, - сказал психолог. - Мания величия и мания преследования...

- На кой черт было нашему другу привозить сумасшедшего? - удивился редактор.

- А почему вы думаете, что путешественник привез его? - спросил я.

- Действительно, - сказал психолог, - проще предположить, что Смит-Смит, как он себя называет, просто ворвался в комнату, где был наш хозяин, и напал на него.

- Это, действительно, разумная версия, - согласился редактор, раскуривая потухшую сигару.

Вдруг дверь в столовую распахнулась, и в комнату влетела всегда обычно чопорная и медлительная миссис Уотчет, домоправительница.

- Он давал мне деньги, он требовал, чтобы я помогла ему задержать вас... он посылал меня в полицию, - отрывисто и громко шептала она, - Вот... домоправительница, протянув какую-то бумажку, застыла в безмолвном негодовании.

Редактор взял бумажку:

- Сто долларов, но какой-то странный банкнот, я не видел таких.

- Он немного не в себе, - сказал психолог и прищелкнул пальцами у лба. Так что ничему не удивляйтесь и, пожалуйста, не противоречьте ему. А за полицией, пожалуй, пошлите.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора