То самое копье (3 стр.)

Тема

Медь крана была холодной на ощупь. Шева выпустила на свободу струйку воды и поймала ее розовыми ладошками. По лицу приятно скользнула свежесть.

Еще раз и еще. Шева прополоскала рот. Вода была прохладной и приятной на вкус. Новейшие разработки позволяли получать совершенно чистую влагу. Общество стремительно прогрессировало, и это было хорошо. Если бы еще не храп Броера.

Шева с раздражением выплюнула перемешанную со слюной воду в раковину. Несколько капелек упали на обнаженную, задорно вздернутую вверх грудь и скатились по шелковистой коже вниз. Та на мгновение покрылась мурашками. Шева придирчиво осмотрела себя. Накануне Ланна сказала, будто бы она потолстела. Ерунда! Шева могла поспорить, что не прибавила ни фунта. В противном случае вредный на язык Сурт не преминул бы сообщить ей об этом.

Едва Шева подумала о Сурте, как крохотный серебряный шарик, вживленный в запястье, нервно запульсировал. «Легок на помине!» — подумала Шева. Сурт не любил ждать. Характер работы и характер самого Сурта требовали быстроты действий, поэтому Шева заторопилась. Завернув кран, девушка направилась в кабинет. Храп Броера звучал здесь куда громче, но Шева уже не сердилась. Вода вернула ей бодрость, спать расхотелось. Кроме того, Шеве доставляла удовольствие мысль, что Сурт пытается связаться с ней ночью. Раз он не мог дождаться утра, это означало лишь одно — случилось нечто важное. Ее самолюбие ласкал тот факт, что Сурту понадобилась именно она, и Шева не собиралась скрывать этого.

Устроившись в кресле, девушка положила ладонь на идентифицирующую пластину. Вдруг нечто серое и бесформенное бесшумным прыжком взгромоздилось на стол перед Шевой. Девушка вскрикнула и испуганно отдернула руку, но тут же рассмеялась.

— Фу, Баст! Напугал!

Сладко зевнув во всю широченную пасть, создание потерлось усатой щекой о ладонь Шевы и сверкнуло изумрудными глазами. То был кот, любимец Шевы, прозванный ею просто и незатейливо — Баст. На одном из древнейших языков это слово означало «кот». Имя звучало странно, своеобразно и в то же время ласково, что вполне отвечало всем повадкам сего существа, наделенного бездной очарования и не меньшей своенравностью.

Баст обожал сидеть на столе, пока его хозяйка занималась делами, — он справедливо полагал, что он важнее любых дел. Вот и сейчас, пробудившись от чуткого сна, серый кот поспешил занять привычное место перед очами хозяйки.

— Брысь отсюда! — Шева легонько толкнула любимца в бок. Но тот и не подумал оставить стол, а, напротив, свернулся калачиком и заурчал, зная, что уж эти звуки наверняка смягчат сердце Шевы. Девушка засмеялась и ласково потрепала кота по лобастой, хищно очерченной голове. — Ну иди, иди!

С этими словами она спихнула недовольно мяукнувшего кота на пол и повторно водрузила ладонь на идентифицирующую пластину.

Дважды мигнул зеленый огонек, после чего экран установленного на столе сферофона ожил, и Шева увидела Сурта. Тот был облачен в свой обычный черный костюм и восседал в кресле с таким видом, словно еще не ложился спать. Почувствовав на себе взгляд, Сурт поднял глаза.

— Шева? — В голосе Сурта сквозила неуверенность. Шева пряталась в густой тени, и он не мог как следует рассмотреть ее.

— Да, я.

Услышав знакомый голос, Сурт улыбнулся. В его улыбке было нечто обезоруживающее, но Шева знала, что на эту уловку не стоит поддаваться. Сурт улыбался так всегда, и его радостный, дружелюбный оскал ровным счетом ничего не значил за исключением того, что ему что-то было нужно.

— Ты спала?

— Да, — солгала Шева. — Что-то случилось?

— Боюсь, что так. Ты можешь приехать ко мне?

— Прямо сейчас?

— Да, это срочно.

— Я буду у тебя ровно через восемь минут.

— Великолепно, я жду.

Изображение на экране сферофона погасло, и в тот же миг прекратилась пульсация в запястье.

Итак, у нее было восемь минут. Рывком поднявшись, Шева извлекла из шкафа комбинезон, не очень красивый на вид, зато очень удобный. Мягкая ворсистая ткань ласково облегла тело. Сухо щелкнули две вакуумные застежки: одна — у горла, другая — на поясе. Машинально проведя ладонью по шелковистой спине трущегося о ее ноги кота, Шева хлопнула ладонью по выключателю и погасила свет. Через мгновение лифт уже вез ее в подземный гараж, где стояли энергомобили. Шева выбрала черный — менее комфортабельный, но более скоростной. Звякнули разошедшиеся створки ворот, и машина вырвалась в ночь.

Тьма мягко накатывалась навстречу и лохматыми клочьями убегала за спину. Шева вела машину, не включая фар. В этом не было необходимости — радары давали на экране четкую картину того, что происходило на дороге. А на ней не происходило ровным счетом ничего. Ночная дорога была пустынна. Кому придет в голову отправляться в путь ни свет ни заря? Поворот — и энергомобиль, коротко рыкнув, свернул с автострады на узкую бетонную дорожку и подкатил к поблескивающей металлом ограде. Ворота при приближении машины распахнулись, услужливо пропуская ночную гостью внутрь…

3

Сурт по-прежнему сидел в кресле.

— Семь сорок три, — сообщил он, когда Шева вошла. — Неплохо! Должен тебя похвалить, ты прекрасно соизмеряешь свои возможности.

— Просто я не трачу время на косметику, — улыбнулась девушка.

— Могла хотя бы причесаться, — зачем-то заметил Сурт.

Шева машинально провела ладонью по спутавшимся волосам.

— Это заняло бы лишние тридцать секунд.

На губах Сурта заиграла улыбка, но глаза его остались холодными.

— Я бы подождал.

— Но ты сказал: срочно! — Шева неожиданно для самой себя рассердилась. — Если ты просто хотел поболтать со мной о моей внешности, вовсе незачем было вытаскивать меня из дома ночью! Выкладывай, что у тебя, в противном случае я немедленно отправляюсь восвояси!

— Для начала сядь! — Сурт указал девушке на кресло для посетителей. Дождавшись, когда Шева устроится в нем, он спросил: — Бокал вина?

— Можно, — разрешила Шева. — Только белого и не более чем двенадцатилетней выдержки.

— Как прикажешь. — Сурт поднялся, подошел к сверкающему серебром и стеклом бару и достал пару бутылок и бокалы. Воспользовавшись тем, что директор Управления отвлекся, Шева из любопытства попыталась прозондировать его сознание. Но Сурт тут же пресек покушение на его святая святых сильным ударом воли и, обернувшись, погрозил Шеве пальцем. Потом он наполнил бокалы и поставил один из них перед Шевой. Бокал Сурта отливал пурпуром, он любил красные вина.

— Ну вот, теперь можно и поговорить. — Он посмотрел на Шеву и коротко бросил: — Арктур сбежал!

От неожиданности Шева вздрогнула и едва не расплескала вино на лежащие на столе бумаги. Сурт поспешил сдвинуть их в сторону.

— Как?! Но его должны были отправить на Альпиону!

— Он симулировал сумасшествие, а когда его повезли к психиатрам, сумел освободиться и сбежать.

— А где была охрана? — Шева была готова захлебнуться от возмущения.

— Арктур ее перебил. Охранников было трое.

Троих! Шева с трудом сдерживалась, чтобы не наорать на Сурта, хотя прекрасно понимала, что тот ни в чем не виноват. За перевозку заключенных отвечали другие. Неужели эти болваны не знали, что с Арктуром никакие предосторожности не будут лишними?

— Но его хоть ищут?

— Да, я уже отправил людей на поиски, но не думаю, что они его найдут. Скорей всего, Арктур сбежал в прошлое. Час тому назад пеленгаторы Службы времени зафиксировали незапланированное перемещение по временным спиралям.

— Думаешь, он?

— Кто же еще? — Сурт отхлебнул из бокала. — Больше некому. Как сама знаешь, в свое время он имел свободный доступ к телепортаторам, а при его опыте и знаниях проникнуть через предохранительные заслоны не так уж трудно.

— Но что же делал ты?! — наконец выплеснула раздражение Шева. — Что ты сделал, чтобы помешать ему удрать?!

— Ничего. Я, конечно, предполагал, что он сделает такой ход, но считал это маловероятным. На всякий случай я отдал приказ Седьмому отделу взять под охрану все действующие телепортаторы, но Арктур перехитрил нас и ушел через один из резервных.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке