Зов далеких планет

Тема

Годвин Том

Том Годвин

"...дружелюбная улыбка скрывает

стиснутые зубы и грозный рык. С одной

стороны, недооценка в реакциях внеземных

созданий может оказаться фатальной, с

другой - причинять им вред можно только

в целях необходимой обороны. Но

доверяться им нельзя ни при каких

обстоятельствах".

- Из руководства для экипажей

исследовательских кораблей.

Он сидел в центральном посту корабля и прислушивался. Собственно, слушать было нечего, но тишина стояла беспокойная, зловещая, словно перед грозой. Обычно в динамиках бились самые различные звуки, доносившиеся из ближнего селения. Всего шесть часов назад он сидел у корабля с Фрууном, одним из местных, пытаясь суммировать свои познания в здешнем языке.

При ярком освещении центрального поста экран казался черным, хотя снаружи был полдень. Плотная атмосфера скрывала тусклое красное солнце, и для человеческого глаза местный день был глубокими сумерками.

Он включил мощное забортное освещение, и экран озарился, показывая пустые проплешины между рощами пурпурных деревьев. Он автоматически отметил, что цвет деревьев слегка изменился с того времени, как он прилетел сюда.

Селение скрывалось за деревьями, но на опушке различалось какое-то движение. Большего он разобрать не смог. Совсем недавно там проходила оживленная дорога.

Местные в чем-то превосходили человека, и это, судя по горькому опыту контактов, не сулило ничего хорошего. Их язык казался легким, но он так и не смог ему научиться, и это тоже тревожило.

Вдруг он почувствовал, что за спиной кто-то есть. Он положил руку на бластер - последнее время он не расставался с оружием - и резко обернулся.

Никого не было. Пусто. В центральном посту просто негде прятаться, к тому же и дверь задраена наглухо, а кнопка замка - под рукой. И рядом с кораблем - тоже никого.

Неприятное чувство понемногу проходило. Такое за последние шесть дней бывало сотни раз. И во сне он чувствовал, будто кто-то стоит рядом и нашептывает прямо в мозг. Образы сна были безликими, бесформенными, совершенно неземными. Даже в постели он не выпускал из руки бластер.

Но на корабле никого не было - он облазил все помещения, ощупал все дважды и ничего не нашел. Может быть, это штучка аборигенов, но тогда... Если у местных были телепатические способности, зачем же Фрууну было биться лбом о стену, пытаясь освоить обоюдно непостижимые формы общения?

Было и второе объяснение, но ему не хотелось верить. Что, если он идет по стопам Уилла Гаррета, который после смерти брата-близнеца сошел с ума и направил свой корабль в недра ближайшей звезды?

Он глянул на соседнее кресло, кресло Джонни, которое теперь навсегда опустело, и вернулся мыслями в горькое прошлое. Как ошибался Совет Изыскателей, полагая, что близнецы - лучший экипаж для пожизненного полета! Ведь близнецы так тесно связаны друг с другом, что вслед за одним умирает и второй.

Тысячу световых лет они прошли рядом. Открыв эту планету, он назвал ее "Мир Джонни". Конечно, он никогда не позволил бы Джонни идти в горы одному, но тот так хотел сфотографировать тигроподобного зверя, которого они прозвали пещерной кошкой. Несмотря на свою пугающую внешность, звери казались безобидными и даже пугливыми.

- Я возьму для них мешок еды; может, она им понравится, - сказал тогда Джонни. - Попытаюсь сделать пару приличных снимков.

А через десять минут он услышал вдалеке пальбу из бластера и побежал к горам, заранее зная, что не успеет. Сначала он нашел трупы двух пещерных кошек, а потом, у подножия крутой скалы - тело Джонни со свернутой шеей. Рядом валялся разодранный мешок, вокруг - куски пищи.

На следующий день он похоронил Джонни. Холодный ветер плакал вместе с ним, когда он складывал заиндевелые камни - памятник, который увидят только дикие звери.

Высокий чистый звон прервал воспоминания. Над гиперпространственным коммуникатором зажглось оранжевое сияние - это вызывал Совет.

Он нажал кнопку и сказал:

- Пол Джеймсон, исследовательский корабль номер один.

- Ты давно не докладывал, - донесся знакомый голос Брендера. - У тебя все в порядке?

- Так себе, - ответил Пол. - Я собирался доложить завтра.

- Выкладывай самое важное.

- Аборигены, если не считать короткого бурого меха, по всем признакам - гуманоиды. Но есть несколько важных отличий: тело у них холодное, как, впрочем, и климат, и они видят в диапазоне от видимого красного до инфракрасного. Они берегут глаза от яркого света, жары, горячей воды. Например, мои бортовые огни слепят их.

- Какой у них уровень развития?

- Довольно высокий, но по всем статьям отличный от нашего. К примеру, энергию для машин они получают химическим путем, но при этом не выделяются ни пары, ни тепло, ни продукты сгорания.

- Это то самое, что мы искали - мир с иными путями развития. Ты должен узнать как можно больше. Как у тебя с местным языком?

- На нуле, - и он рассказал Брендеру, какая тишина стоит вокруг. Даже если Фруун явится снова, я не смогу, узнать, правду он говорит или лжет. Я заучил несколько слов, но у каждого столько значений, что разобраться невозможно.

- Понятно, - ответил Брендер. - Переменные несвязанные значения, неуловимые нюансы, отсутствие разделения между словами, что хуже всего... Да, братьев Зингеров с восьмого корабля больше нет. Мы вызывали, но они не отвечают.

- Зингеры погибли?! - воскликнул Пол. - Боже мой! Ведь только месяц назад убили братьев Рамон...

- ...и при точно таких же обстоятельствах, - сказал Брен-дер. - Они никак не могли вдолбить аборигенам, что пришли с миром. Неясные подозрения местных перешли в отчетливую враждебность. Под конец Зингеры сообщили, что обе стороны подозревают друг друга, обе хорошо вооружены, и что им приходится все время быть настороже. Они не расставались с оружием, но местным удалось-таки как-то обмануть их последний рапорт пришел четыре месяца назад.

Брендер помолчал и добавил:

- Это уже девятый корабль из пятнадцати.

Пол не ответил - обоим и так было ясно, что это похоже на конец Программы.

Всего три года назад пятнадцать великолепно оборудованных кораблей стартовали во имя галактической экспансии Земли. Это был ответ человечества на зов далеких планет, поиск собратьев по разуму. Конечный пункт Программы гласил: "Накапливать информацию и устанавливать контакты со всеми разумными жителями Галактики". Величайшее достижение землян, трехступенчатый гиперпространственный двигатель, позволял достичь любой звездной системы.

И вот девять кораблей пропали, девятнадцать человек из тридцати погибли.

- ...этот чертов языковой барьер, - сказал Брендер, кончая разговор. - Из-за него мы теряем корабли и ничего не можем поделать. Это - главная помеха...

Пол походил взад-вперед по рубке, представляя, как он поднимет корабль с проклятой планеты, похожей на могилу, и умчится в звездные дали. Без Джонни... Скорее бы!

Словно призрак коснулся его сознания - беспокойная, мучительная тоска. Он знал, что сзади никого нет, но все равно обернулся. Он был один, но чувствовал, будто кто-то внимательно оглядывает его. И тут. он испугался всерьез...

Что еще выдаст мозг на первой стадии безумия?

Через десять минут явились аборигены.

На экране появилась машина с химическим приводом, в ней сидели четверо местных. Пятый лежал на полу, по-видимому, раненый.

Машина остановилась перед воздушным шлюзом, и Пол узнал лежавшего. Это был Фруун, тот самый, с кем он занимался языком.

Местные ждали. У них что-то случилось - об этом говорили суровые лица и оружие на поясах.

Фруун что-то бормотал в беспамятстве. Бурая шерсть его вылезла. Судя по всему, он умирал. Пол вышел из корабля.

Старший из местных спросил высоким голосом, указывая на Фрууна: Ко риигар фиин нодран?!

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке