Однажды на севере (3 стр.)

Тема

Он взял руку моряка и повел его через переполненный бар. Как только дверь за ними захлопнулась, Ли услышал выкрик бармена:

— И не возвращайся!

Капитан покачнулся и прислонился к стене, затем моргнул и пристально взглянул на Ли.

Кто ты? — спросил он — Нет, мне все равно. Иди к черту.

Он заковылял прочь. Ли посмотрел ему вслед и почесал в затылке.

— Мы здесь даже часа не пробыли, — сказала Эстер, — а нас уже выгнали из бара.

— Да, еще один успешный день. Но черт возьми, Эстер, нельзя бить пьяного человека палкой!

— Надо найти постель, Ли. Сохраняй спокойствие. Не говори ни с кем. Думай позитивно. Держись подальше от неприятностей.

— Хорошая идея, — сказал Ли.

Недолгая прогулка по тёмным улицам Нью Оденсе привела аэронавта к старому пансиону около порта. Он заплатил владелице за недельное проживание и питание и положил сумку на кровать, прежде чем уйти на поиски подработки.

С моря дул прохладный свежий ветер, и Ли застегнул пальто и поправил шляпу, прежде чем вышел из переулка перед самым портом. Он увидел череду магазинов, обращенных к морю — лодочная, магазин одежды, несколько мрачных баров и небольшой кирпичный офис местного Управления таможни и доходов с развевающимся над крышей красно-белым флагом. От каждого конца этой набережной причал вытягивался вперед, образуя длинную защищенную гавань примерно в сто пятьдесят ярдов длиной. В дальнем конце, на небольшом мысе, возвышался маяк.

Ли смотрел на лодки в гавани, подводя для себя некоторые итоги. Для города, поглощенного нефтяной лихорадкой он не выглядел излишне оживленным. Справа на пристани пришвартовался угольный танкер, он глубоко опустился в воду, видимо, потому, что еще не был разгружен; и только кран с той же стороны, напоминавший огромную паровую машину, работал над установкой новой грот-мачты на корабле. На корабле столпилось большое количество мужчин, гораздо большее, чем то, которое требовалось для смены мачты, и каждый считал своим долгом высказать свою точку зрения. Казалось, что уголь будет разгружен не ранее, чем завтра.

На причале слева было два меньших крана, первый загружал бочки с рыбьим жиром на борт небольшого парового судна. Второй кран разгружал древесину, сложенную высоко на палубе другого. За ними находилась шхуна, на которой абсолютно ничего не происходило, и Ли догадался, что это судно несчастного капитана Ван Бреда, которое не может быть нагружено. Ли даже не видел никого на палубе. У судна был жалкий вид.

Вдоль каждого причала располагались кирпичные склады, а недалеко от левого притаилась группа офисных зданий, включавших в себя и резиденцию владельца гавани. В нескольких шагах от неё отдыхал катер, несколько далее стоял большой паровой буксир; если бы не он, торговля могла бы надолго остановиться.

Ли остановился около дома, позвонил в звонок и вошел, прочитав медную табличку около двери.

— Добрый день, мистер Огард, — сказал он. — Я пришел сюда, чтобы посмотреть, нет ли у вас работы для меня. Моя фамилия Скорсби и у меня есть воздушный шар, оставшийся на хранении в складе. Есть вероятность того, что кому-нибудь здесь требуются услуги аэронавта, как вы думаете?

Владельцем гавани был пожилой мужчина с мрачным и осторожным выражением лица. Его деймон-кот приоткрыл глаза и тут же с презрением сомкнул их.

— Бизнес в упадке, мистер Скорсби, — сказал старик. — У нас есть четыре судна, работающие в гавани, и когда они отплывут, то торговля остановится минимум на неделю. Смутные времена.

— Четыре судна? — переспросил Ли. — Мои глаза, должно быть, обманули меня. Я видел пять.

— Четыре.

— Тогда мои глаза действительно нуждаются в лечении. Я видел трехмачтовую галлюцинацию в конце восточного причала.

— На восточном причале, впрочем, как и на западном, никакие работы не ведутся. Хорошего дня, мистер Скорсби.

— И вам хорошего дня, сэр.

Он и Эстер вышли. Ли потер челюсть и посмотрел налево, вдоль причала, где все еще стояла покинутая шхуна.

— Не нравится мне это судно. Слишком уж тихое, — сказал он. — Оно похоже на корабль-призрак. Должно же быть хоть что-то, что могла бы делать команда. Ладно, пошли посмотрим, можно ли тут купить что-нибудь.

Он побрел к бакалее, где, по крайней мере, крайне неприятный запах рыбьего жира и горелой кожи сменялся запахом чистой просмоленной веревки. Мужчина за прилавком читал газету, и он лишь на мгновение оторвался от своего занятия, когда зашел Ли.

— Добрый день, — поздоровался аэронавт. Никакого ответа.

Ли прогуливался по магазину, смотрел на все и, как обычно, видел множество нужных вещей, но мог позволить себе лишь малую часть из них. Он очень удивился ценам, но, вспомнив, что этот остров покрыт льдом шесть месяцев в году, понял природу заоблачной стоимости товаров.

— Как идут выборы? — поинтересовался аэронавт у продавца, склонившегося над газетой. — Господин Поляков станет мэром?

— Вы хотите приобрести что-нибудь?

— Возможно. Но я не вижу ничего, за что мог бы расплатиться.

— Ну, я не продаю газеты.

— Тогда хорошего дня, — попрощался Ли и вышел.

Он прогуливался по городу. Безоблачное утреннее небо наполнилось грозовыми тучами, которые принес резкий северный ветер. В поле зрения аэронавта было лишь три человека: две женщины с корзинами и старик с палочкой. Группа медведей, заметив Ли, остановила свою беседу и с любопытством наблюдала за ним. После того, как аэронавт минул их, они продолжили разговор. Голоса медведей были настолько низкими, что Ли даже чувствовал их подошвами ног.

— Это самое холодное, самое вонючее и самое недружелюбное место, где когда-нибудь ступала моя нога, — сказал Ли.

— Не стану спорить, — отозвалась Эстер.

— Что-то должно произойти.

Но в этот день все было спокойно.

Ужин подали в гостиной пансиона, мрачном месте с небольшим обеденным столом, железной печью, полкой религиозных книг и небольшой коллекцией избитых пыльных настольных игр с названиями вроде

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора