Десять богов Гойнзала

Тема

Борисенко Игорь

Игорь Борисенко

Назовите ваше сочинение пародией

и выдумывайте любую чушь.

Главное вовремя остановиться

Роб.Асприн

"Как создать мифическую корпорацию"

Весь этот ужас случился не в самый лучший период года. Да что там, в поганый период. Хотя, может быть и не самый худший из всех. Племя санаипов жило на территории около 8 тысяч квадратных миль, где все имелось - горы, равнины, впадины для озер (когда те существовали). Когда это было возможно, вокруг росли леса, наполненные зверьем, всякой растительной пищей, а в реках кишмя кишела рыба. По всему этому - жить да жить санаипам, как всем приличным людям, в жару, половодье, морозы и звездопады прятаться в Пещерах, в более приятные периоды запасаться жратвой на плохие времена.

Эхе-хе... Конечно, был период Огня, ни больше, ни меньше. Солнце занимало ровно полнебосвода, оставив небольшую белую полосу вдоль горизонта. Почва представляла собой смесь раскаленного песка и потрескавшихся камней; огненные реки впадали в озера пламени. Жизнь отсутствовала везде - только в Пещерах на высоком уступе, у подножий Изайских гор санаипы бездельничали под охраной волшебных заклятий своего волшебника Номизмана. Похожий на сухой дубовый сук огромных размеров, этот старичок нес вахту на самом уступе, где на треноге покоился источник его силы - обломок магической скалы Телиорр. Он питал чары Номизмана, удерживающие жару на почтительном расстоянии от лагеря санаипов.

Однако случилось то, о чем древние деды иногда рассказывали у вечерних костров в качестве легенд. Неправильность. Посреди самого обычного дня (или ночи - кто их разберет, пока солнце неподвижно!), когда большинство мужчин играли в кегли в самой большой пещере, а женщины варили скудные обеды, горы вдруг гулко содрогнулись. С визгом и ревом (в зависимости от возраста и пола) санаипы повалились на пол в ожидании смерти. Уж коли землетрясение, которое должно происходить только в период Великой Тряски, значит, они разгневали Дрожащего и Рыгающего Бога. Гул все же скоро прекратился, отчего наиболее смелые вместе с наиболее глупыми встали и обменялись ехидными замечаниями по поводу храбрости друг друга. Казалось, все кончилось благополучно, но горестный вой проник в самые дальние закоулки пещер. Кое-кто снова рухнул на пол. Вождь Дербилла и его брат Морчилла, оба огромные и косматые, дружно выбежали на уступ. Несмотря на узкие лбы, они сразу поняли, в чем дело: их встретила волна жара.

Слабый толчок стряхнул с гор всего несколько жалких камешков. Только один из них упал на уступ. Да, само собой, по суровым законам жизни он не мог свалиться просто так, не причинив ущерба. Но почему он не упал на башку Номизмана? Все равно тот был старым, а его ученик мог стать прекрасной заменой. Нет, камень угодил точно в треногу, оставив от волшебного камня одни осколки. Номизман, скрючась, стоял рядом с останками с открытым ртом, но уже не выл, потому что в его хилой груди кончился воздух. Морчилла с рычанием замахнулся на него кеглей, намереваясь проломить башку, но мудрый Дербилла остановил его братским подзатыльником. Перешагнув через рухнувшее тело, вождь подошел к старику и взял его за густую седую бороду.

- Пойдем, ты, не сумевший сохранить камень!! Пока я оставлю тебя в живых. Посмотрим, чего ты скажешь, чего взбредет в головы нашим парням. - глухой, рокочущий голос, казалось, рождался в желудке. Номизман осторожно закрыл рот. Вдвоем они убрались с уступа, где стало заметно припекать. Безобразно ругающиеся женщины утаскивали в пещеры глупых детишек. Внутри слухи распространялись мгновенно. Все в панике паковали вещи, чтобы удрать подальше вглубь горы. Последним исчез в черном чреве пещеры пошатывающийся Морчилла.

1

Если в книге нет положительного героя, то это очень удобно. Можно всех убить или жестоко наказать, и никого не будет жалко.

Дж.Вонс

"Глаза какого-то там мира"

После того, как суматоха панического бегства вглубь гор немного стихла, Дербилла созвал совет. Они уселись вокруг костра, зажженного ради света, а не тепла, в большом тупиковом ответвлении от главной пещеры. Вдалеке слышался многоголосый плачущий вой. Это глупые бабы, которым после ужина было нечем заняться, рыдали по поводу случившегося несчастья. Иногда мимо пещеры совещаний промелькивали небольшие факелы. Это те, у кого жадность пересиливала страх, совершали рейды к поверхности в поисках забытых в спешке вещей, своих и чужих.

Дербилла сидел у корявой стены напротив входа. Как и положено, вождь возвышался над остальными, усевшись на огромный пустой котел с плоским днищем (в нем давно уже ничего не готовили по причине скудости водных запасов). Вождь сидел, расставив ноги и уперев ладони в колени. Дрожащая тень за его спиной явно была украдена у какого-то отвратительного чудовища. Волосы Дербиллы мылись разве что случайным дождем в надлежащий Период. Они были черны, но из-за грязи отливали серым. Дербилла зачесывал их назад и в торжественные моменты перехватывал широкой кожаной полосой с голубым камнем в качестве украшения. У вождя имелись большие, жестокие карие глаза и курносый нос. Наверняка он обладал подбородком, губами и ушами, но уточнить их внешний вид мешали густые заросли волос. Борода росла у него во все стороны сразу, а в длину она была не менее локтя. Поэтому голова казалась этаким волосяным шаром.

Рядом с вождем сидел его брат, такой ж волосатый и крепкотелый. Отличался он прямым носом и небольшим шрамом на лбу. По другую руку от Дербиллы устроился Хунгал, самый старший из охотников, еще могущих без кряхтения натянуть лук, а дальше, по кругу - Баткенбабан, Такенахри, Вагенк, Вейкинкакан. Последний возглавлял племенную оппозицию, поэтому сидел как раз напротив Дербиллы. Он был высок, строен и светловолос. Голубые глаза смотрели жестко, между ними высокомерно вздымался великолепный нос с красивой горбинкой. В пику вождю Вейкинкакан еженедельно подрезал волосы, часто брил квадратный подбородок и длинную верхнюю губу. Одет оппозиционер был в разнообразные перевязи и пояса для ношения оружия. Вагенк и Такенахри являлись его прихлебателями.

На небольшом пространстве между Вейкинкаканом и Морчиллой притулился сгорбившийся под грузом своей вины Номизман с великовозрастным учеником Мру. Мру постоянно шмыгал носом, носил бесформенную, много раз заштопанную хламиду и тщетно пытался вырастить из своих жидких волосенок бороду. Как и полагается колдуну, на внешность он был чрезвычайно невзрачен.

Итак, Дербилла, глухо рыгнув, хлопнул рукой по голой ляжке:

- Ну, бараны мои, всем ясно, почему мы тут сидим и в какое дерьмо вляпались? Сядь, Морчилла, недоносок, я еще не кончил!! ...Дела такие, что мы можем подохнуть. Надоть как-то спасаться... Короче, чего-то придумать. Есть же, какой-то выход. В смысле, из этого самого дерьма! - Дербилла обвел соплеменников вопрошающим взглядом.

- С чего бы нам придумывать всякие выхода!? - лениво ответил Баткенбабан. Он был известным тупицей, еще более глупым, чем Морчилла, и оттого до сих пор не додумался испугаться. - Пересидим и тута!

Все вопросительно поглядели на Номизмана. Тот вынул из недр своего драного балахона деревянную коробочку.

- О, вождь, и вы, великие охотники и воины! Как только волшебная косточка повернется, указав синим суставчиком в левый угол коробки, наступит смена периода. Сейчас она прошла только треть пути.

- Значит, ждать еще слишком долго! - быстро рыкнул Дербилла. - Горы нагреются, и мы все здесь пропечемся, как праздничные утки с яблоками!

В разговор вступил Хунгал:

- Давным-давно наши мудрые деды предвидели подобные ужасные случаи в жизни. Существует три вида спасения, вернее попыток спасения. Не нужно ничего придумывать, а только выбрать.

Все облегченно вздохнули, так как думанье у них было не в чести.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке