Оккупационные силы

Тема

Херберт Фрэнк

Фрэнк Херберт

Пер. - Д.Савельев, Я.Савельев.

Пробуждение было долгим. Откуда-то раздавался стук, и генерал Генри А.Ллевеллин резко открыл глаза. Чья-то фигура в дверях спальни. Только сейчас генерал услышал голос.

- Сэр... сэр... сэр...

Это был ординарец.

- Все в порядке, Уоткинс. Я проснулся.

Стук прекратился.

Генерал опустил ноги с кровати, глянул на подсвеченный циферблат будильника: двадцать пять минут третьего. Что за черт? Он накинул халат высокий багроволицый мужчина. Председатель Объединенного Комитета Начальника Штабов.

Когда генерал открыл дверь, Уоткинс отдал честь.

- Сэр, президент созывает совещание по безопасности...

Ординарец затараторил, слова лились сплошным потоком.

- Там чужой космический корабль, величиной с целое озеро Эри, кружит над Землей и, похоже, собирается атаковать...

Генерал целую секунду переваривал его слова. Потом презрительно фыркнул. "Какая-то фигня из бульварных журнальчиков!" - подумал он при этом.

- Сэр, - сказал Уоткинс, - там внизу штабная машина, чтобы доставить вас в Белый Дом.

- Приготовь мне чашку кофе, пока я оденусь, - ответил генерал.

На совещании были представители пяти иностранных держав, офицеры связи всех департаментов, девять сенаторов, четырнадцать депутатов, главы секретных служб, ФБР и всех армейских разведок. Все они собрались в конференц-зале бомбоубежища Белого Дома, обшитом панелями помещении, где на стенах были нарисованы рамы, имитирующие окна. Генерал Ллевеллин сел за дубовый стол напротив президента. Тот ударил молотком по столу, и гул голосов в зале затих. Поднялся секретарь президента, чтобы зачитать первое сообщение.

Астроном из Чикагского университета заметил корабль около восьми вечера. Тот летел по направлению к Земле из Пояса Ориона. Астроном поставил в известность другие обсерватории, и только потом кто-то догадался сообщить об этом правительственным службам.

Корабль мчался с невероятной скоростью, а потом резко свернул на околоземную орбиту, облетая планету за полтора часа. Сейчас его можно было наблюдать невооруженным глазом, как вторую Луну. По прикидкам его длина была девятнадцать миль, ширина - двенадцать, форма - яйцевидная.

Спектроскопический анализ показал, что тяга корабля осуществляется потоком водородных ионов со следами углерода, возможно, преломленным. Чужак поглощал радарные излучения, игнорируя все попытки связи.

Мнение большинства: вражеский корабль, имеющий задание завоевать Землю.

Мнение меньшинства: случайный посетитель из космоса.

Через пару часов пребывания на орбите корабль выпустил разведывательный модуль длиной в пятьсот футов, который спланировал на Бостон и похитил человека по имени Уильям Р.Джонс из группы ночных рабочих, ожидавших автобуса.

Кое-кто из меньшинства переметнулся в противоположный лагерь. Правда, сам президент еще продолжал налагать вето на всяческие инсинуации, будто чужаки собираются напасть. Его поддерживали зарубежные представители, которые периодически связывались со своими правительствами.

- Вы только поглядите на размеры этой штуковины, - сказал президент. Муравей с соответствующего размера вошебойкой мог бы атаковать слона с такими же надеждами на успех, что и мы.

- Всегда остается вероятность, что они проявят благоразумие, - сказал госсекретарь. - У нас нет никаких доказательств, что они расчленили этого Джонса из Бостона, как пытаются некоторые внушить мне.

- Да уже сам их размер исключает мирные намерения, - заявил генерал Ллевеллин. - Там, в этой штуке, находится оккупационная армия. Нам следовало бы пальнуть в них все имеющиеся у нас ракеты с ядерными боеголовками и...

Президент жестом велел генералу замолчать.

Ллевеллин сел на свое место. Его глотка все еще была переполнена аргументами, рука болела от ударов от столу.

В восемь утра от корабля отделился катер длиной в тысячу футов и пролетел над побережьем штата Нью-Джерси. Потом он направился курсом на Вашингтон. В 8:18 катер связался с вашингтонским аэропортом и на великолепном английском попросил разрешения на посадку. Несколько обалдевший авиадиспетчер вел переговоры с катером, пока армейские подразделения очищали все пространство аэропорта.

Для встречи завоевателей был избран генерал Ллевеллин и группа высокопоставленных лиц. На поле они прибыли в 8:55. Разведывательный модуль, голубой, как яйцо малиновки, опустился на посадочную полосу, и та треснула под ним. В корпусе стали открываться небольшие люки. Оттуда выдвинулись длинные стержни. Минут через десять подобной деятельности открылся центральный люк, и вниз, к земле, спустился трап. И вновь ничего.

Армейские подразделения направили в сторону чужаков каждый имеющийся у них оружейный ствол. Над головой с визгом проносились реактивные самолеты. Высоко-высоко над ними кружил одинокий бомбардировщик, несший в своем трюме бомбу. Все ожидали генеральского сигнала.

В сумраке прохода что-то шевельнулось. На трап вышли четыре человекообразные фигуры. На них были полосатые брюки, визитки, на ногах блестящие черные туфли, на головах - шляпы. Все на них были с иголочки. Трое из них были с дипломатами, четвертый держал в руках свиток. Все они спустились по трапу.

Генерал с помощниками сделали несколько шагов навстречу.

"Больше всего они похожи на бюрократов", - подумал Ллевеллин.

Тот, что был со свитком, темноволосый, с узким лицом, заговорил первым:

- Я, Лу Могасайвидианту, имею честь быть послом Кролии. - Его английский был безупречен. Посол протянул свиток. - Мои верительные грамоты.

Генерал Ллевеллин принял свиток и сказал:

- Я генерал Генри А.Ллевеллин, - тут он замялся, - представитель Земли.

Кролианец склонил голову.

- Могу ли я представить своих спутников? - Он повернулся. - Айк Турготокикалаппа, Мин Синобаятагурки и Уияльм Р.Джонс, в прошлом из Бостона, Земля.

Генерал узнал человека, чья фотография была во всех утренних газетах. "Наш первый квислинг солнечной системы", - подумал он.

- Хотелось бы объясниться по поводу задержки нашей высадки, - произнес кролианский посол. - Так уж получилось, что между первичной и последующей фазами нашей колониальной программы пролетело довольно-таки много времени...

"Какая еще колониальная программа?" - подумал генерал. Он уже был готов дать сигнал, чтобы закончить всю эту сцену огнем, но у посла было еще что сказать.

- Так что задержка в нашей высадке была вызвана рядом обстоятельств, начал кролианец. - Однако за такой долгий период наши данные устарели. Нужно было время для сопоставления образцов; надо было переговорить с мистером Джонсом, чтобы модернизировать имеющиеся у нас сведения. - Он вновь склонился в куртуазном поклоне.

Вот теперь уже генерал Ллевеллин ничего не понимал: "Сопоставление... данные". Он сделал глубокий вдох. Осознавая весь груз истории, взваленный ему на плечи, он сказал:

- Мистер посол, у меня к вам всего один вопрос: вы прибыли как друзья или как завоеватели?

От удивления кролианец выпучил глаза. Он повернулся к землянину, стоявшему у него за спиной.

- Я так и думал, мистер Джонс. - Его губы вытянулись в тонкую линию. Ох уж этот Колониальный департамент! Штаты не укомплектованы! Эта неспособность!.. Все запутано...

Генерал нахмурился.

- Не понял...

- Ну, естественно, - согласился посол. - Но если наш Колониальный департамент проморгал... - Он махнул рукой. - Вы только посмотрите на своих людей, генерал.

Однако тот сперва взглянул на существ, окружавших посла. Несомненно, люди! Потом, подчиняясь жесту кролианца, он повернулся к солдатам, окружавшим его группу, поглядел на испуганные, встревоженные лица гражданских в окнах аэропорта. Генерал пожал плечами и снова повернулся к послу.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке