Отпущен до особого распоряжения

Тема

Шалимов Александр

Александр Шалимов

В том, что нахожусь там, где нахожусь сейчас, виноват мой покойный приятель Фред Вильерс...

О его трагическом конце я узнал в редакции "Вечерних новостей".

"Не повезло, - сказал редактор, дописывая некролог. - Летел в Австралию, вылез зачем-то в Карачи. Вчера отправился дальше. Его "Боинг" вылетел в полночь, а в три тридцать утра диспетчерский пункт международного аэропорта в Джакарте принял обрывок радиограммы: "Самолете взрыв, пассажирский салон разгерметизирован... падаем..." Вот так... Еще сто пять мучеников прогресса". - "Может, кто-нибудь спасся?" - неуверенно предположил я. Редактор пожал плечами: "Катастрофа над океаном. Островов близко нет. В океане акулы..."

Через несколько дней "Вечерние новости" опубликовали последний очерк Фреда о производстве пробки в Ливане. Фамилия автора была заключена в траурную рамку.

Прошло около года. И вдруг этот рассказ... Почему он привлек мое внимание?

Журнальчик был так себе. Из тех, где печатают комиксы и научную фантастику. Чтиво на случай бессонницы. Я листал его, сидя в приемной зубного врача. Рассказ назывался "Отпущен до особого распоряжения". Я начал читать и... забыл о неприятностях, которые меня ожидали. Дочитывая уже в стоматологическом кресле, когда врач, покачивая головой, готовил шприц и щипцы...

Позднее я снова разыскал этот журнал и поинтересовался, кто автор рассказа. На титульном листе фамилии не оказалось, рассказ был подписан инициалами - В. Ф.

В последующих номерах журнала - новые рассказы под теми же инициалами. И тематика, и авторская манера необычны: этакий ультрасовременный вариант "Божественной комедии". Далекие миры, межзвездные полеты, библейские рай и ад, ангелы, люди и черти - все перемешано, но... производит впечатление репортажа с места событий.

Действующие лица не только рядовые земляне, рядовая потусторонняя нечисть и обитатели иных планет, но и высокопоставленные земные бюрократы, и даже, смешно сказать, разные чины райской администрации. Словом, чушь собачья, а написано здорово. Читаешь - невозможно оторваться.

О рассказах заговорили; о них стали упоминать даже профессиональные критики.

Как-то в Ночном клубе меня познакомили с редактором этого журнала. Мы разговорились. После третьей рюмки бренди я прямо спросил его о В. Ф. Он начал было бубнить о конкуренции, редакционной тайне, но, опрокинув еще рюмку, дохнул мне в ухо:

- Вильерс... Фред...

Я, конечно, не поверил. Я-то хорошо знал, что Фред не писал ничего, кроме посредственных репортажей о пробке, джуте и кокосах.

- Фред, - повторил редактор. - Он, и никто другой...

- Журналист?

- Кажется, раньше занимался журналистикой...

- Когда же он успел написать? И как вы все это раздобыли?

- Когда успел - не знаю, а раздобыли - обыкновенно... Он прислал, просил подписывать инициалами.

- Так это старая история, - сказал я. - Значит, вы это заполучили еще до его гибели.

- А разве он погиб? - вытаращил глаза редактор. - Когда?

- Года три назад...

Несколько мгновений редактор с любопытством разглядывал меня. Потом приподнялся, похлопал по плечу и посоветовал ехать спать. Затем он, пошатываясь, удалился.

На следующее утро я на всякий случай позвонил в редакцию "Вечерних новостей" и поинтересовался, не поступало ли каких-либо новых сведений о Фреде Вильерсе.

"Вы имеете в виду - с того света? - помолчав, любезно спросили в трубке. - Нет, пока не поступало... Будьте здоровы".

Между тем новые рассказы В. Ф. выходили один за другим. Вскоре их стали печатать многие журналы. Потом появилась книга, за ней - другая, третья... У моего покойного приятеля объявился не только талантливый, но и весьма трудолюбивый тезка. Во всем, кроме имени, он был полной противоположностью моего Фреда: тот в свое время не отличался ни талантом, ни трудолюбием, ни иными добродетелями. Однако сомнения точили меня. А что, если?.. В конце концов удалось узнать адрес автора рассказов.

Жил он в городе Кумбакале на Соломоновых островах. Немалого труда стоило связаться с Кумбакале по телефону. Когда я наконец дозвонился туда, приятный женский голос сообщил, что мистер Вильерс два дня назад отправился в кругосветное путешествие. Ближайший пункт, где он задержится некоторое время, - Мерида в Мексике. Пришлось послать письмо в Мериду. Потом я писал в Асунсьон, Сан-Паулу, на остров Святой Елены, в Дакар, Касабланку, Таормину на Сицилии, в Каир, Дамаск, Стамбул, Ялту, снова в Каир и так далее без конца.

Некоторые мои письма возвратились с пометкой "Адресат выбыл", однако другие не вернулись, следовательно, кое-что он мог получить. Тем не менее он не отвечал. Я перешел на телеграммы и отправил их в разные города и страны на весьма приличную сумму... Только врожденное упрямство (моя прабабка родилась в Ирландии) заставляло меня продолжать этот странный поиск...

И вот, когда все возможности, казалось, были исчерпаны и оставалось либо самому отправиться в погоню за неуловимым Вильерсом, либо признать себя побежденным, я получил телеграмму. Она была из Кайруана в Тунисе, всего четыре слова: "Отвяжись тчк приеду зпт все объясню тчк". И подпись: "Фред".

Итак, смутное предчувствие меня не обманывало. Это был он. Я вооружился терпением и стал ждать...

Фред позвонил месяца через полтора. Он уже находился в нашем городе и назначил мне встречу в ночном клубе.

Мы встретились в полночь. Фред выглядел великолепно. За минувшие семь лет он нисколько не постарел, наоборот, помолодел и посвежел. Он дружески обнял меня, я же от волнения не мог вымолвить и слова. Даже заикаться начал.

- Ну т-так как же, Ф-фред? - было первым моим вопросом. Он развел руками:

- Вот пишу... Как будто получается. Приобрел некоторую известность...

- "Некоторую" - слишком скромно, дружище! Но я не об этом... Как тебе удалось тогда?..

- Труден первый шаг. А потом пошло... Он явно не хотел понимать.

- Я не о фантастике, дорогой. Как ты выкарабкался из этой истории с самолетом... Ну, семь лет назад... Он отвел глаза:

- Ах, это... Забавная вышла история... Довольно редкая. В общем, так получилось... Пошли в бар.

Я начал догадываться... Мы выпили виски с содовой, и я, наклонившись к самому его лицу, тихо спросил:

- Значит, катастрофа, некролог тоже фантастика? Так сказать, сенсация ради рекламы? Он покачал головой:

- Не совсем. Понимаешь, одно с другим связано...

- Не понимаю. Что с чем?

- Катастрофа с фантастикой.

- Значит, катастрофа все-таки была?

- Конечно.

- И кто-нибудь еще спасся, кроме тебя?

- Никто...

- А как же ты?

- Что я?

- Как тебе удалось тогда выкарабкаться?

- Кто сказал, что мне удалось?

Я почувствовал легкое головокружение и попросил налить себе чистого виски. Фред, насмешливо поглядывая на меня, стал насвистывать арию Маркиза из "Корневильских колоколов".

- Давай поговорим серьезно, - предложил я, отодвигая пустую рюмку.

- А я вовсе не шучу, - пожал плечами Фред.

- Уж не хочешь ли ты сказать, что побывал там, - я указал пальцем себе под ноги, - и возвратился...

- Не хочу, - возразил Фред. - Потому что я побывал там. - Он указал пальцем на потолок.

- Где это? - не понял я. - В космосе?

- Можешь называть так, хотя это особый "космос". Я снова почувствовал головокружение и поспешил снять его новой порцией виски. На этот раз Фред последовал моему примеру. Некоторое время

мы пили молча.

Наконец я не выдержал:

- Ты мог бы быть со мной пооткровеннее, Фред. Когда-то мы были друзьями... Ведь я считал тебя погибшим...

- Все правильно, - вставил Фред.

- Объясни же, в конце концов, что произошло, - продолжал я, не обращая внимания на его дурацкую реплику. - Даю слово сохранить все в тайне, добавил я на всякий случай.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке