Пути и стены

Тема

Егоров Алексей

Глава 1.

Старая, разбитая повозка остановилась на развилке дорог. Это был крытый четырехколесный фургон, из всех удобств в котором только козьи шкуры. На шкурах предполагалось сидеть, но ни один пассажир не использовал их для этих целей. Слишком много блох. Люди предпочитали сидеть на голых досках, расположив между собой тюки с личными вещами.

Фургон следовал в город Мерзу, а остановился на перекрестке по просьбе человека. Этот господин собирался сойти здесь и продолжить путь пешком.

Из фургона выпрыгнул на гравийную дорогу человек средних лет. Смуглый, невысокий. Отличительной особенностью этого человека была большая челюсть и крупные зубы, как у осла. В остальном он выглядел как любой представитель народа гирцийцев: черные, курчавые волосы коротко стрижены, лицо гладко-выбрито, одежда дешевая, но опрятная. Одет просто, на поясе мешок с монетами, а так же разновесами. Гири указывали на род занятий человека.

Махнув рукой, человек отправился сквозь поле. Так быстрее, делать большой крюк просто лень. Путник собирался добраться до усадьбы, где проживал его старый приятель. Ну, как приятель... скорее деловой партнер. Но их двоих связывало многое: приключения, риск, золото и бедность, а главное - преступления. Ведь их ремесло порицаемо среди свободных граждан, но эти же свободные граждане с радостью обращаются за помощью к пиратам и контрабандистам.

В нынешнее мирное время сложно найти дешевых рабов, а пираты всегда готовы удовлетворить спрос.

Это позорное ремесло. Зато доходное.

Кроме собственно пиратства они занимались контрабандой и вполне честной торговлей. Но вот ирония - даже торговля считается низким занятием. Ведь ты ничего не производишь, а всего лишь перевозишь товары. Не важно, что ты рискуешь жизнью, отправляясь в море; никого не волнует, что ты можешь лишиться свободы, повстречавшись с "коллегами по ремеслу". Ведь любой торговец может стать пиратом, море размывает границы. Во всех смыслах.

И вот один из пиратов стал уважаемым землевладельцем, а другой так и остался авантюристом. Просто не повезло.

Обиду человек не держал на своего приятеля. Судьба прихотлива, все может поменяться. И сегодняшний уважаемый землевладелец может завтра оказаться в рабских колодках.

Потому этот человек, владеющий сотнями душ, слыл честным и справедливым хозяином. Рабы его любили, уважали. Именно по этой причине к нему шел бывший соратник по морскому ремеслу. Ему требовался раб. Умелый, сильный и тот, что не сбежит, оказавшись в чужой стране.

На рынке такого человека не купишь. Верность не купить за деньги.

Поле, на котором оказался путник, было оставлено под паром. Идти по вспаханной земле было тяжело. На соседнем поле трава вымахала в человеческий рост. Ближе к зиме ее срежут, свяжут в снопы и унесут в сараи.

Человек помнил, что за этим полем есть грунтовка, идущая к холму. А за холмом, в прекрасной долине расположена усадьба его старого приятеля.

Путник бывал в этом месте несколько раз. Чаще приезжать не имело смысла. Из всех развлечений там были рабыни с большими бедрами да рыбалка. Ловить рыбу приятели ходили на озеро, расположенное между холмов. Небольшой ручеек питал это озеро, которое почти пересыхало в летние знойные дни. Ручей стекал с гор, вода в нем всегда чистая и холодная. Одно удовольствие окунуться.

Эти развлечения быстро наскучивают. Дней десять отдыха хватает.

Дорога была там же, где и должна была. Ею пользовались многие поколения и будут пользовать еще долго. Если разрушительные земные силы не уничтожат этот холм, усадьбу и города в окрестностях. Дымящие горы расположены далеко на востоке, их серные выбросы не достигают этих земель. Земные колебания распространяются дальше, задевают множество городов.

Каменные строения разрушаются, земля оседает, вода выходит из берегов.

Путник остановился, присел на корточки. Он рассматривал гальку, которой была покрыта дорога. Заметны были следы... не землетрясения, конечно. Следы телег, копыт - дорогой пользовались, так же интенсивно, как и год назад. Хороший знак, говорящий о том, что поместье процветает. Так что старый приятель наверняка не откажет в услуге.

Денег на раба нет. Его можно только одолжить. А предприятие обещает быть опасным, раб или погибнет, или сбежит. На таких условиях только старый друг может ссудировать собственность.

Путник поднялся, вздохнул. В иное бы время он не стал просить об услуге. Не чувствовать себя зависимым от других. Предпочитает делать все самостоятельно. Вот только времена другие. Пиратством много не заработаешь, торговля всегда была рискованным ремеслом, а контрабанда - что-то последнее время не задается.

В цене остается только живой товар. Вот его-то как раз нет.

Конечно, это его проблемы, никого они не интересуют. Потому предстоящую работу придется выполнять, вкладывая свои средства. Используя свою лодку, парочку беспринципных людей, ну и раба для личных нужд.

Найдется ли подходящий человек в усадьбе бывшего коллеги - неизвестно. Путник рассчитывал, что не зря проделал столь долгий путь.

Вскоре зима закончится, ветра переменятся, и удастся выйти в море. Не хотелось бы бросать выгодное дело, занимаясь развозом глиняных кувшинов с кислым вином. Это стабильный доход, но полученные деньги не покроют всех расходов. Ведь необходим ремонт лодки, оплата ее простоя в гавани, покупка пеньки, смолы и припасов...

Хорошие заработки остались в прошлом, как и гражданские войны. Мирное время хорошо для крестьян и богатеев, а не для таких людей, что занимаются морским промыслом.

Если так пойдет дальше, придется наниматься навклером на чей-нибудь корабль. Позорное занятие, подходящее для рабов, а не свободных граждан.

Кому-то удалось заработать на спокойную старость, такие люди сейчас проживают в собственных усадьбах, называются землевладельцами. Хотя эти усадьбы раньше принадлежали совсем другим людям. Гражданские войны обезглавили множество семей, их собственность была продана людям, богатых звонкой монетой. Полководцам, что боролись за власть, нужны были деньги. Иного способа добыть их не было.

Какая ирония. Зато теперь эти бывшие пираты, "мясники" и контрабандисты, в общем, весь грязный люд стал вполне респектабельным слоем общества. И опорой полководца, что завоевал власть.

Путник вздохнул, отбросил гладкие камни. Сколько раз он укорял себя за то, что вложил деньги в рискованный проект, а не купил маленькое поместье. Пусть на каменистой почве, пусть на северном склоне холма. Пусть! Зато владел бы сейчас землей.

Виноват был только он и никто другой.

Так что на приятеля он зла не держал, хотя с удовольствием пользовался его чувством вины. Всегда этот человек умел извлекать выгоду из окружающих.

Галечная дорога вела вдоль подошвы холма к поместью. На склоне холма расположилось стадо, где-то на вершине наверняка находится пастух. Один из рабов, принадлежащих коллеге. Пастухи - рабы особенные. Они умеют постоять за себя, сильны, выносливы и верны. Такие не бросят господина, не убегут в горы, будут выполнять свою работу в любую погоду. Такой-то человек и требуется.

Много ли пастухов у приятеля, согласится ли он расстаться с одним? Эти вопросы терзали путника все время.

До поместья оставалось еще несколько миль, можно полюбоваться окрестностями. Луга, холмы, поля и деревья принадлежали коллеге. Огромная территория, богатая собственность. Словно по трактату о сельском хозяйстве. На северной стороне, за усадьбой располагался ручей. По нему на лодках сплавляли товары, когда ручей был судоходным, конечно. Прямо до озера, на южной стороне которого был город - рынок, где покупались товары, произведенные в поместье.

Южная сторона занята полями, лугами и фруктовым садом. Два холма были разрезаны на террасы, где разбиты виноградники. Остальные же возвышенности использовались для выпаса скота и наблюдениями за окрестностями.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке