Экзамен на невероятность

Тема

Трусов Сергей

Сергей Петрович Трусов

Сказка для взрослых детей

В книге - фантастические рассказы. Через необычные, причудливые и фантастические приключения героев автор дает глубокий анализ реальным жизненным явлениям, ставит различные проблемы взаимоотношений между людьми, увлекает юного читателя в мир познания и романтики, заставляет его задуматься над вопросами настоящей жизни.

Ближе к вечеру в городе появились черти. Вынырнув из облаков и не успев затормозить, они с размаху шлепнулись на проезжую часть проспекта. К счастью, обошлось без дорожных происшествий - черти были невидимы и неосязаемы. Машины проскакивали сквозь них беспрепятственно, и это являлось удобным обстоятельством для обеих сторон.

Потирая ушибленные места, черти быстро провели перекличку. Главный удовлетворенно захлопнул журнал - все были на месте. Пятеро бесенят дружно вертели мордочками и поглядывали по сторонам. Кончики их хвостов возбужденно подрагивали, а копытца выстукивали мелкую нетерпеливую дробь. Глядя на подрастающее поколение, главный самодовольно щурился. Он по опыту знал, что сейчас просто необходимо дать им минут тридцать на "разграбление" города - иначе не успокоятся и сорвут экзамен.

- Можно! - Он картинно взмахнул рукой и сразу охнул от резкой боли в пояснице.

Древнее искусство частичной материализации было основательно забыто, и теперь, при каждом сеансе возникновения, главный обязательно что-нибудь себе повреждал.

- Так когда-нибудь и убьюсь насмерть, - раздраженно ворчал он, переходя улицу в неположенном месте.

Усевшись на ограждение, черт тяжело вздохнул и затосковал. Затосковал о прошлом, о тех далеких и милых его сердцу временах, когда люди верили во всякие небылицы. Ведь он и его ровесники появились-то благодаря суевериям. Представит себе кто-нибудь этакого молодца с хвостом, да так ярко, зримо, что глядишь - молодец и ожил. И пошел себе гулять по белу свету материализовался, значит. Вот так и начинали. Освобождались от оков человеческой фантазии и пускались в самостоятельный путь. Трудно было, конечно, да спасибо людям - наделили чертей сверхъестественной силой. И летать могли, и сквозь стены проходить, и в будущее одним глазком заглядывать - да мало ли чего могли! - народ в те времена был доверчивый, с воображением. Правда, и тогда без накладок не обходилось - ад, грешники, котлы там всякие... Бр-р-р! Ерунда несусветная! Никогда черти не брались за такое перевоспитание заблудших. Озорничали, конечно, но понемногу и в свое удовольствие. А кто чересчур зарывался, тех наказывали. Чертовщина чертовщиной, а создателей своих обижать не разрешалось.

"А теперь? - Черт неодобрительно покосился на прохожих. - Никто не верит. Силы черпать неоткуда. Вырождаемся".

Люди действительно не обращали на него никакого внимания, хотя он и находился совсем рядом. При желании мог бы легко ухватить кого-нибудь за нос, но не делал этого, ибо знал, что тот все равно ничего не почувствует. Не почувствует, потому что не верит. Грустно.

Главный взглянул на резвившихся чертенят, и глаза его потеплели. "Может, хоть эти доживут до лучших времен? Зря, что ли, учим?"

Пятеро воспитанников школы прикладного бесовства веселились вовсю. Вскакивали на крыши автомобилей, с визгом уносились прочь, а затем возвращались обратно, используя встречный транспорт.

Двое самых отчаянных плутов оставили машины и, выбежав на тротуар, смешались с толпой прохожих. Главный, приподнявшись, следил, чтобы они там чего-нибудь не натворили. Пока все было в рамках дозволенного. Чертенята пристраивались за каким-нибудь торопыгой и нога в ногу бежали следом, хватали его за пиджак, дергали за уши или щекотали под мышками. Время от времени кто-нибудь из прохожих резко останавливался, ошалело крутил головой и, недоуменно пожав плечами, мчался дальше. Это были те немногие, в которых еще теплилась вера в сверхъестественное.

"Пора кончать самодеятельность", - решил главный.

- Шабаш! Все ко мне!

Шалуны мигом выстроились в одну шеренгу. Хвосты, в соответствии с уставом, легли на асфальт ровным рядом. Дисциплина в бесовской школе всегда была предметом гордости преподавателей.

- Итак, - главный поправил на плече ремешок планшетки и почесал заросшую кудряшками грудь. - Сегодня у нас экзамен по теории невероятных вероятностей.

Произнеся замысловатое название, он поморщился и про себя добавил: "Раньше это называлось просто колдовством. Коротко и доступно. Это сейчас все учеными стали - не подведешь математическую базу, так ничего и не получится. Не успеваем перестраиваться..."

- Значит, так. Первым у нас будет... Вельзевул, - он остановил свой выбор на рыжем проказнике, в глазах которого прыгали дьявольские огоньки.

Воспитанники никогда не знали заранее, чем будут заниматься на экзамене. Похоже, что и сам преподаватель не очень-то об этом задумывался, а полагался на интуицию. Вот и сейчас они шли по улице и вглядывались в лица людей, выбирая объект, на котором Вельзевулу предстояло продемонстрировать бесовские приемы.

Возле телефонной будки топтался молодой человек, приставая к прохожим с просьбой разменять мелочь. Одни отрицательно качали головой, другие замедляли ход, похлопывали себя по карманам, демонстрируя, что двушки нет. Находились и такие, которые останавливались, выясняли, в чем дело, подолгу, но без всякого результата, копались в своих кошельках. Молодой человек нервничал, поглядывал на часы.

- Помоги-ка ему, Вельзевул, - снисходительно приказал главный.

Чертенок осмотрелся и, подскочив к тетке с огромными кошелками, принялся мягко, но настойчиво подталкивать ее к молодому человеку. При этом он беззвучно шевелил губами и смешно надувал щеки.

- Вам двушку? - тетка опустила авоськи, достала кошелек. - Возьмите.

Молодой человек вскочил в кабину и закрыл дверь. Черти проследовали за ним. Все вместе они прекрасно разместились в тесном пространстве и замерли, обратившись в слух.

- Алло, Надя?.. Здравствуй, это Сергей... Что ты делаешь сегодня вечером?.. Встретимся?.. Давай в семь часов возле комиссионного магазина... Ну, пока... До вечера.

Молодой человек повесил трубку и вышел.

- Вот и прекрасно, - главный довольно потер руки. - Пошли за ним.

Черти вышли и, отстав на два шага, двинулись за Сергеем. Главный походил сейчас на охотничьего пса, который напал на след. Ноги полусогнуты, шерсть торчком, в глазах хищный блеск.

- Так, поясняю задачу. Он и она договорились встретиться. Место и время оговорены заранее. Ты должен им помешать, используя методы вариационной комбинаторики случайностей. Понятно? Допустим, так... главный зажмурился и пошевелил пальцами. - Объект пойдет на свидание, а попадет в милицию. Как свидетель.

- Свидетель чего? - с опаской спросил Вельзевул.

- Свидетель... свидетель... транспортного происшествия!

Главный указал на стоящее у тротуара такси.

- Вот эта машина должна будет сбить... Кого же сбить? - Он завертел головой, но тут же хлопнул себя по рогатому лбу. - Ту самую женщину, что дала объекту две копейки!

- Да-а-а... - уныло протянул чертенок, начиная подозревать, что его специально "валят".

"Это, наверное, за то, что я ему хвост вокруг стула обвязал, загрустил он, вспомнив недавнюю проделку. - Эх, узнать бы, кто выдал!"

Остальные экзаменуемые молчали и прятали глаза, радуясь, что их пока не трогают.

- Женщина должна отделаться легким испугом. Здесь я тебя подстрахую. Ты, главное, обеспечь пространственно-временное совпадение траекторий, а безопасность я беру на себя. Я ей заблокирую эмоциональный центр, чтоб и испугаться не успела. Ну, все ясно?

Главный с четырьмя чертятами остановились, а Вельзевул понуро поплелся за Сергеем, который вошел в подъезд многоэтажного дома.

Дома у Сергея никого не было. Врубив на полную громкость магнитофон, он завалился на диван и принялся исступленно дрыгать ногами.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке