Кровавый Прилив

Тема

Моей сестре Арлин Кинг, которая следила за моими приключениями с самого начала…

События к настоящему времени

Пока Война Душ распространяется по Ансалону, командующий Хотак Де-Дрока во время кровавого переворота захватывает трон империи минотавров. Он казнит прежнего императора Чота Эс-Келина и жестоко уничтожает всех его родственников и приверженцев. Но не все они гибнут от простого оружия. Хотаку помогает жена, леди Нефера, верховная жрица Храма Предшественников, владеющая магией и повелевающая призраками.

И все равно некоторым удаётся бежать. Рахм Эс-Хестос, командующий Имперской Гвардией поклялся отомстить за Чота. Юный Фарос Эс-Келин, племянник императора, выдаёт себя за слугу и по приговору узурпатора отправляется на шахты Вайрокса, где должен трудиться под присмотром жестокого надзирателя Пэга.

Поскольку остальные враги погибают или обращаются в бегство, новый император Хотак Де-Дрока готовит великое вторжение на Ансалон. Он неожиданно заключает союз с вековечными врагами расы минотавров — людоедами — и их честолюбивым лидером Великим Лордом Голгрином.

В Вайроксе доведённые до предела заключённые поднимают восстание. Захватив леди Марицию, дочь Хотака, которая приехала в лагерь для инспекции, они почти добиваются победы, но неожиданное вмешательство легионеров во главе с её братом Бастианом рушит все планы. Фарос успевает убить ненавистного Пэга, но почти все его друзья гибнут, а сам он снова пленён.

Рахм возвращается в столицу, чтобы убить Хотака, но леди Нефера раскрывает его заговор. Её старший сын Арднор во главе со своими Защитниками, воинами Храма, начинает преследование. Рахм вынужден бежать. Защитники и легионеры действуют разрозненно в результате установившихся между ними напряжённых отношений. Рахм нападает на Арднора, но в поединок неожиданно вмешивается средний брат, Колот, который погибает, пытаясь спасти Арднора,

Чтобы скрепить договор необходимого союза, император Хотак идёт на крайние меры — передаёт древним врагам империи, людоедам, минотавров-рабов. Фароса отправляют на борт галеры Голгрина.

И теперь, когда Война Душ близится к кульминации, вторжение минотавров на Ансалон становится неизбежным.

Власть Хотака незыблема.

Но в землях людоедов, Керне, незаметный раб вынашивает отчаянный план побега…

1

Кровавый след

Он действительно сумел выжить целую неделю после побега или ему это только кажется? Сколько прошло времени? Ход дней для него исказился и смешался. Ему даже точно не было известно, сколько именно он находился в рабстве. Два года? Три? Может, даже пять?

До него долетали только слухи, пересказанные теми, кто лучше понимал зверский язык хозяев. Вести были отрывочны и противоречивы, но и из них можно было понять, что в мире происходят гигантские изменения. Вот что было известно: весь Ансалон в огне войны, загадочная личность, называющая себя Мина, собирает под свои знамёна армию от имени какого-то неизвестного Бога. Соламнийские Рыцари вынуждены отступать, отступать и снова отступать. Известные города, такие как Оплот или Утеха, готовятся отражать нападение или уже захвачены. Некоторые из Повелителей Драконов исчезли или пропали без вести. На его собственной родине, что раскинулась на множестве островов к востоку от Ансалона, узурпатор, который отправил его и многих других в этот кошмар, продолжает создавать легион за легионом, готовясь к вторжению на материк.

И всё же все известия с воли имели для него лишь второстепенное значение. Он работал вместе с другими рабами, каждый миг грезя только о побеге, и любой день мог стать последним.

Неожиданно один из охранников повернулся к нему спиной, и внезапное наитие заставило его взмахнуть тяжёлой лопатой и размозжить тому череп. Лихорадочно освободившись от кандалов, он кинулся бежать, с каждым шагом все дальше углубляясь в пустынную и дикую местность, что окружала лагерь.

Целых семь дней ему удавалось скрываться от многочисленных отрядов охотников. Три раза его едва не схватили, но он выучился прятаться в грязи и камнях, обманывая людоедов. Охотников прибавлялось, они шныряли во всех направлениях…

Теперь они снова были рядом. Прошлой ночью он едва успел уйти — факелы мелькали во тьме в опасной близости от него, среди скал их можно было принять за огромных светляков. Людоеды упорно обыскивали каждый камень и нору, не прекращая поисков. Местные скалы и трещины были предательски ненадёжны даже при дневном свете, поэтому, поняв, что ничего не добьются, людоеды возвратились утром.

Он насчитал больше двадцати преследователей, разбившихся на группы по двое и трое, все высокие, хриплоголосые, покрытые густой шерстью и блохами. Все они были одеты только в грязные, изношенные килты из козлиной кожи, большинство вооружены толстыми Сучковатыми дубинами, отполированными частым использованием. У немногих в руках извивались толстые плети со стальными наконечниками, которыми людоеды легко управлялись с огромными, величиной почти с коня, ящерицами — мередрейками. Сейчас ящерицы служили людоедам ищейками, пробуя воздух длинными языками и принюхиваясь к земле в поисках следа.

Все ради одного минотавра. Все ради Фароса.

Фарос присел около осыпающегося склона холма и, тяжело дыша, оценил скорость продвижения преследователей. Ни одна из поисковых групп пока не смогла напасть на его след в эти предутренние часы. Возвращаться в недавно найденную безопасную пещеру нельзя — если мередрейки почуют его запах, спасения не будет. За долгое время, что он был гостем в этих землях, Фарос выучился кое-каким способам сбивать коричнево-зелёных рептилий с толку.

Уверенный, что удача не покинет его, минотавр начал спускаться дальше, не переставая удивляться упорству и настойчивости людоедов. Хотя он догадывался, что в монотонной жизни лагерной охраны охота на него — единственное развлечение. Время от времени их начальник Сахд сам разрешал устроить побег одному из рабов, чтобы развлечь себя и своих подчинённых.

«Вот, наверное, он сейчас лютует, видя, сколько времени охотники остаются ни с чем, — с горечью думал Фарос. — Особенно если работы в карьере останавливаются! Интересно, сколько голов Сахд уже проломил? А сколько несчастных он забивает каждый день просто так, для удовольствия?»

Думая о бывшем хозяине, Фарос внезапно услышал его хриплое рычание рядом с собой — от этого звука у любого раба тряслись колени и холодела спина. Обычно после такого рыка кто-то умирал в жутких мучениях.

Выглянув из-за скалы, Фарос разглядел фигуру начальника внизу, на безопасном расстоянии. Сжимая в мясистой руке кнут, он распекал кого-то из подчинённых, и на какой-то страшный миг их взгляды встретились. Фарос, дрожа, отпрянул, но никто не заметил его в укрытии. Хозяин рудного карьера и так часто преследовал минотавра в кошмарах. Клочковатый коричневый мех Фароса пересекали многочисленные рубцы и шрамы; они были везде — на руках, ногах, спине и боках, фактически на каждой части его тела. И многие были оставлены именно девятихвостым кнутом Сахда. Плоское лицо людоеда искажалось гримасой удовольствия, когда он имел повод наказать Фароса или любого другого раба— Сахд очень любил свою работу, в сравнение с ним не шли даже стражи Вайрокса.

Вайрокс. Фарос посмотрел вверх, на густые чёрные тучи, заполонившие небо, — эта северная область Керна была покрыта вулканами. Лагерь Сахда — единственное географическое название, известное Фаросу, — лежал в долине между двумя чёрными пиками, созданной когда-то мощнейшим землетрясением. Эта пустынная местность заставляла минотавра едва ли не затосковать по Вайроксу, в котором он раньше работал вместе с другими рабами, прежде чем очутиться здесь. Там были те, кто остался верен прежнему императору и его собственному дяде Чоту. Теперь они должны были удовлетворять растущие запросы узурпатора Хотака. И всё же, несмотря на ужасные условия, Вайрокс находился на территории империи минотавров, где каждый заключённый мог мечтать обрести свободу и вернуться к родным и близким.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке