Преступление Мервина Грея

Тема

Браннер Джон

Джон БРАННЕР

Журнал "Гэлакси", публикуя рассказ английского писателя Джона Брюннера, снабдил его таким редакционным трехстрочным вступлением: "Это был простой, грубо отпечатанный бюллетень, но он угрожал самим основам общества потребления..." Действительно, история о таинственном бюллетене, рассказанная писателем-фантастом, стирает яркие краски буржуазной рекламы и обнажает, что скрывается под ним. Писатель прибегает к фантастическому приему, наделяя героя своего рассказа даром ясновидения. Этот условный ход позволяет сделать в повествовании тот необходимый фантастический сдвиг, который дает возможность яснее увидеть отличительные неприглядные черты реальности, придающие рассказу Брюннера характер свидетельства и разоблачения.

МЕРВИН ГРЕЙ, прозванный в США Чудом Делового Мира,не стал бы миллионером в двадцать девять лет, если б страдал нерешительностью.

Вот почему, получив срочную телеграмму от своего лондонского представителя Эдгара Кэссона, сообщавшего, что ему с трудом удалось продать по три шиллинга акции, которые еще накануне котировались по девять шиллингов шесть пенсов, он первым же самолетом вылетел из Багамы, центра своей финансовой империи, даже не потрудившись известить о своем прибытии.

Впрочем, медлительный и невозмутимый маклер ничуть не удивился, увидев, что перед его домом остановился "роллс" с шофером за рулем. Он попросил жену заняться гостями и, распорядившись не беспокоить его ни под каким предлогом, принял Грея в библиотеке.

Маленький, светловолосый, возбужденный и всегда - даже когда он сидел за своим письменным столом - выглядевший так, словно он вот-вот сорвется с места и устремится к некоей неведомой далекой цели, Грей занял лучшее кресло, взял наиболее полный из двух бокалов хереса, налитых Кэссоном, и спросил:

- Что там стряслось, черт возьми, с "Лептон энд Уайт"?

Это было именно то, чего ожидал Кэссон, однако издали он, как всегда, переоценивал свои силы, надеясь, что сумеет спокойно противостоять рассерженному Грею. Он нервно облизал губу и сказал, переходя на оборонительный тон:

- Знаете, это еще не все. Они дошли до шиллинга шести пенсов к исходу дня, и завтра никто уж не захочет их покупать. В этих обстоятельствах...

- Что произошло? - спросил Грей.- И налейте мне еще один бокал этого пойла, которое вам всучили под видом хереса.

Кэссон, вздохнув, поставил бокал и порылся во внутреннем кармане своего безукоризненного смокинга.

- Бог что с ними произошло, - сказал он без обиняков и положил сложенный вдвое листок бумаги в протянутую руку Грея.

- "Пятый бюллетень", - прочел вслух Грей, - Я не улавливаю связи.

- Прочтите, - сказал Кэссон, - и вы будете знать столько же, сколько я.

Грей угрожающе поднял бровь, однако последовал совету своего маклера. Это было нечто вроде объявления, выполненного офсетным способом с оригинала, напечатанного на машинке, и напечатанного к тому же неаккуратно, с неровными полями и множеством опечаток.

Бюллетень состоял из десяти или двенадцати коротких параграфов, начинавшихся с названия какой-либо компании, выделенного прописными буквами. Почти все фирмы были известны Грею. С трудом сдерживая накипавший гнев, он принялся читать:

- ДЕЙЛ, ДОККЕРИ Н ПЕТРОНЕЛЛИ, фабриканты мороженого. За шесть истекших месяцев 3020 детей, потреблявших их продукцию, заболели желудочными болезнями.

"ГРАНД ИНТЕРНЕЙШНЛ ТОБАККО КОРПОРЕЙШН". Сигареты "Престиж", "Каше" и "Шилимент". 14 186 случаев заболевания раком легких диагностированы за прошлый год среди потребителей этих марок.

И вот наконец то, что он искал:

- "ЛЕПТОП ЭНД УАЙТ", торговое оборудование для продуктовых магазинов. В течение того же периода 1227 служащих фирм, использующих машины для резки ветчины и другие аппараты, поставляемые компанией, лишились одного или нескольких пальцев.

Грей передернулся, представив себе руку, из которой хлещет кровь на белую эмаль машины для резки ветчины, однако он еще не переварил потерю двадцати тысяч фунтов стерлингов.

- Эта... эта бумажка разорила "Лептон энд Уайт"?.

- Выходит, что так.

- Но... господи боже! Как можете вы думать, что все это случилось из-за какого-то клочка бумаги! Ерунда! Это просто абсурдно!

- Абсурдно или нет, но я вас уверяю, что многие люди принимают это всерьез. Если угодно, я объясню.

- Валяйте, - сказал Грей.

- Мне пришлось потратить немало усилий, чтобы получить этот номер бюллетеня. Среди прочих я обратился к одному моему старому приятелю, который сказал мне, что, если только бы он знал, что у меня есть акция Лэптона, он заранее предупредил бы меня. Я спросил его, каким образом получилось, что он в курсе, и тогда он показал мне этот листок. Он не имеет ни малейшего представления, почему ему посылают его, и не знает, кто отправитель. Он получает бюллетень начиная с третьего номера, который он швырнул в корзину, мельком просмотрев. Однако он запомнил заметку об интересовавшей его консервной фабрике, в которой говорилось, что там пренебрегают санитарными требованиями. А несколько дней спустя в Лидсе вспыхнула эпидемия брюшного тифа, которую приписывали мясным консервам, выпускаемым этой фирмой.

- Продолжайте, - сказал Грей, теперь с жадным интересом.

- Когда он снова получил бюллетень, то, разумеется, прочел его с величайшим вниманием. У него не было акций фирм, упоминавшихся там, однако из любопытства он в течение некоторого времени следил за ними. Одна из заметок была аналогична той, что вы прочли о мороженом, - множество детей, пользовавшихся игрушками, импортируемыми фирмой "Кид Дии Фан", заболели. Вы слышали об этом?

- Разумеется. Куклы и новинки, импортируемые из Гонконга и Японии. Это ведь они имели неприятности с Ассоциацией защиты потребителей?

- Совершенно точно. Оказалось, что краска, используемая для кукол, содержала мышьяк. Им пришлось забрать у розничных торговцев более чем на десять тысяч фунтов товара и уничтожить его.

- Дайте-ка мне еще взглянуть на этот листок!

Грэй вырвал бюллетень из рук Кэссона и погрузился в чтение; подняв голову, он сказал:

- Он совсем не глуп, в этом ему не откажешь.

- В каком смысле? - спросил Кэссон.

- Послушайте! Это же ясно, как день. Это - ловкое мошенничество, одна из самых блистательных операций по манипулированию рынком, какие я когда-либо видел. Неужто вы в самом деле не понимаете?

Вместо ответа Кэссон лишь слабо покачал головой.

- Да думайте же, черт вас подери! Ну же! Что вы думаете о человеке, который печатает этот набор глупостей? Вы действительно считаете, что автор бюллетеня - рыцарь в сияющих доспехах, объявивший крестовый поход против опасных для потребителя товаров? Надеюсь, вы не до такой степени наивны?

Охваченный унизительной растерянностью, Кэссон чувствовал, как под хлестким, презрительным взглядом Грея кровь приливает к его лицу. Он был вдвое старше Грея и пользовался большим уважением в профессиональных кругах. Однако было в Грее что-то такое, что вызывало у него желание стушеваться и бежать на край света. Возможно, это было то самое, что восхищенные светские репортеры беззастенчиво называли "его безжалостной грубостью", или та бесстыдная алчность, которая делала его столь восприимчивым к алчности клиентуры. Это началось с злектрохозяйственных товаров и с открытия, что, хотя люди очень неохотно платят большие деньги за машины, предназначенные для выполнения столь прозаической задачи, как стирка, они тем не менее стремятся приобретать самые роскошные и дорогие марки, потому что это сообщает некую видимость престижа возне с бельем. Затем - автомобиль, самая высокая статья расхода в семейном бюджете. Началось с аксессуаров, которые должны были придать дешевой серийной машине видимость роскошного автомобиля, затем блестящий ход Грея по завоеванию шинной промышленности, основанный на открытии, что водители очень не любят раскошеливаться на предметы, о достоинствах которых могут судить лишь эксперты, и высококачественным покрышкам предпочитают светозащитное ветровое стекло или могучий клаксон...

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке