Автобус на Эверест

Тема

---------------------------------------------

Быть богатым человеком в России до революции было престижно, при советской власти — нескромно, в наше время — нерадостно. Богатый человек не может позволить себе совершать простые человеческие поступки, как-то: кататься с горки в рождество в городском парке с девушкой, пить пиво в двенадцать часов ночи в метро с друзьями и попадать в КПЗ из-за отсутствие штампа в паспорте. Богатый человек скован по рукам и ногам моралью высшего света, деньгами и своей службой безопасности.

Анатолий Ефимович Уголь был очень богатым и, вследствие этого, весьма и весьма закомплексованным человеком. У него было все. Перечислять это все довольно утомительно, достаточно сказать, что при Борисе Николаевиче господин Уголь на посту вице-премьера занимался приватизацией.

Пятнадцать лет Анатолий Ефимович вкалывал как каторжный. Он продавал и покупал, получал и раздавал, бил, давил, крушил и мочил конкурентов в местах общего пользования. И все ради кого? Конечно же, ради ее, Маши. Точнее Марии Львовны, своей любимой женушки, уже третий десяток лет стоящей на страже супружеской верности.

— Черт бы ее побрал, — Анатолий Ефимович поморщился и, подобрав поля бобровой шубы, сел на заднее сиденье автомобиля. — Саша, гони в Белый Дом.

Начальник службы безопасности Александр Глотов кивнул и нажал на газ. После очередного покушения ему и только ему Уголь доверял управление своим бронированным «Линкольном».Два джипа сопровождения, разгребая январский снег, словно приклеенные тащились сзади по пустынному коттеджному поселку.

— Что за жизнь. Ни вздохнуть, ни... — Анатолий Ефимович удержался от грубого слова, так как всю жизнь и сам не ругался и терпеть не мог, когда кто-то рядом с ним мог позволить себе матюгаться. — Без охраны скоро уже и нужду не справишь. Бросить бы все и уехать в какую-нибудь Ивановку!

— Анатолий Ефимович, — Глотов чуть повернул голову, — Вы только скажите. Баня, девочки — все чин-чинарем. Полная релаксация — гарантирую.

— Ты что, Саша. Сейчас в каждой бане по несколько видеокамер спрятано. Только и ждут, сволочи, чтобы я прокололся. — Уголь поежился. Мария Львовна незримо присутствовала рядом и сковывала все его естественные мужские желания.

— Нет, если хотите, я такой вариант найду, что ни одна собака не узнает. Только нельзя никого посвящать и охрану с собой тащить. Так сказать, инкогнито.

Уголь задумался. Мысль об измене Маше его пугала. С, другой стороны, все, абсолютно все люди его круга обзавелись новыми женщинами в разном статусе. Что ж, рано или поздно это должно случится.

— Ну и что у тебя за вариант?

— Дом в деревне в ста километрах от Москвы. Десять лет назад купил его и никому, абсолютно никому, даже своей Люське не рассказывал про него. Так сказать на всякий случай. Все удобства, дом на окраине, только по-тихому надо. Если желаете — устрою по высшему уровню. А Марии Львовне, скажем, что в Давос улетели на форум, или куда подальше.

— Лучше, в Чили, на саммит. Только, Саша, мне одному как-то в твоей деревне делать нечего.

— Понял, только скажите — кто, и я все устрою. Впрочем, я и сам догадываюсь.

— Вот стервец, — Анатолию Ефимовичу очень нравилась Ирочка из его секретариата. Эти съедобные губки и стервозные с поволокой глазки... — Когда?

— В любое время. Поживете у меня пару дней, в баньке попаритесь, все как рукой снимет. А я на другом конце деревни устроюсь у товарища, рыбки половлю. Страсть как люблю зимнюю рыбалку. И вам мешать не буду, и под рукой все время.

На подготовку всей операции ушла неделя. В Чили улетел человек, как две капли воды похожий на Анатолия Ефимовича. Встречу его в аэропорту показали по программе «Время».

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке